В ближайшие дни наша страна отметит один из своих важнейших праздников ─ День защитника Отечества. В преддверии этого события «Научная Россия» побывала в Центральном музее вооруженных сил РФ, где проходит выставка «Нюрнберг. Начало мира», посвященная Нюрнбергскому процессу. Уникальная экспозиция создана МИА «Россия сегодня» и Министерством обороны РФ в рамках международного трансмедийного проекта «Нюрнберг. Начало мира». О том, как проходил знаменитый суд над нацистами, и о проекте «Нюрнберг. Начало мира» рассказывает журналист, руководитель и автор проекта Наталия Борисовна Осипова.

─ Когда я смотрела материалы Нюрнбергского процесса, меня поразила показная самоуверенность и отстраненность обвиняемых, отсутствие каких-либо признаков раскаяния и сомнений. А что вас удивило больше всего, когда вы работали с материалами Нюрнбергского процесса?

─ Нюрнбергский суд ─ это очень драматичный и драматургичный процесс, где воочию можно было увидеть столкновение добра и зла. То, что знаем о нацизме, сегодня уже абсолютно хрестоматийная истина: мы все знаем, сколько людей было убито, что происходило в концлагерях, мы слышали об этих газовых камерах и чудовищных сожжениях людей заживо в печах,  об утрамбовывании людей в расстрельных рвах… Все эти технологические подробности нацизма, каждая из которых ─ состав преступления. Но в 1945 году, когда только начался Нюрнбергский процесс, всех этих омерзительных подробностей мир еще не знал. Все это было лишь на уровне слухов, и твердой уверенности не было…

─ Говорили ведь даже, что СССР в своих интересах преувеличивает масштабы нацистских злодеяний.

Нюрнбергский процесс ─ первое в истории человечества заседание по преступлениям против мира и человечности. Судебный процесс над правящей верхушкой Третьего рейха начался 20 ноября 1945 года в Международном военном трибунале в Нюрнберге (Германия). Нюрнбергский процесс продлился чуть менее года.

─ Абсолютно верно. Более того, одним из тезисов Геринга был тезис о том, что, дескать, советские власти сами расстреляли своих людей в ходе репрессий, а теперь приписывают это нам, немцам. То есть мир на тот момент действительно был в состоянии неведения относительно реальных масштабов преступлений нацизма. Так вот, именно Нюрнбергский процесс открыл миру чудовищные преступления нацизма, и все узнали, что он представлял собой на самом деле. И здесь очень важна была работа журналистов. Репортеры, присутствующие в зале суда ─ напомню, что из 300 с лишним мест журналистам было отдано порядка 250, ─ в числе которых были знаменитые писатели, самые яркие журналисты, карикатуристы своего времени, создали эту антирепутацию нацизму, рассказали всему миру о чудовищных преступлениях.

В зале суда в Нюрнберге происходило формирование новой политической и правозащитной реальности. В центр мира встал человек: его боль, его жизнь и интересы. Впервые говорилось о том, что нельзя преступать нормы человечности, какие бы цели, геополитические, экономические и другие, не стояли на кону. Само понятие «преступление против человечности» впервые было сформировано именно в ходе Нюрнбергского процесса.

─ Как и неологизм под названием «геноцид».

─ Да, мы подробно в рамках проекта изучили этот вопрос. В ходе подготовки и проведения процесса столкнулись две юридические концепции, которые мы часто воспринимаем как одну, но чисто с точки зрения права они разные ─ «преступления против человечности» и «геноцид». Встал вопрос, что же именно инкриминировать нацистам. Решили, что в обвинениях будет фигурировать формулировка «преступления против человечности», однако обвинитель от США Роберт Джексон вносит в документы и термин «геноцид». Юридическое определение понятия «геноцид» будет закреплено сразу после процесса ─ резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 13 декабря 1946 года. Это важнейшая вещь.

Еще одна важная вещь, поразившая меня, ─ это результаты работы психологов и психиатров, которые работали с заключенными. На протяжении всего процесса психологи вели наблюдение за нацистскими преступниками, интервьюировали их, что отражено в их воспоминаниях, отчетах. С нацистами работали психиатры Дуглас Келли и Леон Голденсон, а также Густав Гилберт, психолог. Одной из задач таких интервью было понять, а здоровы ли с психической точки зрения эти преступники? И как они сами относятся к содеянному? Мы подробно изучили этот вопрос ─ для меня он был одним из самых важных, и профессионально, и человечески.

И что показали эти исследования?

Многочисленные исследования психологов и психиатров показали чудовищную картину: нацистские преступники абсолютно нормальны, у них высокий IQ, это талантливые, яркие, умные, образованные люди, которые все свои достоинства обратили на служение злу. Представление о том, что нацисты ─ это какие-то глупые злодеи, примитивные существа, не соответствует действительности, к сожалению.

