Материалы портала «Научная Россия»

0 комментариев 364

Подведены итоги второй недели Большой Норильской экспедиции

Подведены итоги второй недели Большой Норильской экспедиции
Экспедиция создана с целью разработки рекомендаций по природосберегающему обращению с ресурсами Арктики

В конце июля по приглашению «Норникеля» началась Большая Норильская экспедиция Российской академии наук на Таймыре. Это первое за многие десятилетия комплексное изучение территории. На протяжении пяти месяцев специализированным группам ученых из 14 институтов СО РАН предстоит оценить масштабы изменений, прошедших за последние годы в регионе. На первой неделе учёные уже провели замеры температуры грунтов в 6-ти скважинах на территории хранилища топлива ТЭЦ-3, взяли пробы и образцы воды, почвы и растений. О промежуточных итогах второй недели экспедиции в материале.

Комплексный полевой отряд экспедиции численностью разбит на специализированные группы: по наземным экосистемам, гидробиологии, донным осадкам, био- и зооразнообразию и многолетнемерзлым грунтам. Всю команду возглавляет кандидат технических наук Николай Юркевич из Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А. А. Трофимука СО РАН — специалист по комплексному изучению техногенных систем и месторождений, добыче трудноизвлекаемых запасов углеводородов. Он имеет большой опыт полевых работ и экспедиций. В частности, 2005 по 2013 год ученый занимался решением задач сейсморазведки от Северного моря до Южной Америки и Австралии.

На уходящей неделе экспедиция достигла самой северной точки своего маршрута. Группа из ученых СО РАН преодолела более 500 км на вертолете, чтобы посетить место впадения реки Пясина в Карское море. Лагерь БНЭ был разбит на мысе Входной возле заброшенной рыболовецкой базы, куда на протяжении нескольких лет не ступала нога человека. Там исследователи взяли образцы почв, растений и воды в нескольких точках.

Перед учеными стоит задача отделить следы антропогенных воздействий от естественного состояния экосистем. Юлия Глязнецова, старший научный сотрудник якутского Института проблем нефти и газа СО РАН объясняет: «В природе уже сформирован устойчивый углеводородный геохимический фон. Он имеет естественное биогенное происхождение, но встречаются и геохимические аномалии (особенно в торфяных и болотистых почвах), которые ошибочно можно принять за техногенное загрязнение. Поэтому наша задача дать оценку современного природного фона, который послужит в дальнейшем, так называемой "точкой отсчёта"».

Из-за нелетной погоды группе пришлось остаться на мысе Входной на 3 дня и 2 ночи. И этого времени вполне хватило экспедиционной группе, что выполнить все запланированные маршрутом задачи и глубже прочувствовать арктическую природу. Научный сотрудник томского Института химии нефти СО РАН Елена Ельчанинова поделилась эмоциями от дальней заброски: «Удивительное место! Меня покорили необъятные просторы этого края: сильный ветер, ощущение пространства. А слаженная работа в группе оставила ощущение радости и счастья в душе. Большое разнообразие мхов, сладкая голубика, встреча с тюленем, свободно парящие чайки. Это впечатляет».

В это время команда мерзлотоведов провела анализ теплофизических свойств пород возле ТЭЦ-3. Были измерены теплоемкость и теплопроводность в четырех точках на вертикальном участке, от самой нижней, в непосредственной близости от ручья, и до самой верхней. Для измерений был использован специальный прибор, разработанный для этой задачи якутским Институтом мерзлотоведения им. П.И. Мельникова СО РАН. Он состоит из чемоданчика с электроникой, зондов и ноутбука. После установки датчику надо постоять минут пять, чтобы параметры стабилизировались, дальше начинается измерение, продолжающееся 20 минут на каждую точку. Суммарно, чтобы измерить параметры в одной точке, уходит от 30 до 40 минут.

«Мы хотим посмотреть проникновение тепловой волны в грунт. Оно зависит от теплофизических свойств пород. Когда это монолитная скала, там проще посмотреть по справочнику, они там все определены. А у нас здесь дисперсный грунт, суглинок с щебнем, намешано много, поэтому лучше иметь натурные определения именно в монолите, в стенке. Это даст более близкие значения, чем брать отдельно суглинок, отдельно породы и делать распределение. Непосредственно определение на месте всегда лучше. Сейчас вот стоим, ждем. Прибор рисует кривую, она должна выстояться», — рассказывает Павел Заболотник из Института мерзлотоведения.

«Осталась теплофизика, еще несколько скважин промерить и все», — говорит заведующий Игарской геокриологической лабораторией Института мерзлотоведения СО РАН Сергей Сериков, — «В работе используем термометрические гирлянды, датчики берут температуру с высоким разрешением, до одной десятой градуса, прибор для определения теплофизических свойств, наш любимый, очень сложный прибор – щуп, с которым мы ходим и проверяем глубину сезонно-талого слоя на данный период времени. Используем материалы дистанционного зондирования – космические снимки. Ну и наш опыт — самый главный инструмент», — поделился Сериков. Заодно он вносит ясность в терминологию: «С геокриологической точки зрения, грамотнее говорить «многолетние мерзлые породы», а не «вечная мерзлота», так как вечного ничего не бывает. Это с точки зрения жизнедеятельности человека – она "вечная"», — комментирует Сергей Сериков.

Промежуточный итог подвел руководитель всего комплексного полевого отряда СО РАН Николай Юркевич. Он сообщил, что завершают работы отряды геофизиков и гидробиологов: у последних набирается более 1500 проб общим весом порядка 300 килограммов. «Работы мерзлотоведов завершаются буквально на днях бурением нескольких исследовательских скважин для термометрии и отбора керна для изучения состояния мерзлоты в районе ТЭЦ-3», — сообщил ученый. — По дальним заброскам у нас на данном этапе работы также завершены. Сейчас ожидаем прибытия отряда геохронологии, который начнет работу после 15 августа по прибытию оборудования».

«Я бы пока воздержался от каких-либо оценок, — подчеркнул Николай Юркевич, — но могу констатировать одно: если в районе ТЭЦ мы видим последствия разлива, то на реке Пясина такого визуально не наблюдается. По заключению ботаников можно констатировать также положительную динамику состояния растительного покрова на удалении от производственных объектов. Это те очевидные выводы, которые мы сейчас можем сделать. Дальнейшие будут после завершения этапа лабораторных исследований».

Ученый рассказал, как они будут организованы: «Для каждого из исследований отбирается отдельный образец, и в зависимости от того, на каком оборудовании он будет обрабатываться и по какой технологии, он в соответствии со стандартом подвергается предварительной обработке. Некоторые пробы консервируются, некоторые просушиваются, запечатываются и так далее».

«Пробоотбор у нас полностью ГОСТирован, — акцентировал Н. Юркевич. — Либо, если это не ГОСТированные методики, то они проводятся в соответствии с рекомендациями производителя оборудования и авторов методики. Весь персонал высококвалифицированный, это люди с многолетним опытом и профильным образованием».


Источник: Еженедельный отчёт о деятельности Большой Норильской экспедиции http://norilskexpedition.sb-ras.ru/week2

большая норильская жкспедиция российская академия наук сибирское отделение ран таймыр

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.