Новости науки на портале «Научная Россия»

0 комментариев 655

Хранители мезенских лошадей Русского Севера

Хранители мезенских лошадей Русского Севера
Архангельские учёные ведут многолетнюю работу по сохранению и восстановлению очень малочисленной аборигенной мезенской породы лошадей арктической и приарктической зон России

Архангельские учёные ведут многолетнюю работу по сохранению и восстановлению очень малочисленной аборигенной мезенской породы лошадей арктической и приарктической зон России. Лошадь-мезенка демонстрирует высокую степень работоспособности, выносливости и неприхотливости к суровым условиям Приполярья. В российском животноводстве сложившаяся ситуация требует разработки стратегического направления и принятия экстренных мер по восстановлению поголовья мезенки. Отечественный генофонд коневодства может потерять уникального представителя биоразнообразия, представляющего самобытную культуру коренных народов Севера, а в целом, национальный генофонд страны

 

Аборигенные породы с/х животных – живые памятники традиционной культуры, являющиеся неотъемлемой частью повседневного существования местного населения. Знание исторических корней, образа жизни, традиций, культуры народа,  бережное отношение к прошлому предков, передача их следующему поколению – закладывают основу национальных   ценностей, в число которых входит и генофонд коренных домашних животных.

Испокон веков лошадь на Руси считается олицетворением плодородия и благополучия. В интерьере крестьянской избы, в деталях кровли, в росписи утвари, как правило, присутствует фигура коня. Народное мировидение и традиционные представления говорят о важности участия этого домашнего животного в любой семье. Для той или иной местности характерны свои породы лошадей, выведенные с учетом климатически-природных особенностей, менталитета и образа жизни этноса. 

Северная порода лошадей славится многими ценными и отличительными качествами, выработанными в процессе эволюционного развития. Так, лошади аборигенной мезéнской породы, или мезéнки (по названию реки Мезень, протекающей по территории Архангельской области) – наследие Русского (Европейского) Севера и Арктики, известны красивым гармоничным телосложением, крепкой конституцией, природной выносливостью, высокой работоспособностью, а еще исключительным умением зимой передвигаться по снежной целине, буквально «плыть» в сугробах. Таких лошадей можно использовать, например, в трудных условиях при поисково-спасательных операциях.

В настоящее время проблема спасения редких и исчезающих коренных видов лошадей достигает критической отметки. Восстановление и селекция отечественного генофонда локальных с/х животных, в частности, аборигенных конских пород, может решить продовольственные задачи страны, а главное, обеспечить сохранность национальных генетических ресурсов и внутривидового разнообразия популяций диких и домашних видов. Для мезенских лошадей нужна интеграция в конский рынок, а для этого требуется поддержка на региональном и государственном уровне. В данный момент российский генофонд местного коневодства подвергается стремительному сокращению численности: не нашедшие хозяев лошади идут на убой. Реклама и ввоз зарубежных пород, равнодушное отношение к отечественным коренным популяциям животных, отсутствие субсидирования могут привести к забвению и полному исчезновению уникального природного ресурса, составляющего национальное достояние России.

Сегодня кураторы-энтузиасты и любители, болеющие за свой край и преемственность традиционных ценностей, активно занимаются популяризацией и не дают забыть о том, что лошади аборигенных пород не только друзья и помощники на подворье и в сельском быту, но и то, что они – символ русского традиционного уклада и векового опыта народа, о чем следует особенно помнить в свете нарастающей урбанизации и высоких научных технологий.

Чтобы утрата родовых корней не произошла, а национальный генофонд животных-аборигенов сохранялся и совершенствовался, силами ученых АрхНИИСХ, филиала ФГБУН ФИЦКИА УрО РАН (г. Архангельск), почти в течение 30 лет проводится селекционно-племенная работа с мезенской породой, благодаря чему удалось сберечь популяцию северного лесного типа лошади, исторически обитающего на территории Русского Севера. Архангельские специалисты ведут постоянный мониторинг за племенными и продуктивными качествами лошадей, выделяют новые линии и семейства; занимаются выращиванием племенных животных методом чистопородного разведения.

На фото Юрьева Ирина Борисовна – кандидат сельскохозяйственных наук, старший научный сотрудник лаборатории животноводства, руководитель Селекционного центра по мезенской породе лошадей Архангельского НИИ сельского хозяйства (филиал Федерального исследовательского центра комплексного изучения Арктики имени академика Н.П. Лавёрова Уральского отделения РАН)

Ирина Борисовна Юрьева – кандидат сельскохозяйственных наук, старший научный сотрудник лаборатории животноводства, руководитель Селекционного центра по мезенской породе лошадей Архангельского НИИ сельского хозяйства (филиал Федерального исследовательского центра комплексного изучения Арктики имени академика Н.П. Лавёрова Уральского отделения РАН)

Автор фото - Юлия Колосова

Ирина Борисовна Юрьева – кандидат сельскохозяйственных наук, старший научный сотрудник лаборатории животноводства, руководитель Селекционного центра по мезенской породе лошадей Архангельского НИИ сельского хозяйства (филиал Федерального исследовательского центра комплексного изучения Арктики имени академика Н.П. Лавёрова Уральского отделения РАН г. Архангельск) – рассказала об уникальном аборигенном животном,  мезéнской лошади, а также о том, какие меры по его сохранению и восстановлению проводят учёные в Архангельской области, и выразила особое небезосновательное беспокойство по поводу существующих проблем, вызванных недостаточным вниманием  со стороны государства.

«Наши отечественные аборигенные генофонды сегодня находятся вне зоны внимания. Проблема эта очень большая. За последние десятилетия работа с ними проводится очень мало или совсем не проводится. К чему это приведет? Потеря отечественного генофонда, в частности аборигенного генофонда – это потеря генов, которые уже не могут быть использованы в качестве генетического материала при создании других пород, потеря продовольственной безопасности, потеря культурной составляющей нашего народа на тех территориях, где эти народы обитают. Социальный аспект: лошадь на подворье человека – это воспитание детей, доброта, эстетическое восприятие у подрастающего поколения. Это экономическая составляющая, более актуальная для деревень. В сельской местности, когда есть одна лошадка на дворе, то она выручит больше, чем несколько коней под капотом. Без лошадей никуда. На севере есть такие деревни, где можно использовать только лошадиную силу.  Все остальное экономически невыгодно.

Есть специфические виды работ, где лучше использовать лошадей аборигенных пород. Например, поисково-спасательные отряды. Там очень пригодились бы лошади-аборигены, которые не боятся ни леса, ни пересеченной местности, ни гнуса, ни воды. Если мы все это потеряем, то этот большой экономический, социальный, культурный, продовольственный пласт тоже исчезнет, а возобновить его уже будет невозможно. Вычеркивая все это, мы подрубаем сук, на котором сидим, Ирина Юрьева выразила мнение по вопросу сохранения аборигенных видов с/х животных России, в частности, северных пород лошадей, для сохранения биоразнообразия.  Если воспользоваться импортными генофондами, то, кто работает с видами, породами сельскохозяйственных животных, тот понимает, что хороший генофонд никто не продаст. Любой селекционер оставит у себя лучших животных, а продаст то, что ему не нужно в селекционной работе. Это не говорит о плохом качестве, но и не самый верх по качеству. Это объективно, нормально, но это нужно учитывать, покупая животных. В любом случае, это животные промышленного типа, отселекционированные на производство того вида продукции, на который они создавались. Можно любую породу закровить улучшающей породой, но всему должен быть предел. Если пользоваться только промышленными породами, мы потеряем свои. Это общая проблема и для скотоводства, птицеводства, овцеводства».