Отто Олендорф (группенфюрер СС) и Хайнц Йост (бригадефюрер СС) на скамье подсудимых во время девятого Нюрнбергского трибунала. Источник фото: Telford Taylor Papers, Arthur W. Diamond Law Library, Columbia University Law School, New York, N.Y. WikiMedia / Общественное достояние.

Отто Олендорф (группенфюрер СС) и Хайнц Йост (бригадефюрер СС) на скамье подсудимых во время девятого Нюрнбергского трибунала.

Источник фото: Telford Taylor Papers, Arthur W. Diamond Law Library, Columbia University Law School, New York, N.Y. WikiMedia / Общественное достояние.

 

Именно это и потрясает больше всего, когда работаешь с материалами Нюрнбергского процесса. Эти люди не раскаялись. Даже тогда, когда были представлены убедительные доказательства, когда мир узнал о глубине этих преступлений и об этих чудовищных технологиях, лидеры Третьего рейха остались непоколебимыми. До последних минут своей жизни они присягали на верность Германии либо Гитлеру, говорили о том, что они все равно были правы. Нацисты воспринимали свои злодеяния как форму служения родине.

Это действительно страшно, ведь мы всегда живем в некой иллюзии, что зло рано или поздно будет наказано, что к злодеям рано или поздно придет раскаяние. Но есть люди, которые никогда не раскаются и будут делать зло намеренно, пребывая при этом в полном психическом здравии. Это действительно страшно, и я не думала, что наш проект приведет меня к такой печальной истине.

─ Не секрет, что адепты нацизма, начиная от простых солдат и заканчивая правящей верхушкой, регулярно употребляли наркотики и в больших количествах. Как вы считаете, могло ли это способствовать тому, что эти люди перестали различать добро и зло?

─ Тот же Геринг, например, действительно был наркоманом со стажем. Но во время Нюрнбергского процесса у него не было возможности получать наркотики, тем не менее, от своих взглядов он не отказался. Я думаю, что все свои злодеяния он совершал во вполне здравом уме и при твердой памяти. Конечно, среди нацистов были и запойные алкоголики, и заядлые наркоманы, которые, возможно, таким способом пытались решить какие-то свои психологические проблемы, минимизировать то, что можно было бы назвать голосом совести или просто потрафляли своим инстинктам, любым.

Нацизм вообще освобождает самые низовые инстинкты в человеке, он основан на этом. Верхушка рейха существовала в состоянии опьянения властью, кровью, вседозволенностью. Но, мне кажется, что никакой допинг не мог повлиять на выбор этих людей, и было бы неправильно списывать ответственность за их поступки на вещества. Да и психиатры зафиксировали их полную вменяемость и полное осознание совершаемых преступлений.

ВНИМАНИЕ! Употребление наркотиков вредит вашему здоровью и представляет угрозу для жизни.

─ Геринг говорил, что весь Нюрнбергский процесс ─ это показательный спектакль, устроенный победителями для проигравших. Но важно понимать, что Нюрнбергский процесс – это не суд Линча ─ расправа без суда и следствия ─ а настоящий судебный процесс с привлечением улик, с показаниями свидетелей, с привлечением адвокатов для защиты обвиняемых и так далее. Чего стоят одни только документальные съемки из концлагерей, которые тоже использовались в качестве доказательств преступлений нацистов!

─ И не только фильмы, от которых в зале суда людям становилось плохо, поражают своими жуткими сценами. Часть других улик была принесена в зал и вызвала не меньший шквал негодования.  Золотые коронки умерщвленных людей, их волосы, которые использовались для набивки матрасов, куски человеческой кожи с татуировками ─ все это было продемонстрировано тем, кто находился в зале суда. Одним из страшнейших доказательств стала отрубленная голова человека из лагеря Бухенвальд, которая утратила свой первоначальный размер и форму – ее превратили в пресс-папье, которое использовал начальник лагеря Карл Кох. Эту улику продемонстрировал в зале №600 (Дворец правосудия в Нюрнберге) представитель американского обвинения Томас Додд.

Для нас это жуткие, невообразимые вещи, а для концлагеря ─ повседневность. Зал был шокирован. Сами обвиняемые отворачивались и не хотели на это смотреть. Впрочем, не все ─ кто-то сохранял невозмутимость и в этот момент.

Обвинители и судьи Нюрнбергского процесса, длившегося почти 11 месяцев, были представлены четырьмя государствами: СССР, США, Великобритания, Франция.

