Материалы портала «Научная Россия»

Берестяные грамоты сезона 2014 г. рассказывают о финансах и христианстве

Берестяные грамоты сезона 2014 г. рассказывают о финансах и христианстве
Найденные новгородской археологической экспедицией в этом году документы рассказывают об экономической жизни Великого Новгорода и меняют наши представления о христианизации региона.

За время археологического сезона 2014 года в Великом Новгороде было найдено тринадцать берестяных грамот. Большая часть грамот, найденных в этом сезоне, были обнаружены при раскопках, проводившихся на Большой Московской улице, где осенью начнется большое строительство, а значит, многие исторические свидетельства могут исчезнуть навсегда. Помимо грамот здесь были найдены, печати, украшения, оружие и даже древнеримская монета. Об этом сообщает пресс-релиз Института археологии РАН.

Таким образом общее количество грамот, найденных здесь за время, прошедшее с 1951 года, с момента первой находки, достигло 1063. Из-за уникальных особенностей  новгородской влажной почвы здесь прекрасно сохраняется дерево, и поэтому в распоряжении ученых уже находится множество документов, благодаря которым можно воссоздать самые разные стороны жизни древнего города. На бересте писали и письма, и хозяйственные документы, и деловые бумаги, и литературные произведения.

Портал «Научная Россия» уже рассказывал о состоявшейся недавно в МГУ лекции выдающегося лингвиста и крупнейшего специалиста по берестяным грамотам А. Зализняка, в которой он анализировал находки нового сезона.

Так, ученый остановился на грамоте, подробно рассказывающей о смерти двух сыновей князя Ярослава Владимировича, а также на вызвавшей наибольший интерес и множество предположений грамоте 1052, содержащей всего четыре буквы И,О, К,Л. Основная версия расшифровки этой грамоты связана с тем, что в древней Руси буквами обозначали цифры, а значит, можно предположить, что на этой грамоте написано — 8, 70, 20, 30. Если это так, то важно обратить внимание на то, что сумма этих чисел равно 128, и тогда запись скорее всего связана с распространенными в Новгороде единицами веса. Новгородцы пользовались различными единицами для измерения различных товаров — так, вес шелка они определяли в ансырях, а каждый ансырь был равен 128 золотникам — мелкой единице веса, восходившей к мелкой золотой монете и равнявшейся примерно 4 граммам. Ученые предполагают, что создатели грамоты 1052 расписали, сколько шелка того или иного цвета входило в один ансырь.

Среди грамот, найденных в 2014 году много других текстов, связанных с торговлей или финансами. Так, грамота 1057 описывает некую очень крупную сделку по продаже грубого сукна, за которое была заплачена огромная сумма в тридцать одну гривну и десять кун. Если учесть , что одна новгородская гривна была равна примерно 204 граммам серебра, то становится ясен масштаб сделки.

Не менее интересна и грамота номер 1051, относящаяся в XIV веку, в которой упоминаются такие деньги, как «мордка» и «рубль». Мордка — денежная единица, входившая в так называемую «систему кун», то есть относившаяся еще в меховым деньгам, которыми расплачивались в Новгороде до  XIV века. Судя по всему, грамота зафиксировала тот переходный период, когда меховые деньги еще находились в обращении, но уже соседствовали в серебряным рублем.

Помимо новых сведений об экономическом развитии древнего Новгорода, найденные в этом году грамоты позволяют уточнить и представления ученых о распространении христианства в Новгородской земле. Как известно, новгородцы ожесточенно сопротивлялись крещению. Недаром летописец зафиксировал бурные события конца Х века, написав, что «Путята крестил Новгород мечом, а Добрыня — огнем». Предполагалось, что долгое время после официального введения христианства в Новгороде (как, впрочем, и в других частях Руси) очень долго сохранялось двоеверие, причем большинство населения явно отдавало предпочтение старым языческим верованиям. Об этом можно судить хотя бы по тому, что в новгородских документах большинство жителей города называются явно языческими именами, а христианские имена применяются в основном по отношению к элите.

Однако древнейшая из найденных в этом году грамот, относящаяся к концу XI века — то есть написанная через сто лет после формального крещения Руси  гласит: «Данилово лукошко. А Петрило шил.» ( Как ни странно, лукошко по представлениям того времени не делали, а именно шили. Ученые находят подтверждение правильности своей расшифровки этого текста в пословице, зафиксированной еще в словаре Даля — «Двором жить — не лукошко шить»). Но главное в данном случае не столько использование этого, неожиданного для сегодняшнего уха глагола, а то, что Петрила, шивший лукошко, и явно не принадлежащий к городской элите, между тем, носит христианское имя Петр. Следовательно, христианство успело за сто прошедших лет распространиться сильнее, чем это предполагали ученые. «Это вносит некоторые изменения в наши представления о динамике христианизации», — отметил Алексей Гиппиус, сотрудник Института славяноведения РАН, который также, как и Андрей Зализняк, занимается расшифровкой и анализом грамот.

Особое внимание привлекает грамота XIII века, состоящая из пятидесяти четырех клеточек, расположенных в двух строках, причем в каждой клеточке находится отдельный знак. Журналисты уже несколько поспешно сравнили эту находку со знаменитым найденным на Крите Фестским диском, покрытым знаками, чье значение ученые уже много десятилетий безуспешно пытаются расшифровать. А. Зализняк в своей лекции, однако, высказал, быть может, менее эффектное, но более обоснованное предположение, что эти знаки использовались при гадании.

Разнообразие находок, совершенных в районе Большой Московской улицы, заставляет только сожалеть о том, что в ближайшее время эта часть древнего Новгорода исчезнет под новыми постройками.

археологические находки берестяные грамоты новгород

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий