Первый российский томограф, не зависимый от импортного обеспечения, может появиться только через пять лет. Это если государство или бизнес вложатся в его производство прямо сейчас, не растягивая дело на долгие месяцы. Научный совет РАН 17 марта провел своеобразную ревизию отечественных разработок медоборудования, которые долгие годы были не востребованы в угоду закупок импорта, и теперь для внедрения им не хватает только финансирования.  

128c216af208466ffd14ddfee8032087

Если завтра западные страны, у которых мы закупаем томографы, лазеры и хирургическую робототехнику, откажутся поставлять нам запчасти и комплектующие, российские пациенты лишатся услуг по современному медицинскому обслуживанию. Это понимают все, а потому в срочном порядке вспоминают, что где у нас было разработано в прежние годы, сбрасывают пыль с технической документации приборов, чтобы внедрить их в производство. Российская академия наук определяет самые необходимые, приоритетные позиции.   

МРТ «всухую»

Магнитно-резонансный томограф для высокоточной медицинской диагностики, разработанный в Физическом институте им. Лебедева РАН, – яркий пример импортозамещения и не только. За счет того что создан по абсолютно новой технологии и отличается от зарубежных МРТ, он способен конкурировать с ними на мировом рынке.  

«Мы впервые в мире научились делать абсолютно безжидкостный МРТ, – представляет свое изделие доктор физико-математических наук, заведующий криогенным отделом ФИАНа Евгений Демихов. – В то время как все зарубежные томографы функционируют с дорогостоящим гелием, которым надо периодически остужать магниты, наш МРТ работает на так называемых сухих магнитах. За счет этого прибор получается намного дешевле импортного. А за счет оригинального российского программного обеспечения при мощности всего 1,5 тесла он дает результаты, как импортный в 3-5 тесла».

По словам разработчика, аппарат готов для промышленного внедрения, которое можно реализовать за пять лет, это если начать прямо сейчас, а не через год-другой.

А пока это внедрение готовится, можно начинать готовить специалистов, которые будут создавать аппаратуру. По словам Демихова, пока всех выпускников российских вузов, которые приходят к ним с «абсолютно абстрактными знаниями», им в ФИАНе приходится переучивать под свое конкретное производство. 

Отвечая на вопрос о комплектующих, ученый отметил, что они на 70% российского производства, но если взяться за дело серьезно, то за 2-3 года можно заполнить своими разработками и оставшиеся 30%.

«Нам срочно необходимо финансирование. Время, к сожалению, работает против нас», – резюмировал Демихов. Он также предложил ввести особый статус для подобных работ – «работа государственной важности». 

Кто разложит ДНК на части 

Чтобы поставить на поток молекулярно-генетический анализ биопроб пациентов, России в год требуется производить по 100 штук приборов-секвенаторов – устройств, с помощью которых выполняется автоматизированное определение последовательности нуклеотидов (кусочков, из которых состоит ДНК). Из-за того что производство их в нашей стране находится на очень низком уровне (мы покрываем всего 1% мирового рынка секвенаторов), в год приходится тратить на их закупку за рубежом сотни миллионов долларов. 

Понятно, что в условиях навалившихся на нас санкций в какой-то момент мы можем лишиться и этого. К счастью, несмотря на недостаточную востребованность отечественных технологий, в небольшом Институте аналитического приборостроения РАН, где работает меньше сотни человек, все-таки развивали технологию современных приборов.

«Сами судите, – говорит исполняющий обязанности директора института Анатолий Евстрапов, – в странах-лидерах по выпуску самых современных секвенаторов второго и третьего поколений (это Великобритания и США) численность сотрудников на предприятиях варьируется от 70 тысяч до 401 тысячи. Мы пока разрабатываем и поставляем в наши медицинские организации секвенаторы первого поколения, но есть разработки и второго, и третьего».

По словам ученого, у российских приборов есть традиционное преимущество – их дешевизна. Несмотря на то что фотоприемники и микропроцессоры в них до сих пор использовались европейские, по многим из них разработчики планируют в ближайшее время договориться с Китаем.

Когда начнут вкалывать роботы

Медицинские роботы – уже наступившее будущее. В российских клиниках вкалывают самые популярные американские да Винчи («da Vinci») стоимостью по 300 миллионов рублей. В России их всего 30 штук (для сравнения, в сопоставимой по количеству населения Японии — 500). С их помощью, по словам главного уролога Минздрава России, академика РАН Дмитрия Пушкаря, выполняется 70% урологических операций.

Но поскольку здравый смысл подсказывал, что зависимость от западных комплектующих и софтов в один прекрасный день может лишить нас возможности проведения высокоточных и малоинвазивных операций, в Институте конструкторско-технологической информатики РАН несколько лет назад запустили разработку своего хирургического робота-помощника.

«Чтобы быть независимыми от американцев и даже опередить их, мы создали совершенно нового робота, применив в его конструкции иную архитектуру», – поясняет его главный разработчик Сергей Шептунов. Он рассказывает, что в пику импортному да Винчи, который тестировали на виноградине, российский робот может оперировать гораздо меньшие объекты — размером с виноградную косточку.

Сейчас при помощи российского робота уже оперируют живых животных. Для того чтобы заменить импортных да Винчи, нужно совсем немного времени, при надлежащем финансировании, конечно. Зато потом, по словам разработчика, стоимость его применения для пациентов будет настолько низкой, что медики смогут уложиться в систему ОМС (для справки – в США такие стоят от 3 до 5 тысяч долларов).

Вылечить звуком

На экран выводится видео, где больной Паркинсонизмом выводит круги на листе сильно дрожащей рукой. Затем видеокартинка меняется: мы видим ту же самую руку, но она совсем не трясется. «Это больной, которому два часа назад сделали операцию на мозге при помощи нашей технологии сфокусированного ультразвука», – поясняет профессор РАН, директор Федерального центра мозга и нейротехнологий ФМБА Всеволод Белоусов.

Оказывается, акустические волны, подобно свету, можно сфокусировать через специальные линзы. Образовавшаяся энергия может локально нагревать определенные области в глубине ткани. К примеру, человеку надевается специальный шлем, фокусирующий в мозге УЗИ-волны. Без анестезии небольшая область мозга, в зависимости от диагноза, за несколько секунд подвергается нагреву и разрушается. Преимущества такой неинвазивной операции специалисты уже оценили. Теперь дело — за внедрением в лечебную практику. 

 

Автор: Наталья Веденеева