Документальные фильмы, о которых вы говорите, действительно тоже были важной частью доказательной базы.  29 ноября 1945 года американское обвинение показало суду фильм, смонтированный из кинохроники, снятой в концлагерях. Советская сторона тоже решила активно использовать визуальные доказательства ─ и срочно создала фильм силами лучших советских кинематографистов. Работа шла под руководством знаменитого советского оператора и режиссера Романа Кармена, в основу картины легли документальные кадры, снятые советскими операторами в освобождаемых городах, концлагерях. Это самые первые кадры после освобождения ─ то, что видела армия, сразу после ухода оккупантов. 19 февраля аудитория зала № 600 увидела этот фильм ─ «Кинодокументы о зверствах немецко-фашистских захватчиков». До сих пор мы видели только фрагменты, целиком он никогда не был показан с тех пор.

Это страшные кадры ─ горы умерщвленных военнопленных, узников концлагерей, расстрелянные люди, телами которых устланы дворы тюрем, умирающие от дистрофии дети и взрослые, обезображенные лица детей, на лбу которых вырезаны звезды, гильотины, тазы с отрубленными человеческими головами, печи, мешки с волосами, которые собирались использовать для матрасов, горы коронок, рыдающие над телами близких женщины и старики. Там же ─ самые первые кадры вскрываемых рвов Бабьего Яра. Страшнее фильма я не видела.

Ближайший соратник Гитлера Герман Геринг и рейхсминистр Рудольф Гесс на Нюрнбергском процессе. Источник фото: AP

Ближайший соратник Гитлера Герман Геринг и рейхсминистр Рудольф Гесс на Нюрнбергском процессе. Источник фото: AP

 

─ Можно ли назвать исполнителей этих злодеяний лишь пешками, которые выполняли волю начальства?

─ Конечно, нет. Как раз в ходе Нюрнбергского процесса была окончательно поставлена точка в этой дилемме под названием «а если я всего лишь пешка, выполняющая преступный приказ?» Суд постановил, что преступный приказ ты не имеешь права выполнять, а если все же выполняешь ─ будешь судим в соответствии с законом. Ответственность за выполнение приказа лежит не только на том, кто отдает приказ, но и непосредственно на самом исполнителе. Из Нюрнбергского процесса вытекает международное уголовное право, и решения, принятые и юридические зафиксированные в Нюрнберге, в том числе принцип личной ответственности любого солдата, очень сильно повлияли на дальнейшее развитие международного права и гуманитарного права.

По сути, вся концепция прав человека вышла из Нюрнберга, как русская литература из «Шинели» Гоголя. И создали эту концепцию советские юристы, правоведы, вместе с союзниками вставшие на защиту жертв нацизма.   

─ Наталия Борисовна, расскажите о вашем мультимедийном международном проекте «Нюрнберг. Начало мира». Как долго вы работали над ним? В чем его уникальность?

Проект мы запустили довольно быстро, буквально за три месяца предварительной работы, а портал открылся и публичная работа проекта началась в канун 75-летия процесса ─ 19 ноября 2020 года. Завершили мы работу 8 декабря 2021 года, открытием выставки с уникальными работами свидетеля Нюрнбергского процесса Николая Жукова.

Мы провели огромную работу с архивами, учеными, поработали с личными коллекциями, провели несколько собственных исследований: о журналистике на Нюрнбергском процессе, о переводчиках на процессе, даже о черном юморе, связанном с нацизмом. Наша работа ─ небольшой группы увлеченных темой журналистов ─ была поддержана огромной медийной силой МИА «Россия сегодня», без их участия проект бы никогда не состоялся.

В ходе работы мы познакомились со многими прекрасными людьми: политиками, режиссерами, общественными деятелями, экспертами, например с замечательным энтузиастом Сергеем Мирошниченко, который переводит стенограммы Нюрнбергского процесса на русский язык с английского. Его переводы очень помогли нам, потому что мы вступали в проект, не имея полного текста стенограмм Нюрнберга на русском языке. Его просто не существует на сегодняшний момент.

Выставка «Нюрнберг. Начало мира» в рисунках Николая Жукова. Советский художник Николай Жуков, находясь в зале суда, делал наброски. Знаменитая серия «Тени минувшего», или «Черная коллекция», была создана в 1971 г. незадолго до ухода из жизни самого художника, по тем самым наброскам и личным воспоминаниям. Рисунки представляют большую художественную и историческую ценность и ранее не демонстрировались. Фото: из архива «Научной России».

Выставка «Нюрнберг. Начало мира» в рисунках Николая Жукова. Советский художник Николай Жуков, находясь в зале суда, делал наброски. Знаменитая серия «Тени минувшего», или «Черная коллекция», была создана в 1971 г. незадолго до ухода из жизни самого художника, по тем самым наброскам и личным воспоминаниям. Рисунки представляют большую художественную и историческую ценность и ранее не демонстрировались. Фото: из архива «Научной России».

