Материалы портала «Научная Россия»

0 комментариев 1040

Выраженное через метафору

Исследования уральских ученых-филологов УрГПУ  и ЮУрГУ лежат в области политической лингвистики, в частности в поле изучения метафор, функционирующих в политическом дискурсе

Исследования уральских ученых-филологов УрГПУ (г. Екатеринбург) и ЮУрГУ (г. Челябинск) лежат в области политической лингвистики, в частности в поле изучения метафор, функционирующих в политическом дискурсе. Применение ресурсов русского языка помогает развитию политической коммуникации в обществе и пониманию скрытого смысла выступлений политических лидеров, речь которых подчас направлена на эмоциональное воздействие потенциальных избирателей или продвижение политических идей.

Научный статус и широкие исследовательские перспективы сравнительно новой междисциплинарной науки – политической лингвистики – определены, как объектом исследования, объёмом, направлением интерпретаций политического дискурса, так и сферой применения результатов анализа политической коммуникации. Средствами политической лингвистики можно выразить нюансы развития политической ситуации, выявить вложенный авторами подтекст, изучить особенности политического мышления по языковым данным. Например, метафора в контексте какого-либо политического события особенно востребована, поскольку отражает политическую культуру и мышление. Существуют различные методики исследования и анализа политических метафор, а также их моделей, позволяющие понять специфику метафорического осмысления общественно-политических реалий в системе культурных традиций и исторических событий.

Отечественные специалисты развивают политическую метафорологию, активно применяемую для анализа политических текстов и публичных выступлений. Когнитивно-дискурсивный подход по отношению к русской метафорологии, предлагаемый уральскими учеными, представляет авторский способ познания, объяснения окружающего бытия и человека. То есть метафора помогает преобразовать сложившуюся в сознании лингвополитическую картину мира.

На фото Анатолий Прокопьевич Чудинов – доктор филологических наук, профессор, главный научный сотрудник (с 2016) Уральского государственного педагогического университета (г. Екатеринбург)

На фото Анатолий Прокопьевич Чудинов – доктор филологических наук, профессор, главный научный сотрудник (с 2016) Уральского государственного педагогического университета (г. Екатеринбург)

Анатолий Прокопьевич Чудинов – доктор филологических, профессор, главный научный сотрудник Уральского государственного педагогического университета (г. Екатеринбург) и Ольга Александровна Солопова – доктор филологических наук, доцент, профессор кафедры «Лингвистика и перевод» института лингвистики и международных коммуникаций Южно-Уральского государственного университета (национального исследовательского университета) (г. Челябинск) – рассказали, что изучает политическая лингвистика, какую функцию выполняет  метафора в современной политической речи, какова роль нового направления «лингвополитической прогностики» в развитии метафорических систем, а также представили монографии уральской научной школы, выпущенные в этом году.

«В последние годы наиболее перспективные научные направления чаще всего рождаются в зоне соприкосновения различных областей знания. Одним из таких направлений стала политическая лингвистика, новая для России наука, возникшая на пересечении лингвистики с политологией и учитывающая также достижения этнологии, социальной психологии, социологии, культурологии, истории. Необходимость возникновения и развития нового научного направления определяется возрастающим интересом общества к условиям и механизмам политической коммуникации. Исследования по политической лингвистике объединяет, прежде всего, изучаемый материал (политический язык, политические тексты, политический дискурс), а поэтому в данной области знаний до настоящего времени не существует единой теоретической основы, методологии и терминологии. Однако необходим некоторый понятийный и терминологический минимум, без которого невозможно хотя бы элементарное взаимопонимание между специалистами и тем более систематическое изложение основ политической лингвистики. В своих работах мы предлагаем один из возможных наборов базисных понятий и терминов.

