Первопроходец Дальнего Востока, военный востоковед, географ, этнограф и писатель Владимир Клавдиевич Арсеньев родился 10 сентября 1872 года в Петербурге. Благодаря ему Дальний Восток и Камчатка стали ближе и понятнее всем жителям необъятной Российской империи.

Семья у Арсеньевых была многодетная – 10 детей. Все с детства читали Жюля Верна и любили истории про путешественников. Отец Владимира – бывший крепостной, который сделал карьеру на железной дороге. Дядя по маминой линии любил природу и взял племянника в его первое путешествие по реке Тосне. Маленький Владимир много слышал о великих русских путешественниках Пржевальском и Невельском и, когда вырос, пошел на военную службу по их стопам.

В 1900 году он подал прошение на перевод на Дальний Восток, который тогда практически не был изучен географами. По заданию начальства он должен был составить карту края, но помимо этого по собственному желанию описывал флору, фауну и делал другие заметки. После поражения в Русско-японской войне Российская империя решила освоить территорию Дальнего Востока. В 1906 году были выделены средства на первую серьезную экспедицию для изучения горной области Сихотэ-Алиня от залива Святой Ольги до бухты Терней и систему истоков реки Уссури.

Путешественники составляли подробную карту, фотографировали и описывали увиденное. В экспедиции Арсеньев познакомился с местным жителем, охотником и проводником Дерсу Узала, который и стал героем его одноименной книги. Это не просто заметки исследователя с пометками, кого и где повстречал отряд по пути, а полноценное художественное произведение, которое способно увлечь и погрузить в мир народов и природы Дальнего Востока.

Цитаты из книги «Дерсу Узала»:

Владимир Арсеньев и Дерсу Узала

Владимир Арсеньев и Дерсу Узала

Источник фото: culture.ru 

«Он понял, что в городе надо жить не так, как хочет он сам, а как этого хотят другие».

«Красота жизни заключается в резких контрастах».

«Я спросил, зачем он прогнал нерпу. Дерсу сказал, что она считала, сколько сюда, на берег, пришло людей. Человек может считать животных, но нерпа?! Это очень задевало его охотничье самолюбие».

«Горная страна с птичьего полета! Какая красота! Куда ни глянешь – всюду горы, вершины их, то остроконечные, как петушиные гребни, то ровные, как плато, то куполообразные, словно морская зыбь, прятались друг за друга, уходили вдаль и как будто растворялись во мгле».

 «И это небо, по которому широкой полосой протянулся Млечный Путь, и темный океан, в котором разом отражались все светила небесные, одинаково казались беспредельно глубокими».

В 1907 году Владимир Арсеньев отправился в новую экспедицию по восточным склонам Сихотэ-Алиня и бассейнам рек Иман (сегодня — Большая Уссурка) и Бикин. Этот поход оказался не простым: группа прошла более 1000 верст, пережила две голодовки и зимнюю стужу. Но самой сложной оказалась работа, выполненная группой исследователей в 1908–1910 годах. Путешественникам предстояло исследовать весь север Уссурийского края в нижнем течении Амура за 19 месяцев. Воспоминания об этом походе пугающие:

 «Четыре раза я погибал с голоду. Один раз съели кожу, другой раз набивали желудок морской капустой, ели ракушки. Последняя голодовка была самой ужасной. Она длилась 21 день. Вы помните мою любимую собаку Альпу — мы ее съели в припадке голода и этим спаслись от смерти. Три раза я тонул, дважды подвергался нападению диких зверей (тигр и медведь) <…> И ничего!» — писал Владимир Арсеньев.

Однако результат исследований был необходим специалистам, так как в географических понятиях в то время была полнейшая неразбериха. Одни и те же точки назывались совершенно по-разному, да еще и на разных языках – китайском, удэгейском и русском. Исследователи унифицировали систему обозначений, выделили две климатические зоны (восточную морскую и западную континентальную), установили границу резкого перехода южной маньчжурской флоры в северную охотскую. Владимир Арсеньев талантливо описал быт и традиции коренных народов Приамурья — удэгейцев, тазов, орочей, нанайцев. Монографию под названием «Страна Удэхе» он считал главным трудом своей жизни, но после смерти путешественника практически готовая рукопись была утеряна, так и не выйдя в печать.

В 20-е годы путешественник отправился на Камчатку и прошел по маршруту Советская Гавань — Хабаровск. Его интересовали разные вопросы: от борьбы с браконьерством до организации переписи населения. Владимир Арсеньев умер 4 сентября 1930 года от пневмонии, которой он заболел в очередной экспедиции. В одном из последних писем он написал: 

«Мое желание — закончить обработку своих научных материалов и уйти, уйти подальше, уйти совсем — к Дерсу!»

Участники экспедиции по Уссурийской тайге

Участники экспедиции по Уссурийской тайге

Источник: Pinterest 

Подробнее о путешествиях Владимира Арсеньева можно прочесть в его трудах:
  • Китайцы в Уссурийском крае. Очерк историческо-этнографический // Записки Приамурского отдела Императорского Русского Географического Общества
  • По Уссурийскому краю (Дерсу Узала)
  • В дебрях Уссурийского края 
  • Лесные люди удэхейцы. 
  • Сквозь тайгу. Путевой дневник экспедиции по маршруту от Советской Гавани к городу Хабаровску. 
  • В горах Сихотэ-Алиня
  • Жизнь и приключения в тайге
  • Русско-орочский словарь: Материалы по языку и традиционной культуре орочей и удэгейцев

Материал подготовлен по данным из открытых источников.

С опорой на https://www.culture.ru/persons/9353/vladimir-arsenev

Фото на главной: Pinterest