 

Еще одно важное открытие сделали наши коллеги из агентства Sputnik. Казахстан, которым удалось найти переводчицу Серафиму Пономареву ─ ветерана войны, принимавшую участие и в Нюрнбергском процессе. В своих интервью она рассказывала нам, как проходил процесс, как была устроена жизнь на процессе, как был устроен быт, общение, дружба. Мы специально просили коллег задать ей не только важные вопросы о ходе процесса и переводах, но и житейские: про то, как справлялись они, девушки ее поколения, с бытовыми ситуациями в разрушенном послевоенном Нюрнберге. Ведь ─ и это известный факт, об этом даже в Москву докладывали официальные лица ─ представителям советской делегации порой было нечего надеть в зал суда, выглядели на фоне иностранцев очень скромно. И у нашей переводчицы в тот момент не было даже целых туфель ─ приходилось хитрить, выкручиваться, перелицовывать.

Работая над проектом, мы с собирали такие житейские истории разных людей, участников процесса. Так, внук Романа Руденко Михаил Амирджанов поделился с нами уникальной историей о том, как собирали деда на процесс. Портной, еврей, родственники которого погибли в холокосте, сшил ему костюмы с иголочки, в рекордные сроки, и оставил в кармане брюк записку «Судите их! Покарайте их!».

Концентрационный лагерь Майданек. Лагерный колокол. Источник фото: Von Alians PL - Eigenes Werk, Gemeinfrei. WikiMedia.

Концентрационный лагерь Майданек. Лагерный колокол. Источник фото: Von Alians PL - Eigenes Werk, Gemeinfrei. WikiMedia.

 

Да, война была давно, 75 лет прошло: по большей части мертвы уже и виновники, и жертвы этой войны. Кажется, все точки расставлены и все понимают, что нацизм ─ это плохо. Но на самом деле это не так, и один из главных уроков, который мы вынесли из проекта, общаясь с самыми разными людьми, ─ то, что нацистская идеология и практики имеют свойство возвращаться. И если каждый день не говорить о том, что такое добро и зло, то эти грани могут размываться в сознании людей.

Есть немало наших соотечественников, как выяснилось, которые умудряются находить даже какие-то положительные стороны нацизма, увлекаются мистикой и оккультными исследованиями, испытывают нездоровый интерес к тайнам «Анненербе» (прим., немецкое исследовательское общество по изучению древней германской истории и наследия предков),  не доверяют совершенно официальной и научной версии истории нацизма. Это поразительно, но это факт. Как сказал подсудимый Ганс Фриче, главный рупор нацистской пропаганды, в своем последнем слове на процессе: «Если вы полагаете, что это конец, вы ошибаетесь. Мы присутствуем при рождении гитлеровской легенды». Так и вышло. Поэтому мы и считали важнейшей задачей сделать такой проект. Со временем история искажается, причем совершенно фантазийным образом, поэтому, я как автор проекта и мои коллеги считаем, что очень важно сохранять, фиксировать и передавать память обо всех злодеяниях, совершенных нацистами.

Варшава после немецкой бомбардировки. 1939 год. Фото Ж. Брайана. © Public Domain.

Варшава после немецкой бомбардировки. 1939 год. Фото Ж. Брайана. © Public Domain.

 

Конечно, приговор Нюрнбергского суда мог быть другим, жестче. К сожалению, трое нацистов были оправданы, включая Ганса Фриче, Советский Союз не согласился с этим, заявил свое особое мнение, но дела это не меняло. К сожалению, некоторые нацисты умерли в итоге в своей постели, дожив даже до преклонного возраста, как главный архитектор Гитлера и министр военной промышленности Альберт Шпеер. И тем не менее, несмотря на все минусы, процесс состоялся, процесс был легитимен, состязателен, открыт. Нацизм был осужден.

Эти люди, готовившие Нюрнбергский процесс, участвовавшие в Нюрнбергском процессе ─ европейские интеллектуалы, представители стран-союзников ─ смогли довести дело до конца, причем в очень непростых условиях, как общественных, так и политических: приговор ведь выносился уже после Фултонской речи Уинстона Черчилля, давшей старт Холодной войне и обострившей отношения между державами. И в этом умении довести до финала процесс над главными нацистами, я считаю, состоит их огромная профессиональная и личная человеческая заслуга ─ этих великих людей своего времени, представителей военного поколения. Конечно, на то была воля и правительств стран-участниц, но тем не менее, любой поступок, любой дисбаланс мог разрушить хрупкий консенсус, поэтому так важны были контакты и сотрудничество этих людей на личном уровне, их личный выбор ─ в осуждении нацизма, в понимании общих целей мира, в понимании духа эпохи. Нюрнберг был их важнейшим достижением, их вкладом в мир, которым мы пользуемся до сих пор и который мы должны ценить и беречь.