Предмет исследования политической лингвистики – политическая коммуникация, то есть речевая деятельность, ориентированная на пропаганду тех или иных идей, эмоциональное воздействие на граждан страны и побуждение их к политическим действиям, для выработки общественного согласия, принятия и обоснования социально-политических решений в условиях множественности точек зрения в обществе», – профессор Анатолий Чудинов разъяснил, что составляет суть, предмет и функции политической лингвистики.

На фото Солопова Ольга Александровна – доктор филологических наук, доцент, профессор кафедры «Лингвистика и перевод» института лингвистики и международных коммуникаций Южно-Уральского государственного университета (национального исследовательского университета) (г. Челябинск)

На фото Ольга Александровна Солопова – доктор филологических наук, доцент, профессор кафедры «Лингвистика и перевод» института лингвистики и международных коммуникаций Южно-Уральского государственного университета (национального исследовательского университета) (г. Челябинск)

Ответ коллеги дополняет профессор Ольга Солопова: «Важная задача политической лингвистики – исследовать многообразные взаимоотношения между языком, мышлением, коммуникацией, субъектами политической деятельности и политическим состоянием общества. Политическая коммуникация оказывает влияние на распределение и использование власти благодаря тому, что она служит средством воздействия на сознание принимающих политические решения людей (избирателей, депутатов, чиновников и др.). Политическая коммуникация не только передает информацию, но и оказывает эмоциональное воздействие, преобразует существующую в сознании человека политическую картину мира.

Политическая лингвистика занимается изучением сферы политической коммуникации, рассматривает способы и средства борьбы за политическую власть в процессе коммуникативного воздействия на политическое сознание общества. Современная политическая лингвистика активно занимается общими проблемами политической коммуникации (анализирует ее отличия от коммуникации в других сферах), изучает проблемы жанров политической речи (лозунг, листовка, программа, выступление на митинге, парламентские дебаты и др.), она обращается к проблемам идиостиля отдельных политиков, политических партий и направлений, рассматривает стратегии и тактики политической коммуникации, композицию, лексику и фразеологию политических текстов, использование в них различных образных средств, основным из которых является политическая метафора.

Именно этим и объясняются актуальность и практическая значимость этой дисциплины для эффективного функционирования политических и социальных институтов».

Сегодня политическая лингвистика существует как самостоятельное направление. В этой связи для изучения политической коммуникации характерно значительное разнообразие используемых методов: лингвосемиотического, лингвопрагматического, жанрового, лингвопрогностического, сопоставительного, диахронического и других. По замечанию Ольги Солоповой, «в каждом случае выбор методов зависит от цели исследования и материала, который подлежит анализу. Ведущей инновацией стало активное использование методов, приемов и эвристик, восходящих к другим наукам и научным направлениям (психолингвистике, социолингвистике, лингвокультурологии, корпусным исследованиям и др.). В этом плане особенно заметно все возрастающее обращение к методам и эвристикам критического анализа дискурса».

Как можно охарактеризовать современный отечественный политический язык? Выделяются какие-то своеобразные лингвостилистические черты политических выступлений российских политиков или это путь следования западным образцам?

 «Наверное, здесь уместнее использовать термин «политический стиль», особенности которого как раз и связаны с предпочтением определенных языковых средств. Например, ученые сравнили интервью, которые давали журналистам российские политики, и выяснили, что самыми многословными были интервью М.С. Горбачева, а самими краткими – ответы Б.Н. Ельцина. Первый нередко использовал редкие, необщеупотребительные слова иностранного происхождения, второй – жаргонные слова и выражения. Во многих случаях специалисты рассматривают не языковые особенности отдельных политиков, а способы выражения, характерные для типичных представителей тех или иных политических партий. Другой пример: отечественные либералы максимально активно используют заимствованные политические термины, тогда как представители национально-патриотических сил во многих случаях предпочитают традиционно русские обозначения», – ответил Анатолий Чудинов.

Каков собирательный «речевой портрет» современного российского политика?

 «Это, как правило, профессионал, блестяще владеющий вербальными и невербальными средствами, к основным чертам «речевого портрета» которого относятся яркое личностное начало, уверенность в собственной позиции, компетентность. Но в каждом правиле встречаются исключения… О собирательном образе говорить, увы, не приходится, поскольку «речевой портрет», как и портрет в изобразительном искусстве, зависит от направления искусства, таланта мастера, ракурса, фона, качества исполнения «произведения» и много другого. Вот такая метафора. И в этом случае следует принимать во внимание не только личность и мастерство того, кто говорит, но и того, кто анализирует.

Если говорить серьезно, в рамках политической лингвоперсонологии, особой дисциплины, связанной с тематикой вашего вопроса, ряд исследований связано с ролью идиостиля в формировании харизматического образа политика. Интересны работы, посвященные взаимосвязи политической позиции и речевых средств ее выражения. В частности, обнаружено, что политические экстремисты (как правые, так и левые) более склонны использовать метафорические образы. Легко заметить повышенную агрессивность речи ряда политиков, придерживающихся националистических или коммунистических взглядов. Едва ли не все авторы исследований в этой области отмечают, что в постсоветский период речевые портреты политиков становятся более узнаваемыми, ярче проявляется индивидуальность, но не все черты такого рода индивидуальности заслуживают безусловного одобрения», – комментирует Ольга Солопова.

Как средство воздействия на политическое сознание человека в обществе активно используется метафора. Какую функцию она выполняет в современной политической речи пытаются исследовать уральские ученые. 

«Мы рассматриваем метафору как основную (или одну из основных) ментальную операцию, как способ познания, структурирования, оценки и объяснения мира. Человек не только выражает свои мысли при помощи метафор, но и мыслит метафорами, познает при помощи метафор тот мир, в котором он живет, а также стремится в процессе речемыслительной деятельности преобразовать существующую в сознании языковую картину мира. Соответственно, основными функциями метафоры являются когнитивная (обработка и хранение информации), моделирующая (создание модели или образа фрагмента мира), коммуникативная (передача информации), прагматическая (воздействие на адресата)», – поясняет Анатолий Чудинов.

Что представляет собой метафорическая модель, на чем она основана?

«Структура метафорической модели – X подобно Y. Она дает возможность радикально сократить путь от одного образа к другому и позволяет экономно, четко и ярко представить новое знание применительно к новым условиям, но отталкиваясь от уже известного и знакомого. Например, ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ – это ВОЙНА. Метафоры модели ассоциативно связаны с борьбой в политических кругах, враждебным отношением оппонентов друг к другу, нежеланием находить компромиссы при решении накопившихся проблем: политики пытаются предугадать возможный финал бесконечных «войн», заранее планируя и продумывая будущие «боевые» действия, выбирая наиболее эффективный вид «оружия». Высокая частотность таких метафор связана с тем, что «война» представляет собой хорошо структурированную, типовую схему, известную и понятную каждому человеку; во-вторых, метафоры четко диагностируют проблему, требующую неотложного решения; в-третьих, их отрицательная нагрузка позволяет не только сфокусировать внимание на существующей проблеме, но и мотивировать к совершению тех действий, которые желательны для продуцента текста», – Чудинов дал определение понятию и привел примеры модели.

Какие метафоры и метафорические модели характерны для российской политической коммуникации?

«К сожалению, помимо метафор войны для отечественного политического дискурса типичны также модели с исходными понятийными сферами «криминал» и «болезнь», в которых наиболее ярко проявляются характерные для современного дискурса векторы опасности, агрессивности и тревожности, а также метафоры с исходными понятийными сферами «театр», «цирк», «игра», которые связаны с акцентированием несамостоятельности «актеров», противоестественности и «неподлинности» происходящих событий», – отметил ученый.

В чем заключается авторский подход (методика когнитивного-дискурсивного анализа) при исследовании политических метафор?

«Специфика нашего подхода определяется равным вниманием к когнитивной и дискурсивной составляющим современной политической метафорологии. Именно когнитивно-дискурсивная методология приносит наиболее интересные научные результаты, именно эта методология все чаще используется для анализа наиболее сложных политических текстов в их обусловленности дискурсом, то есть зависимости от социального, политического, идеологического, исторического контекста. Проще говоря, это максимальный учет не только того, что сказано, но того, кто, кому, когда, при каких обстоятельствах это сказал», – уточнил профессор Чудинов.

На чем строится прогнозирование развития метафорических систем в их взаимосвязи с развитием политической ситуации в том или ином социуме объяснила профессор Ольга Солопова, специализирующаяся на политической метафорологии и выступающая автором нового направления – лингвополитической прогностики:

«Лингвополитическая прогностика синтезирует идеи философии, футурологии, прогностики, политологии и политической лингвистики о возможности познания будущего. Власть как базовая категория политики и политического дискурса напрямую соотносится с моделированием будущего, с помощью которого государственные и общественные институты осуществляют свою саморепрезентацию и легитимацию, конструируют и продвигают те или иные образы будущего для того, чтобы регулировать ход внутриполитической борьбы, внешнеполитических отношений и контролировать процесс давления различных социальных и политических институтов как внутри страны, так и за ее пределами. Образ будущего, видение перспективы необходимы отдельному человеку и обществу в целом: именно предполагаемый маршрут движения в грядущее, проект будущего страны формирует ее настоящее и часто, как ни странно, определяет прошлое. Метафора является ключом к пониманию будущего, поскольку именно она является тем свойством предвосхищающего мышления, которое позволяет интерпретировать прошлое и настоящее, структурирует видение будущего, организует прогноз, управляя им, направляя его по «светлому пути» либо выбирая «мрачную» альтернативу. Мои работы связаны с изучением образа будущего России в отечественном и зарубежных дискурсах различных исторических периодов (XIX, XX, XXI веков), но это уже совсем другая история».

Как уральские ученые-филологи оценивают перспективы политической метафорологии?

«Перспективы – большие, так как в эпоху цифровизации появляются принципиально новые возможности и новые методы», – считает профессор Анталий Чудинов. 

Ольга Солопова, добавив к ответу коллеги, выразила  мнение: «Особенно актуальны проблемы развития сопоставительных исследований политической метафоры на материале дискурсов различных стран и исторических изменений систем национальных метафор, что напрямую связано с теми возможностями, которые обозначил Анатолий Прокопьевич: доступом к компьютерно-корпусным базам данных, оцифрованным архивам изданий XVIII, XIX, XX веков, использованием инструментов корпусной лингвистики».

Важно, что уральская школа политической лингвистики (иногда политической метафорологии) возникла в середине 90-х годов и объединяет исследователей из Екатеринбурга, Челябинска, Нижнего Тагила, Сургута и других городов Уральского федерального округа. По словам Анатоля Чудинова, «методологическим ядром научной школы является теория метафорического моделирования. Так получилось, что некоторые талантливые и целеустремленные ученые работают со мной уже по 15-20 лет. Например, мои соавторы по монографии – Эдуард Владимирович Будаев, доктор филологических наук, профессор кафедры иностранных языков Российского государственного профессионально-педагогического университета (Нижний Тагил) и Ольга Александровна Солопова, доктор филологических наук, профессор кафедры «Лингвистика и перевод» института лингвистики и международных коммуникаций Южно-Уральского государственного университета (национального исследовательского университета) (Челябинск), за это время успели защитить по две диссертации, опубликовать множество книг и статей, а также привести на защиту в наш диссертационный совет своих аспирантов. Так сложилась уральская научной школа политической лингвистики».

Как подчеркнул профессор УрГПУ, «характерная черта нашей научной школы – постоянное научное и творческое общение, совместная подготовка учебников, монографий и статей. Это не первая наша совместная работа. В книге «Политическая метафорология: дискурсивный поворот» мы стремились зафиксировать все новое, что появилось в отечественной и зарубежной политической метафорологии за последние 10–15 лет. Главная инновация – это поворот от собственно когнитивных исследований к когнитивно-дискурсивным, от высокой теории – к детальному описанию практики современной политической коммуникации. Вклад каждого из авторов определяется не только содержанием конкретных разделов, но и долей в формировании общей концепции данной монографии и основополагающих идей нашей школы политической метафорологии. Монография будет способствовать лучшему пониманию, анализу и продуцированию политических текстов, а также поможет лучше понять происходящие в стране политические процессы, научиться видеть подлинный смысл выступлений политических лидеров и используемых ими способов манипуляции общественным сознанием».

В этом году научным коллективом уральской школы политической лингвистики в рамках проекта РФФИ № 19-012-00192 (руководителем которого выступила Ольга Солопова) «Уральский регион в военно-публицистическом дискурсе периода Великой Отечественной войны (на материале оцифрованных архивных документов)» была издана монография «Политическая метафорология: дискурсивный поворот» (Москва, 2020), авторы – Анатолий Чудинов, Эдуард Будаев, Ольга Солопова.  Исследование выполняется учеными Южно-Уральского государственного университета (г. Челябинск) и рассчитано на три года (с 2019 по 2021гг.)

На фото представлены монографии уральской научной школы

На фото представлены монографии уральской научной школы

Как сообщила Ольга Солопова, «коллектив проекта работает с текстами, опубликованными в годы Великой Отечественной войны в средствах массовой информации пяти стран: СССР, Великобритании, Франции, Италии и Испании. Это аналитические материалы журналистов, пишущих на внешнеполитические темы, выступления лидеров политических партий, комментарии политологов. Ученые исследуют поистине уникальные документы, которые позволяют посмотреть иначе на события Великой Отечественной войны, особенно происходившие в тылу, на Урале. Естественно, этот взгляд искажен и в какой-то мере политизирован в зависимости от того, в какой стране и в каком издании опубликован материал. Тем не менее, такой взгляд должен присутствовать, поскольку позволяет по-новому оценить, казалось бы, хорошо известные события, что становится возможным благодаря развитию технологий цифровой реставрации, рассекречиванию архивов, появлению факсимильных баз данных и оцифрованных архивов. Ценность изданной монографии для данного проекта состоит в том, что в ней изложены основные положения когнитивно-дискурсивного подхода к исследованию языка политики, в том числе, в плане анализа дискурса минувших эпох в сопоставительном ракурсе (в проекте задействован материал пяти европейских языков)».

В чем прикладное применение результатов проекта в образовательной практике и для социальных/политических институтов?

«Проект напрямую соотносится со стратегическим направлением, обозначенным президентом Российской Федерации Владимиром Путиным в 2019 году на заседании Российского организационного комитета «Победа» по вопросам подготовки к проведению Года памяти и славы, сохранения памяти и предотвращения фальсификации истории о Великой Отечественной войне. В. В. Путин высказался о необходимости «обновления музейных экспозиций и проведения специальных выставок, акций, научно-практических конференций, в том числе о системном введении в научный оборот архивных документов, о том, чтобы они были доступны для граждан, в том числе с помощью современных цифровых технологий и информационных платформ».