Говоря о главной проблеме аборигенного коневодства, начавшейся много десятилетий назад, Ирина Юрьева уделила внимание историческому факту: «В годы становления советской власти уделялось большое внимание отрасли коневодства вообще. Это была не только тягловая сила, но и военная мощь того времени. С породами лошадей проводилась селекционная работа. Создавались селекционные питомники, племенные фермы, выводились новые породы. В советское время, 40-60 годы ХХ столетия, созданы десятки пород: тяжеловозные, спортивные, утверждались новые продуктивные, созданные на основе местных. Но во времена правления Хрущева работа с местными породами была спущена «на места», ушла в области и районы… и прекратилась. Самое страшное то, что к ним под видом улучшения стали приливать кровь заводских пород. Я видела это на нашей мезенской породе. А также приходилось в начале 90-х годов видеть таких «улучшенных» лошадей в Ненецком автономном округе. Это были тонконогие, худосочные и узкогрудые лошадки. Это «улучшение» никоим образом на пользу не пошло. И со многими аборигенными породами была такая ситуация. По факту, вероятно, тот массив, который сегодня называют той или иной породой, представляет собой помесное поголовье. И для того, чтобы найти и выделить лошадей этих пород, нужно проводить экспедиционные работы.

Такая работа очень назрела. Что для этого нужно? Поскольку, скажем откровенно, государственного интереса к аборигенным породам совсем нет, всё держится на энтузиазме. Пока нет государственной программы развития и сохранения отечественного генофонда. У каждой работы должна быть преемственность и должны быть последователи. Если энтузиазм уйдет, то это чревато: потеряем, все что есть. Почему так происходит? Эти породы экономически невыгодны. Например, аборигенные якутские коровы не имеют такой продуктивности, но зато у них есть великолепные приспособительные качества, неприхотливость.

Все отечественные аборигенные породы представляют массив той или иной территории. Наша мезенская порода разводится в Мезенском районе Архангельской области. Вообще породы свое название получали от названий рек и территорий. Например, печорская – по реке Печора, вятская – р. Вятка, тавдинская – р. Тавда, приобская – р. Обь; или по названию территорий: карельская, белорусская упряжная, эстонская лошадь, воронежская лошадь, алтайская, бурятская, башкирская, нарымская.

«Сегодня забвение и неуважение к своим национальным ценностям. Погоня за экономическими показателями. И еще я думаю, в некотором роде, мода завозить импортные породы. Но хочется надеяться, что все-таки обратят внимание на отечественные генофонды. Их не просто улучшать, их надо спасать от уничтожения, от исчезновения», – подчеркнула руководитель Селекционного центра по мезенской породе лошадей АрхНИИСХ.

Какое место в экосистеме занимает лошадь-мезенка? Чем уникален этот вид?

«Это порода нашей Архангельской области, она веками создавалась трудом крестьян Севера с целью получения животных, приспособленных к местным природно-климатическим условиям и к тем работам, на которых они использовались больше всего. Лошади должны были быть универсальными в работе. Мезенка славится тем, что исключительно работает в снежной целине. Она имеет высокий вынос конечностей. Лошадь, когда заходит в снег, то подгребает его под себя и двигается вперед. Это важно было для того, чтобы привезти, например, сено. Чтобы это сено вывезти, дорогу проминают, утаптывают. Лошадь идет в санях с грузом.  3-4 центнера сена – достаточно тяжелый груз для неторёной дороги. Также мезенку интенсивно использовали на лесозаготовках.

То есть крестьяне Севера создавали выносливую неприхотливую лошадку с универсальной работоспособностью. Местные породы лошадей формировались столетиями, но нашей мезенской породе мы условно обозначаем 400 лет. Нами были найдены самые ранние источники, которые говорят о лошади Архангельской губернии. В 1618 году английский ботаник Традескант-старший, посетивший Архангельск, написал: «…что касается их лошадей, то они хорошего сложения, хотя и мелкорослые, но крепкие… напоминают лошадей берберийских, но лучше их для использования в любой части света».

