Материалы портала «Научная Россия»

"Обеспечение безопасности населения – наша главная задача"

"Обеспечение безопасности населения – наша главная задача"
Директор Сахалинского филиала Единой геофизической службы РАН Юрий Левин о регистрации землетрясений, о причинах их возникновения и предупреждении цунами

Существуют явления планетарного масштаба, которые человек не может контролировать. Но он может их регистрировать, предупреждать и обезопасить себя от их разрушительного влияния. Этим и занимаются сотрудники Сахалинского филиала Единой геофизической службы РАН: регистрируют землетрясения, предупреждают об угрозе цунами и передают данные в МЧС. Именно они первыми узнают о разрушительных явлениях и пытаются спасти жителей сейсмоопасных районов. О работе ЕГС РАН рассказывает директор службы Юрий Николаевич Левин.

Левин Юрий Николаевич – директор Сахалинского филиала федерального исследовательского центра «Единая геофизическая служба Российской академии наук».

- Чем сегодня занимается Единая геофизическая служба РАН?

- Во-первых, специалисты ЕГС регистрируют землетрясения по всему миру и передают сообщения о них в соответствующие органы власти. Зона нашей ответственности – это три миллиона квадратных километров. В нее входит Сахалинская область (о. Сахалин и Курильские острова), Приморский и Хабаровский края, Амурская область и Еврейская автономная область.

Вторую серьезную задачу мы выполняем на государственном уровне – предупреждаем об угрозе цунами. Наши сотрудники осуществляют мониторинг подводных землетрясений, которые могут вызвать цунами в Беринговом, Охотском, Японском морях и в Тихом океане. Зона нашей ответственности – это круг с радиусом в три тысячи километров от сейсмической станции «Южно-Сахалинск». Если где-то на этой морской территории произойдет сильное землетрясение, то мы определяем возможность возникновения цунами и сообщаем об этом в главное управление МЧС России по Сахалинской области.

Также в наши задачи входит мониторинг ядерных взрывов в рамках Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Если где-то проводятся испытания ядерного оружия, то мы фиксируем это и сообщаем в определенные структуры. Конечно, в Министерстве обороны России есть Служба специального контроля, но у нас всё-таки более разветвленная система мониторинга. Поэтому недавние взрывы в Северной Корее первыми регистрировали мы, поскольку недалеко от полигонов работают российские сейсмические станции.

"В МАРТЕ НА ЯПОНСКОМ ОСТРОВЕ ХОНСЮ ПРОИЗОШЛО СИЛЬНЕЙШЕЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ МАГНИТУДОЙ 9,1. И НАША СИСТЕМА СРАБОТАЛА ОТЛИЧНО. ЯПОНСКИЕ КОЛЛЕГИ, С КОТОРЫМИ МЫ ПЛОТНО СОТРУДНИЧАЕМ, ПРИЗНАЛИСЬ, ЧТО НАША СИСТЕМА РАБОТАЕТ НЕ ХУЖЕ, ЧЕМ ЯПОНСКАЯ"

- А как вы определяете, что произошел взрыв, а не землетрясение?

- По виду записи сейсмических волн. Это зависит от опыта наших интерпретаторов, которые могут с высокой точностью определять природу сейсмического события. Мы подолгу работаем и обучаем молодых ребят, которые к нам приходят. Проработав 40 лет, я могу сказать, что хорошим интерпретатором можно стать за 4 года. Сейчас, даже чуть быстрее, потому что на помощь пришла цифровая техника. Раньше специалисты вели запись сейсмических волн на фотобумаге, проявляли ее в темной комнате, закрепляли, сушили и обмеряли записи линейкой. Поэтому обработка материалов наблюдения велась с некоторой задержкой.

Сегодня информация поступает на мониторы в режиме реального времени от станций со всего мира. Поэтому задержек в определении параметров землетрясений быть не должно. Существует специальный норматив для выявления цунамигенного землетрясения, по которому мы должны подать тревогу о цунами не позже, чем через семь минут после начала записи сейсмической волны на мониторе.

До 2007 года мы работали с системой предупреждения, разработанной в 50-х гг. прошлого века. А благодаря Федеральной целевой программе снижения рисков к 2010-му году мы полностью обновили систему предупреждения о цунами и перевели ее в цифровой формат. И уже в 2011 году она была испытана. В марте на японском острове Хонсю произошло сильнейшее землетрясение магнитудой 9,1. И наша система сработала отлично. Японские коллеги, с которыми мы плотно сотрудничаем, признались, что наша система работает не хуже, чем японская.

- Как вы определяете, какое землетрясение приведет к цунами, а какое нет?