Во-первых, мы разрабатываем уникальный информационный ресурс, который предоставляет открытый доступ к неизвестным и неопубликованным ранее материалам об Урале в период Великой Отечественной войны. Созданный факсимильный архив дает возможность взглянуть на события 1941–1945 гг. глазами современников и участников, как соотечественников, так и западных партнеров (с привлечением материала британского, французского, итальянского, испанского дискурсов). Заинтересованность в партнерстве с данным электронным ресурсом проявили крупнейшие в нашей стране интернет-порталы Министерства Обороны РФ «Память народа» и «Подвиг народа», сайт Правительства РФ, Государственный исторический музей Южного Урала, региональное отделение партии «Единая Россия» в рамках проекта «Историческая память», профессор Ольга Солопова подробно рассказала о продуктивности научного исследования и его реализации на практике, – Коллективом проекта предоставлены материалы в Государственный исторический музей Южного Урала для проведения двух выставок: «Сегодня была война…» (2019 г.), «Одна на всех Победа» (2020 г.). В прошлом году коллективом проекта на площадке музейно-образовательного комплекса ЮУрГУ проведена стационарная выставка «Урал в годы Великой Отечественной войны» при участии талантливой молодежи нашего вуза. Уникальность этого практико-ориентированного и междисциплинарного проекта состоит в том, что он призван решить комплекс задач одновременно. Такие выставки, на мой взгляд, представляются эффективным механизмом интеграции научных знаний и методических инноваций, что поможет внедрять лучшие практики языковой подготовки вузов Программы 5-100, развивать инфраструктуру многоязычной среды, формировать языковую и межкультурную компетенцию студентов и сотрудников, приобщать в инновационном формате русских и иностранных студентов к истории России и нашего края, способствовать вовлечению студенчества в общественную жизнь вуза».

На фото представлена монография, выполненная в сотрудничестве с китайскими учеными, «Теория и практика политической метафорологии»  (Екатеринбург, 2020)

На фото представлена монография, выполненная в сотрудничестве с китайскими учеными, «Теория и практика политической метафорологии» (Екатеринбург, 2020)

В сфере политической лингвистики российские специалисты тесно сотрудничают с зарубежными коллегами.  Профессор Анатолий Чудинов обращает внимание, что «тесное взаимодействие с китайскими учеными – еще одна отличительная черта нашей научной школы. Совместные исследования начались два десятилетия назад, китайские и российские специалисты совместно проводят научные конференции, публикуют научные статьи в российских и китайских журналах, участвуют в подготовке студентов, которые изучают политическую коммуникацию в России, Китае и других странах.   В 2012 году в Китае был издан мой учебник «Политическая лингвистика», который используется во многих университетах. Китайские ученые входят в состав редакционной коллегии журнала «Политическая лингвистика» и публикуют там свои исследования.  В 2020 году была опубликована монография «Теория и практика политической метафорологии» (Екатеринбург, 2020), которую мы c соавторами (Эдуардом Будаевым и Ольгой Солоповой) написали совместно с директором института европейских языков Гуандунского университета иностранных языков и международных связей Ян Кэ.  Одна из задач этой монографии – познакомить многонациональное научное сообщество специалистов по политической коммуникации с исследованиями российских и китайских ученых. Именно поэтому в монографии чередуются главы на русском, китайском и английском языках».

В будущем, уральские ученые планируют   продолжить сотрудничество. «В декабре мы выиграли еще один грант РФФИ, так что будем воплощать наши идеи в жизнь и развивать теорию и практику политической лингвистики», – уточнила Ольга Солопова.

Поскольку, по словам Чудинова, «в Китае политическая лингвистика находится на начальном этапе развития и становления, китайские ученые заинтересованы в продолжении сотрудничества, результатом которого станет еще одна монография, которая будет опубликована на китайском языке в Китае в 2021 году (Издательство Пекинского университета)».

Итак, основополагающие идеи уральской школы в области политической лингвистики и, в частности, метафорологии, опираются на исторические, культурные и социальные компоненты и занимают важное место в современной науке, демонстрируя перспективность развития исследовательских подходов.

Анатолий Прокопьевич Чудинов доктор филологических профессор главный научный сотрудник Уральского государственного педагогического университета Солопова Ольга Александровна доктор филологических наук доцент профессор кафедры Лингвистика и перевод института лингвистики и международных коммуникаций Южно-Уральского государственного университета лингвистика политика политическая лингвистика речь

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.