Сегодня состоялось 505 заседание Совета Федерации Федерального Собрания РФ. В рамках «Времени эксперта» перед парламентариями выступил академик РАН, генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии», директор МНИОИ имени П.А. Герцена, главный внештатный онколог Минздрава России Андрей Дмитриевич Каприн.

В получасовом докладе ученый затронул главные вопросы, касающиеся онкологической службы в России: динамику онкозаболеваний, обеспеченность медицинскими кадрами, научный потенциал и тиражирование отечественных технологий, новые методы лечения рака, влияние COVID-19 на работу онкологической службы и другие темы.

Рассказываем подробно о главных тезисах выступления. 

О том, как COVID-19 перевоспитал нас

«В чем нас перевоспитал COVID-19? Мы стали активнее пользоваться медицинскими телеконсультациями, и это, я считаю, замечательная история, показывающая, что наши коллеги в самых отдаленных точках страны не были брошены».

<...>

«Во время пандемии  COVID-19 не закрылось ни одно онкологическое учреждение, мы не бросили ни одного онкологического пациента. Мы благодарны за это и руководству страны, и министру. Это очень правильное решение, что во время пандемии онкологические учреждения смогли продолжить свою работу. <...> Можно с уверенностью сказать, что Европа провалилась в плане оказания онкологической помощи во время пандемии COVID-19. Там в крупных университетских клиниках были открыты онкологические отделения, чтобы можно было оперативно получить помощь специалиста или воспользоваться той аппаратурой, которая уже есть в университетской клинике. Но когда началась пандемия, все эти отделения были закрыты и перепрофилированы, в итоге было потеряно 58% мощности онкологической помощи, это очень много. Мы пошли по другому пути, и у нас служба была создана таким образом, что это были диспансеры, которые находились на местах».

Из презентации А.Д. Каприна.

Из презентации А.Д. Каприна.

Количество онкологов растет

«Растет количество онкологов, и это здорово, потому что я, например, застал еще то время, когда никто не хотел идти в онкологию, а сейчас благодаря тому вниманию, которое уделяется онкологии, мы получаем все больше специалистов. В прошлом году у нас на 116 бюджетных мест пришло 358 ребят, юношей и девушек, и это больше, чем конкурс в ГИТИСе, например. И мы получили ребят с двумя языками. Более того, когда у нас кончились бюджетные места, мы брали самых толковых ребят и оплачивали их обучение сами, заключая договор о том, что человек после обучения остается работать у нас».

Тиражирование отечественных разработок

«Что вообще мы можем тиражировать? Мы можем точно тиражировать радиотерапию. Кроме того, у нас есть и другие интересные разработки — мы сейчас делаем радиоэмболизацию опухоли: опухоли печени и метастазов в кости, и метастазов в печени. Это замечательно, потому что запущенный колоректальный рак, как правило, дает метастазы в печень. Ранее такие больные сразу списывались со счетов онкологов, наблюдателей и так далее, однако новый прорывной метод лечения открывает большие перспективы для мировой онкопрактики. Мы уже получили заявки от коллег из Китая и Пакистана, которые хотели бы приехать к нам для обмена опытом».

Из презентации А.Д. Каприна.

Из презентации А.Д. Каприна.

Незаменимые радионуклеиды

«По радионуклеидам мы, к сожалению, отстаем. Хотя Россия — ядерная держава, которая, собственно, и придумала эти радионуклеиды. <...> Туризм радионуклеидов стоит достаточно дорого. В Институте мы продолжаем разрабатывать радионуклеиды, новые препараты, и вот здесь проявляется действительно огромная мощность: в том, что мы можем с вами лечить метастатических больных. При некоторых метастатических локализациях в 38% случаев можно продлить жизнь пациента на пять лет».

Динамика онкозаболеваний

«Что мы имеем сегодня по мировой статистике? Мы видим, что жизни в основном уносит рак легких. Я хочу обратиться к Совету Федерации как к большим организаторам и сказать: не надо ругать своих онкологов за заболеваемость. Многие говорят, что надо уменьшить заболеваемость, — это категорически неправильная формулировка. Заболеваемость — это демографическая история: чем старше мы становимся и чем дольше мы будем жить, 80 плюс и дальше, тем больше будет онкологических заболеваний. <...> Доказано, что такие вредные факторы, как курение, асбест, переедание, ожирение, влияют на количество раковых больных».

Фото: из архива «Научной России».