114  лет назад родился выдающийся учёный и писатель-фантаст.

«Молодой человек – настоящий тип начинающего учёного», – писал в рекомендательном письме об Иване Ефремове академик В.Л. Комаров (в будущем – первый президент АН СССР). Тогда, в1 920-е гг., в жизни «сына полка» автороты 6-ой армии РККА И. Ефремова многое поменялось. В 1923 г. он стал штурманом каботажного плавания, год спустя поступил в Ленинградский университет на биологическое отделение физико-математического факультета. С 1925 г. благодаря содействию любимого наставника, П.П. Сушкина, И. Ефремов – научно-технический сотрудник Академии наук.

И. Ефремов - студент Ленинградского университета, 1926 г.

И. Ефремов - студент Ленинградского университета, 1926 г.

Источник: i-efremov.ru

Наука и приключения влекли его с детства. Рано выучившись читать, уже в шесть лет Иван «путешествовал» с героями Жюля Верна. Далее последовали Конрад, Мелвилл, Конан Дойл, Лондон, Ланкастер, Депере… Но юность не была посвящена только книгам. В годы Гражданской войны он оказался вместе с братом и сестрой в Херсоне – незадолго до этого они переехали сюда с матерью к дальней родственнице. Мать скоро повторно вышла замуж и уехала, родственница умерла от тифа. Оставшиеся один на один со всеми тяготами войны дети чудом не погибли. Иван, которому в ту пору было не больше 13 лет, примкнул к автороте, и дошёл с ней до Перекопа. После расформирования роты и демобилизации в 1921 г. он отправился в Петроград – отец увёз туда брата и сестру.

В Петрограде Иван много учился, читал – и так же много работал. В 1923 г., находясь под впечатлением от статьи академика П.П. Сушкина о пермской фауне, юноша написал автору – и даже не догадывался, насколько важным будет их знакомство. Учёный ответил: «Приходите … в Геологический музей. Мы побеседуем, а кстати, вы кое-что увидите...». Они встретились, и Пётр Петрович был поражён интересом юноши к палеонтологии. В музее тогда не было свободных вакансий, но при первой возможности Сушкин предложил Ефремову должность препаратора – так к 1925 г. И. Ефремов стал научно-техническим сотрудником Академии наук, к которой относился Геологический музей.

Начался период экспедиций: их на счету Ивана больше 30. Он был в Поволжье, на Урале, в малоисследованных областях Якутии, Сибири, Дальнего Востока – пожалуй, если перечислять все «экспедиционные» топонимы, связанные с именем Ивана Ефремова, то это займёт несколько страниц.  С подачи Сушкина в 1927-28 гг. Ефремов отправился в экспедицию к  реке Шарженге. Её результаты были на редкость плодотворны: более 100 найденных костей лабиринтодонтов и мелких рептилий. Первого открытого у Шарженги лабиринтодонта Иван Антонович назвал в честь наставника – Bentosuchus suchkini.

И. Ефремов и Б. Пискарёв во время Тургайской экспедиции, 1926 г.

И. Ефремов и Б. Пискарёв во время Тургайской экспедиции, 1926 г.

Источник: ast.ru

Научная карьера развивалась стремительно. К 1935 г. Иван Антонович освоил профессию горного инженера, в 1937 возглавил отдел низших позвоночных в Палеонтологическом институте. Тогда он уже был кандидатом биологических наук – при этом степень он получил без официальной защиты.

И.А. Ефремов в Палеонтологическом музее

И. Ефремов в Палеонтологическом музее

 

Он исследовал, наблюдал, изучал. И постоянно ездил, ездил, ездил… Современники отмечали его удивительную наблюдательность и внимательность к природе. Сам он «острое восприятие природы» считал важнейшей стороной воспитания и говорил: «Притупление внимания к природе равносильно остановке развития человека, так как разучаясь наблюдать, человек теряет способность обобщать». Под руководством Ивана Ефремова участники экспедиций искали нефть, уголь, железо и медь, подходящие участки для строительства БАМа.

В послевоенные годы учёный возглавил три экспедиции в Монголию. Он предположил, что можно провести раскопки не по запланированному маршруту (в более изученной Средней и Восточной Гоби, где можно было ожидать «верный успех средней руки»), а в неизведанной области Южной Гоби. Идея была перспективной и рискованной, однако полностью себя оправдала: уже во время первой «разведывательной» экспедиции было собрано 70 т. материалов, обнаружено несколько крупных местонахождений динозавров. Находки «монгольских» экспедиций стали основой золотого фонда Палеонтологического музея Академии наук.

Многолетний исследовательский опыт и «планетарность мышления» позволили обобщить накопленные знания. Так появилась тафономия – наука  о закономерности процессов захоронения.

Монгольская экспедиция

Монгольская экспедиция

Источник: i-efremov.ru

Монгольская экспедиция

Монгольская экспедиция

Источник: i-efremov.ru

Несмотря на выдающиеся научные достижения, многие знают Ивана Ефремова в первую очередь как писателя-фантаста, автора романов «Туманность Андромеды», «Час Быка», «На краю Ойкумены», «Лезвие бритвы», «Таис Афинская». «Приключения мысли» – так Иван Антонович описывал своё творческое кредо. В годы плодотворной научной деятельности он часто записывал идеи и гипотезы в блокнотах и, шутя, называл их «премудрыми тетрадями». Во время тяжёлой болезни (1942-1943 гг.) Иван Ефремов начал дополнять записи «литературными идеями, … не просто “голыми мыслями”, а рядом деталей, фактов, сведений, группировавшихся вокруг какого-то стержня». Заметки обретали художественную форму, идеи разворачивались в сюжеты – так появились замечательные научно-фантастические произведения, полюбившиеся нескольким поколениям читателей. 

В романе «Лезвие бритвы» есть такие строки: «Счастье не ищут, как золото или выигрыш. Его создают сами те, у кого хватает сил, знания и любви».

У Ивана Антоновича, несомненно, хватало.

 

Источники фото: regnum.ruif24.ru