Мне приходилось видеть источники о том, что варяги перевозили в Скандинавию на больших судах и лошадей севера, и корову-холмогорку. Скорее всего, был и обратный обмен. Есть некоторое сходство северных, в частности, норвежских пород. Я сотрудничала с норвежскими практиками и учеными: мы проводили совместный проект по изучению нашей мезенки и северной норвежской породы лингхест. Они приезжали в Архангельск-Мезень знакомиться с мезенкой, а мне приходилось бывать дважды в Норвегии и смотреть их породу: как она содержится и какова их система оценки и испытаний жеребцов. И наша мезенка, и норвежская лингхест имеют сходство по типу и экстерьеру. Это тип северной лесной лошади с растянутым корпусом, широкой грудью, широкой поясницей, крепкими ногами, с хорошей оброслостью», – сообщила Ирина Юрьева.

Как заметила архангельский ученый, «казалось бы, такая универсальная порода, как русский тяжеловоз, может использоваться для получения гетерозисных помесей первого поколения. Эти помеси хорошо развиты, достаточно крупные, но в условиях Приполярья живут до 8-10 лет и по разным причинам выбывают. Главная причина выбытия – болезни ног. Прилитие крови не спасает и не должно практиковаться в аборигенных породах, если на то нет определенной цели на освежение крови или на получение другой породы. Должен быть серьезный селекционный подход и работа не с одним поколением потомков, а с десятком поколений.  Так, к примеру, создавалась новоалтайская порода путем скрещивания алтайской лошади и русского тяжеловоза для мясного табунного коневодства. Мы не преследуем такие цели».

Мезенская порода лошадей. Жеребец Кагор.  Деревня Карьеполье Мезенского района,  2020 г.

Мезенская порода лошадей. Жеребец Кагор.  Деревня Карьеполье Мезенского района,  2020 г.

фото Ивана Толстова

Северная лошадка-мезенка не боится суровых природных условий и даже приживется в Сибири, так как она приспособлена к лесной, болотистой местности, к высокой влажности. Давая характеристику этой породе лошадей, Ирина Юрьева указывает на ряд ее преимуществ:

«В Архангельске и на севере области влажность воздуха летом порой доходит до 100%. Очень много гнуса. Мезенка тоже его не любит, мы не говорим, что она его не боится. Скорее, нашла выход для себя: она уходит от гнуса на возвышенность, где обдувает ветром, или уходит в тень или вовнутрь каких-либо неиспользуемых построек. Зимой в этом году температура в Мезенском районе доходила до –50◦С, а недалеко еще и Белое море. Высокая влажность, ветер, низкая температура. Лошади зимой в этих условиях обрастают длинной густой шерстью и переживают такие морозы.

В домеханические времена лошадь использовалась на извозе. Путь этот проходил из Москвы, Санкт-Петербурга, Архангельска на Холмогоры, Мезень, далее на Пустозерск (на территории современного Ненецкого автономного округа) и шел за Камень (за Уральские горы), в Сибирь.  Эти были очень долгие переходы. Летние волоковые пути тоже существовали по рекам. Лошадка должна быть выносливая, сильная, неприхотливая и достаточно резвая. Этими всеми качествами обладает наша мезеночка. Хотя она не используется, как раньше, но качества не растеряла. Если бы понадобилось использовать ее на таких работах, она бы показала себя. И примеры этому есть. Наших лошадей брали поисково-спасательные отряды МЧС Вологодской области. В отличие от заводских пород, мезенки не боятся леса (хорошо в нем ориентируются) и лесного болота. Они могут питаться не только хорошим луговым сеном, но и в лесу тоже найдут себе пропитание. Мезенка голодной не останется, у нее великое приспособительное свойство – великолепная перевариваемость. Она может есть кору деревьев, кустарники (черничник, можжевельник), рыбу навагу».

