На берегу Охотского моря, в заливе Бабушкина (около 150 км от Магадана), расположились уникальные памятники древнекорякской культуры. Если обычно коряки сжигали своих умерших, то здесь их захоранивали в отвесных скалах. Недалеко найдены остатки стоянок и поселений. О том, что там удалось обнаружить и какие загадки еще предстоит разгадать, рассказывают сибирские и дальневосточные ученые.

 Вид на мыс Братьев

 Вид на мыс Братьев

 

Тайна, покрытая камнями

Представьте себе пустынное побережье Охотского моря. Деревья здесь не растут, а есть лишь тундра, мох, камни и спускающиеся к морю крутые каменные утесы. В расщелинах этих скал спрятаны человеческие кости и черепа. Это древнекорякские захоронения.

Современные коряки живут на побережье Охотского моря Магаданской области, а также на Чукотке и на Камчатке. На протяжении веков этот народ сжигал своих умерших, поэтому корякский могильник обнаружить практически невозможно. Тем удивительнее кажутся погребения, найденные на мысе Братьев, — больше нигде в мире таких нет. У носителей токаревской культуры, которые предшествовали древним корякам, тоже не было могильников в скалах — вероятно, своих умерших они хоронили в раковинных кучах.

Погребения в скалах на мысе Братьев были обнаружены еще в середине прошлого века. В 1950-е годы изучением памятников занимались сотрудники Магаданского краеведческого музея. Однако результаты их исследований опубликованы лишь частично, а материал, представленный в музее, сохранился не полностью. В результате работ 1976 года в коллективном погребении в каменной нише на мысе Братьев удалось найти 13 черепов и более 100 различных костей человека. Сейчас они хранятся в Магадане, в Северо-Восточном комплексном научно-исследовательском институте им. Н.А. Шило Дальневосточного отделения РАН.

Сотрудникам СВКНИИ ДВО РАН и Института археологии и этнографии СО РАН (Новосибирск) совместно с коллегами из ООО «Геокорд» (Москва), Института биологических проблем Севера ДВО РАН (Магадан) и Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН (Санкт-Петербург) удалось расширить исследования этих погребений. 

Работы проводились в рамках проекта РФФИ «Древние приморские культуры Северного Приохотья и Камчатки в контексте освоения человеком Северной Пацифики» под руководством заведующего сектором археологии и истории СВКНИИ ДВО РАН кандидата исторических наук Александра Ивановича Лебединцева. В 2020—2021 гг. ученые обнаружили новые могильники и стоянки и с помощью естественно-научных методов изучили собранный предшественниками материал.

«Когда мы сюда приехали, нашли целую серию новых могильников. Они расположены попарно, иногда поодиночке. Их все объединяет специфическая манера захоронения. Одну-две глыбы огораживали камнями, между ними укладывался умерший, а сверху — деревянные обработанные жерди из лиственницы. Всё это засыпалось мелкими валунами и обломками породы. Со временем жерди продавливались, и умершие оказывались засыпаны камнями», — рассказывает младший научный сотрудник ИАЭТ СО РАН Александр Юрьевич Федорченко.

Когда ученые приступили к исследованиям, перед ними встало много загадок. Надо было уточнить возраст этих погребений, выяснить, совпадает ли он с возрастом расположенных рядом древнекорякских стоянок. Установить этническую принадлежность владельцев найденных черепов, узнать, как они погибли, насильственная это была смерть или естественная. Также исследователей волновало, на протяжении какого времени мертвых хоронили таким образом.

Органика из мерзлоты

«В 2021 году мы обследовали юго-западную часть залива Бабушкина: мыс Братьев, мыс и южное побережье бухты Астрономической. Нашли около девяти новых погребений, а также выяснили, что территория, которую занимают могильники, может быть гораздо больше, — отмечает руководитель группы археологов компании «Геокорд» Александр Анатольевич Прут. — Похоже, юго-западное побережье залива Бабушкина представляло собой очень плотно заселенный район. Не исключено, что здесь удастся найти и следы более ранних объектов, возможно неолитических».

Могильник Астрономический

Могильник Астрономический

 

Дома древних коряков представляли собой землянки, состоящие из ямы, деревянного (или из китовой кости) каркаса и покрытия дерном.