Работа по сохранению и совершенствованию мезенской породы лошадей ведется с 1993 года, вот уже 28 лет. В то время Ирина Юрьева вместе с коллегой из Всероссийского научно-исследовательского института коневодства Ольгой Милько поехала в Мезенский район. К ним присоединился Владимир Константинович Доможиров (он тогда работал в племслужбе Мезенского района). Эксперты объехали район и посмотрели лошадей в 7 сельскохозяйственных предприятиях и у частных владельцев. Из всего массива они отобрали животных, которые представляли наиболее желательный тип мезенской лошади. В 1994 году была создана генофондно-племенная ферма в рыбколхозе «Север», где по настоящее время проводится весь комплекс селекционно-племенной работы.

По замечанию Ирины Юрьевой, «в дальнейшем привозили жеребцов и кобыл и собрали все, что можно было собрать – лучших представителей из разных деревень района. Был интересный момент: колхоз купил жеребца, родившегося в самом дальнем, «медвежьем» углу. В эту деревню можно попасть летом по воде на лодке, а зимой на снегоходе. Это 350 км от районного центра. Оттуда был переведен жеребец в деревню поближе, до которой мы могли доехать. Этот жеребец представлял старый тип мезенки. Мы рекомендовали его поставить на генофондную ферму. Хотя он был уже возрастной, от него получили нескольких кобыл, и эти кобылы тоже работают на конеферме. За годы работы лошади были отселекционированы, на генофондной ферме создался свой определенный тип. Это средние по промерам животные упряжного формата, с правильным экстерьером, соответствующие модели типа. Проводим отбор по мастям, стараемся оставлять животных темных мастей с аборигенными признаками – гнедо-саврасых, вороно-саврасых (мышастых), реже рыже-саврасых. Есть и серые, но очень типичные мезенки. Мы также стараемся не использовать в племенном разведении лошадей с большими отметинами – проточинами на голове, но звездочки во лбу допускаются. Генофондная ферма имеет статус хозяйства-оригинатора, который подтверждается каждые 5 лет. Сегодня численность мезенок там составляет порядка 100 голов».

Мезенская порода лошадей. Жеребцы Добрый и Каскадер.  Деревня Карьеполье Мезенского района, 2020 г

Мезенская порода лошадей. Жеребцы Добрый и Каскадер.  Деревня Карьеполье Мезенского района, 2020 г

фото Ивана Толстова

Сейчас генофондная ферма проводит продажу сверхремонтного молодняка, который уходит в регионы России. Ареал распространения: Архангельская, Тульская, Рязанская, Вологодская, Московская области, очень много закупают в Ленинградскую область.

В силу территориальной изолированности, чтобы лошадей-мезенок купить, нужно проделать большой путь. Мезенский район находится в болотистой местности, которую пересекают полноводные реки Мезень и Пеза. Зимой можно доехать свободно, летом через реки по понтону или на барже, а в межсезонье только самолетом. По этой причине стала активно проводиться централизованная работа по размещению информации в соцсетях: можно отобрать животных, а потом скооперироваться с другими покупателями, и тогда стоимость перевозки будет значительно меньше.

«В этом году такая огромная работа большой командой очень удачно была проведена. Жеребят, представленных к продаже, выбрали, заключили договоры, и скоро приедут коневозы. Благодаря соцсетям многие люди узнали, что можно купить таким образом. При всех сложностях всегда можно найти выход. И наши жеребятки поедут за пределы района, а потом мы будем следить, как они там будут расти. Жеребят мезенской породы ласково назвали «мезенятами».  Хотелось бы, чтобы это движение по сохранению породы продолжалось и понравившихся жеребят могли увезти и в следующие годы», – радуется результатам работы Ирина Юрьева.

Мезенская порода лошадей. Кобыла Рада с жеребенком.  Село Дорогорское Мезенского района, 2020 г.

Мезенская порода лошадей. Кобыла Рада с жеребенком.  Село Дорогорское Мезенского района, 2020 г.

фото Ивана Толстова

На волне движения в социальных сетях по сохранению мезенки был создан Фонд помощи жеребятам мезенской породы. Изначально он был призван спасти жизнь 3 конкретным жеребятам. «Обычно жеребята уходили оптовикам из нашей племенной фермы и из фермерских хозяйств.  Больно, когда элитное поголовье уходит в никуда. В этом году ситуация изменилась. Хочется, чтобы это движение не затихло одним годом», – поделилась нынешним успехом и надеждой на будущее Ирина Юрьева.

Но положение дел пока остается критичным, и местные породы лошадей уходят на убой. «МАЛОЧИСЛЕННЫЕ АБОРИГЕННЫЕ ПОРОДЫ НУЖНО СПАСАТЬ: ЛИБО ИХ ПЕРЕКРОЮТ, ЛИБО СДАДУТ НА МЯСО!», призывает Ирина Юрьева и с горечью отмечает. – На Севере крестьяне лошадей никогда не использовали на мясо. Это животное было членом семьи и использовалось для выполнения разных видов работ. Но сегодняшняя ситуация другая. Исходя из современных реалий. Как ни кощунственно это звучит, но, чтобы сохранить сегодня местные породы, выращивание и сдача сверхремонтных лошадей на мясо позволяют породе жить. Если этого не будет, то породе при сокращающейся численности выживать очень трудно (она менее конкурентоспособна, племенная продажа не так часто происходит, внешние характеристики отличаются от высокорейтинговых пород). ХОЧЕТСЯ НАДЕЯТЬСЯ, ЧТО ЭТО УЙДЕТ И ЛЮДИ БУДУТ ЦЕНИТЬ СВОИ ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ПОРОДЫ. СЧИТАЮ ЭТО СВОЕГО РОДА ПАТРИОТИЗМОМ. Когда люди будут ценить свои породы, держать их и гордиться ими; когда наши лошади будут стоять на подворьях, в конных клубах, и это будет престижно. Хочется, чтобы быстрее наступило это время. Уйти от продуктивного направления и прийти к тому, для чего эта лошадь тысячелетиями создавалась. В такой критической ситуации находится группа северных лесных лошадей. В отличие от степных аборигенных пород (тувинских, бурятских, башкирских, алтайских), которые считаются табунными, и большая численность которых позволяет выращивать их на мясо в тех регионах, где оно употребляется испокон веку».

«Порода находится в критическом статусе, и даже с учетом тех лошадей, которые находятся за пределами Мезенского района, поголовье конематок недостаточное. С каждым годом численность лошадей в районе в целом сокращается: у частников лошадей становится меньше. Отрадно отметить, что в сельскохозяйственных предприятиях она остается примерно одинаковой. Но пока мы не можем сказать, что породе ничего не угрожает», – подчеркнула Ирина Юрьева.

Тем не менее, интерес к отечественным местным породам начинает просыпаться.  Это подтвердила виртуальная выставка лошадей аборигенных пород «КРАСА АБОРИГЕНОВ», прошедшая в рамках XXII конной выставки «Иппосфера», в декабре 2020 года в онлайн-формате. Здесь было представлено 11 пород, что позволило показать лошадей из удаленных регионов России специалистам и покупателям с целью популяризации и рекламы этих пород. Руководитель Селекционного центра по мезенской породе лошадей АрхНИИСХ Ирина Юрьева выступила на этой выставке в качестве эксперта и оценила такой формат, который, по ее мнению, нужно сохранять: «Живая выставка не могла многого показать, потому как из-за Урала и Сибири лошадей не возили. Это безумно дорого. В данном случае появилась возможность посмотреть и познакомиться со многими породами, например, с забайкальскими, алтайскими, бурятскими и тувинскими».