На мысе бухты Астрономической ученые обнаружили древнекорякскую стоянку, а именно — остатки нескольких углубленных жилищ. На этом памятнике в шурфе они нашли культурный слой с мерзлотой, содержащий большое количество сохранившейся органики в виде остатков травы, деревянных изделий, китового уса. 

«На небольшой площади этого шурфа, примерно в один квадратный метр, мы нашли более десятка деревянных изделий, а также сохранившиеся фрагменты китового уса. В дальнейшем мы надеемся получить здесь множество других артефактов из органических материалов (например, плетеные изделия из травы и изделия из кожи), которые помогут лучше понять материальную культуру древних коряков. На сегодня она изучена преимущественно только по гарпунному комплексу, каменным, костяным артефактам и керамике», — рассказывает Александр Прут.

На памятнике мыс бухты Астрономической-1 ученым удалось получить также большое количество археологического материала: керамику, каменные, костяные изделия. На всех исследуемых объектах собирали материал для радиоуглеродного анализа. Впоследствии это позволит сравнить возраст находок, полученных в культурном слое, с возрастом костей и черепов из могильников. 

Экспедиция этого года носила и спасательный характер. Помимо рутинной работы ученые собрали материал из разрушенных погребений. Ему грозила опасность, так как море в тех местах активно подмывает берег. 

«В работе полевого отряда нам очень сильно помогли сотрудники гидрометеостанции на мысе Братьев Колымского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, которые оказали большое содействие в размещении экспедиции», — отмечает Александр Прут.

Загадка стеклянной бусины

В одном из погребений на мысе Братьев ученые обнаружили стеклянную бусину. Эта находка представляет особый интерес. «В одно время в советской историографии предполагалось, что наличие в археологических памятниках крайнего северо-востока Азии стеклянных украшений — результат позднего влияния русских. Однако более углубленные археологические исследования показывают, что стекло шло из других источников. Скорее всего, с Востока», — объясняет А. Федорченко.

Артефакты из стекла и бронзы из могильника на мысе Братьев

Артефакты из стекла и бронзы из могильника на мысе Братьев

 

Так, в 2021 году вышла статья, где описывались схожие бусины, найденные на Аляске. Ученые выяснили, что эти бусины были сделаны в Венеции, а на Аляску попали, скорее всего, путем культурного обмена в результате большого континентального маршрута, который проходил через Среднюю Азию, Ближний Восток и Китай. По предварительным расчетам, стеклянная бусина, найденная недалеко от Магадана, может быть старше бусины с Аляски как минимум на 100 лет. 

«Эта бусина оказалась на стоянке еще до прихода русских на Охотское побережье. Она могла попасть туда с юга, с территории Приамурья. Рядом с Приамурьем находятся Китай и Приморье. Я думаю, что оттуда такие вещи могли проникать на северо-восток и распространяться дальше, на Камчатку и Чукотку», — говорит Александр Лебединцев.

Найденную в погребении бусину планируется исследовать с помощью рентгенофлуоресцентного анализа. Он должен показать состав редкоземельных элементов в стекле. На основании этого ученые смогут определить место ее происхождения.

Палеогенетика и радиоуглеродный анализ

Ведутся также палеогенетические и радиоуглеродные исследования. Черепа, найденные на мысе Братьев в 1970-х годах, проанализировали в Копенгагенском университете. Палеогенетический анализ показал, что они действительно принадлежат предкам древних коряков, которые жили на этой территории в течение многих веков. Сейчас эти останки продолжают исследовать в Чикагском университете.

Анализ этой серии черепов провели старшие научные сотрудники Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН кандидаты исторических наук Вячеслав Григорьевич Моисеев и Алиса Владимировна Зубова. Их исследования позволили говорить о связях древнекорякской и охотской культур и возможном участии древнего населения Северного Приохотья и Камчатки в формировании населения Хоккайдо эпохи эпи-дзёмон. Предполагаемый возраст новых находок — около 1000—1100 радиоуглеродных лет, то есть они относятся к X—XII вв. Однако, по словам ученых, и хронология, и культурная атрибуция памятников в заливе Бабушкина нуждаются в уточнении. 