Сотрудниками АрхНИИСХ проводится колоссальная и основательная работа по созданию Государственной племенной книги по мезенским лошадям. Планируется выпуск первого тома, в котором будет впервые собрана информация в целом о мезенской породе, как всё начиналось, откуда она создавалась, современное состояние, сведения о каждом животном (например, кличка, масть, год рождения, промеры, участие в соревнованиях, в выставках; протестировано или не протестировано животное по ДНК, 4 ряда предков с их описанием, племенное использование животного, год случки, количество приплода). Когда проверят все данные, то книга будет вывешена в электронном виде в открытом доступе.

Упряжь. 

Упряжь. 

Фото Ивана Толстова с соревнований 2020 года,  город Мезень, Архангельская область

Важную составляющую часть работы ученых по популяризации, сохранению и селекции аборигенных сельскохозяйственных пород играют мероприятия различного характера (научные конференции, народные праздники, конноспортивные соревнования), которые способствуют привитию бережного отношения, любви к уникальному местному животному северного региона России.

Мезенки участвуют в областных выставках «Животноводство Поморья» на юге области раз в два года, в выставках племенных лошадей в рамках различных соревнований.

В 2018 году в городе Мезень проходила II Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Аборигенное коневодство России: история, современность, перспективы», куда приезжали практики и ученые по коневодству. Принимали участие не только российские, но и зарубежные специалисты из Норвегии, Германии, Финляндии, Беларуси. Ранее, в 2013 году, была научно-практическая конференция по направлениям сельского хозяйства, в том числе по коневодству. Все конференции проходили в период проведения соревнований (зимой – Областные соревнования конников на лошадях мезенской породы, летом – «Мезенка-TREC»). По словам Ирины Юрьевой, «и те, и другие [соревнования – О.Ф.] преследуют цель выявления работоспособных лошадей, умеющих хорошо ориентироваться и слушаться человека. Зимние соревнования эксклюзивные. Это наша разработка, не имеющая аналогов в России и мире».

По снежной целине.

По снежной целине.

Фото Ивана Толстого с соревнований 2020 года, город Мезень, Архангельская область

Такие состязания позволяют выявить лошадей с универсальной работоспособностью. Троеборье включает следующие виды: 2 км рысью с грузом 1200 кг (испытание на силовые возможности), снежная целина на 1 км с грузом 600 кг (на выявление способности ходить в снегу) и испытание рысью на 15 км с грузом 600 кг (на выносливость). Победившая в троеборье лошадь становится Абсолютным чемпионом соревнований. Также проходят испытания троек, рысь под седлом и испытания на тяговую выносливость.

Как заверила Ирина Юрьева, «эти соревнования очень зрелищные. Особенно впечатляет снежная целина – никого не оставляет равнодушным. Когда лошадь тянет 3 тонны груза – тоже впечатляет. Еще испытывают меринов в рабочем троеборье: вместо 15 км с грузом они бегут 30 км без груза. Заиндевевшие лошади и заиндевевшие наездники. Поистине, зрелищно!».

 Следующие соревнования в Мезени планируют проводить в 2022 году в феврале.

Шаг с грузом 1200 кг.

Шаг с грузом 1200 кг.

Фото Натальи Спасской с соревнований 2020 года, город Мезень, Архангельская область

Итак, исчезновение аборигенных животных может привести к обеднению генофондов сельскохозяйственных пород и возрастанию угрозы их вымирания. Очевидно, что встает необходимость особо охранных мер и включения уникального природного ресурса в национальные государственные задачи. Реконструкция и селекция исчезающих видов помогут сохранить традиционный уклад сельской местности и аграрного хозяйствования на Русском Севере. Любовь и уважение к достижениям, к традициям, обычаям предков, селекционировавших аборигенные породы домашних животных, через преемственность и сохранение для будущего и есть культура патриотизма современников. 

 

 

 

 

Лошадь-мезенка Юрьева Ирина Борисовна – кандидат сельскохозяйственных наук старший научный сотрудник лаборатории животноводства руководитель Селекционного центра по мезенской породе лошадей Архангельского НИИ сельского хозяйства аборигенная мезенская порода лошадей аборигенные генофонды генофонд

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.