«На Охотском побережье проживали морские зверобои. Формирование приморских культур Охотоморья — довольно сложный процесс, что связано с многокомпонентностью и многолинейностью процессов развития в этом регионе. Активное заселение прибрежных участков наблюдается в период позднего неолита. На основе этих неолитических культур формируются приморские. Расцвет приморских культур приходится на период палеометалла, а их дальнейшее развитие и более широкое распространение происходили в раннем железном веке. Приморские культуры Охотоморья связаны с тихоокеанской культурной общностью. По всей видимости, уже токаревцы имели какое-то отношение к палеоэскимосам. Дальнейшая история древних коряков тоже довольно сложна. На протяжении многих сотен лет они имели связи и с Севером, и с Югом — и с эскимосским населением, с племенами Приамурья и Камчатки», — говорит Александр Лебединцев.

В результате новых исследований планируется определить древние гаплогруппы. Анализ гаплотипов митохондриальной ДНК и Y-хромосомы позволит определить происхождение генетических линий, уточнить контакты и взаимоотношения древнего населения региона.

«Благодаря работам 2020—2021 годов можно будет впервые провести палеогенетический и радиоуглеродный анализ новых антропологических материалов с привязкой к археологическим находкам. Мы будем иметь датировки и по дереву, и по углю, а также даты по антропологическим образцам с разных участков работ: и с могильников, и, возможно, в будущем, с поселений, — говорит старший научный сотрудник СВКНИИ ДВО РАН кандидат исторических наук Павел Сергеевич Гребенюк. — Всё это должно дать новые данные о популяционных связях древнего населения Северного Приохотья, в том числе о контактах древних коряков, следы которых заметны как в каменной, костяной индустрии, так и в технологиях гончарного производства. По одной из существующих теорий, на формирование охотской культуры могли оказать влияние эско-алеутские элементы, возможно, посредством населения Северного Приохотья и Камчатки». 

Каменные и костяные орудия из поселения на мысе бухты Астрономическая

Каменные и костяные орудия из поселения на мысе бухты Астрономическая

 

Планы на будущее

Следующие задачи — продолжать исследовать найденные и искать новые памятники древнекорякской культуры. На многие из них не удалось попасть в 2021 году. «Дело в том, что там очень сложная ландшафтная ситуация. Большая часть археологических объектов находится в скалах, куда невозможно добраться просто так, без страховки. И хотя сам исследуемый участок сравнительно небольшой (его протяженность около километра), он представляет собой обрывы высотой до 200 метров», — рассказывает Александр Прут.

Свои ограничения вносит и погода. Так, один из памятников расположен на отступающей в море небольшой скальной гряде с обрывами 40—50 метров. Из-за дождей и ветра ученым не удалось до него добраться, они смогли лишь запустить туда квадрокоптер. Съемка показала, что там есть захоронение, а возможно, и культурный слой. «На мысе Братьев и в бухте Астрономической перед нами открылась впечатляющая картина. Здесь очень большое количество археологических объектов. На побережье Охотского моря это единственное место, где обнаружены подобного типа погребения. Уже сейчас ясно, что они имеют непосредственную связь с древнекорякскими поселениями не только по топографии, но и по археологическому материалу и по генетике, — отмечает Александр Прут. — Интересно найти ответ на вопрос, почему этот район уникален? Почему подобных древнекорякских погребений не найдено в других местах?»

Искать их предстоит в ходе следующих экспедиций. Чтобы они состоялись, ученые подали заявку на конкурс грантов Российского научного фонда. «Нужно исследовать большую площадь поселений. Особенно ту, где сохранился культурный слой с мерзлотой и обилием органики. Продолжать изучать сами могильники, обнаруживать новые объекты. И, конечно же, интересно было бы расширить географию археологических разведок и посмотреть, есть ли на сопредельных участках побережья памятники подобного типа», — говорит Александр Прут. Одна из целей исследований — поставить все обнаруженные объекты на учет в органы охраны культурного наследия.

 

Диана Хомякова

Фото предоставлены исследователями

Источник информации и фото: Управление по пропаганде и популяризации научных достижений СО РАН