- Для этого существует так называемый магнитудно-географический критерий цунамигенности: магнитуда землетрясения должна превышать некоторое пороговое значение, а эпицентр - находиться в акватории. Особенно важна зона субдукции – протяжённая зона, вдоль которой происходит погружение одних блоков земной коры под другие. Чаще всего океаническая кора пододвигается под островную дугу или активную континентальную окраину и погружается в мантию. Именно здесь, как правило, и происходят цунамигенные землетрясения. Их очаг должен располагаться на определенной глубине – от 30 до 120 км. Как показала практика, сильнейшие землетрясения на глубине 500-600 км хоть и ощутимы, но цунами не вызывают.

Например, в 2013 году возле западного побережья Камчатки в Охотском море произошло землетрясение магнитудой 8,5.  Его ощутили даже в США и в Великобритании, а также в Москве. Тем не менее, цунами оно не вызвало.

"КАК ДИРЕКТОР, Я УБЕЖДЕН, ЧТО ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ – ЭТО ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА. ВСЕ-ТАКИ ДАВАЙТЕ СЧИТАТЬ, ЧТО ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ЧЕГО-ТО СТОИТ. МЫ ОБЯЗАНЫ ЗАЩИЩАТЬ ЛЮДЕЙ"

- В чем была причина, в движении плит?

- Да, верно. Из-за движения плит в земной коре постоянно происходят разрывы на глубинах до 700 км. Конечно, изучение земных процессов дается нам сложнее, чем изучение космоса. И сама сейсмология – наука относительно молодая. К тому же, в истории России было множество сложных периодов – революции, войны, перестройки. В 90-х гг. наша служба фактически была разрушена: почти половина сейсмостанций была закрыта, сотрудники уволены, а остальные станции пришли в негодность. Мы предупреждали, что это приведет к страшным последствиям. И в 1994 году произошло катастрофическое землетрясение с магнитудой 8,1 на острове Шикотан (Южные Курилы).  Оно вызвало цунами с высотой волны около 17 метров и привело к человеческим жертвам. Социальные последствия этого землетрясения до сих пор не устранены.

А в мае 1995 года землетрясение магнитудой больше 7 уничтожило поселок Нефтегорск на севере Сахалина. По официальным данным погибло более двух тысяч человек. На тот момент почти все станции были закрыты, и мы более 12 часов не знали, что Нефтегорск разрушен.

- По какой инструкции вы действуете, когда понимаете, что возможно цунами?

"МЫ ЕЖЕГОДНО СТАЛКИВАЕМСЯ С ТЕМ, ЧТО ФИНАНСИРОВАНИЕ СОКРАЩАЕТСЯ. ДОСТАТОЧНО ВСПОМНИТЬ, ЧТО КОГДА Я ПРИШЕЛ НА ДОЛЖНОСТЬ ДИРЕКТОРА ЕГС 15 ЛЕТ НАЗАД, У НАС БЫЛО 14 СТАНЦИЙ И 238  СОТРУДНИКОВ. СЕГОДНЯ У НАС 45 СТАНЦИЙ И 106 СОТРУДНИКОВ"

- Оператор видит на мониторах сильное землетрясение. Раздается звуковой сигнал, и оператор анализирует параметры землетрясения, о которых я уже упоминал. То есть, землетрясение должно произойти в цунамигенной зоне, она отмечена на мониторах красной линией. Далее сотрудник определяет глубину и координаты землетрясения, а также энергетический параметр – магнитуду. Если магнитуда превышает определенную планку, то мы объявляем тревогу. В первую очередь мы передаем информацию в МЧС и в Центр предупреждения о цунами Сахалинского управления гидрометеослужбы. Сотрудники Гидромета рассчитывают время пробега волны до определенных населенных пунктов  и ее высоту.

И если, скажем, высота волны 15 сантиметров, то мы все равно ждем около двух часов, и только потом  даем отбой тревоги. Бывали случаи, когда первая волна была небольшой, а вторая и третья разрушали прибрежные зоны.

- Что необходимо сделать для того, чтобы расчеты стали более точными?

- Все банально и тривиально – нужны деньги. Мы знаем, какая нам нужна аппаратура. И даже если мы создали сегмент сейсмической подсистемы цунами в 2010-м году по Федеральной целевой программе, за ней нужно следить. Эту систему нужно поддерживать. Техника имеет свойство ломаться. Она нуждается в ремонте, замене.

Тем не менее, мы ежегодно сталкиваемся с тем, что финансирование сокращается. Достаточно вспомнить, что когда я пришел на должность директора ЕГС 15 лет назад, у нас было 14 станций и 238  сотрудников. Сегодня у нас 45 станций и 106 сотрудников.

Я сам не могу купить оборудование, это очень проблематично. Поэтому я считаю, что здесь нам должна помочь Российская академия наук, ведь мы всегда были частью Академии, и сегодня помимо мониторинга мы занимаемся и научной деятельностью. Сотрудники публикуют научные статьи и отчеты по государственным заданиям, участвуют в международных проектах и сотрудничают с зарубежными и отечественными университетами.

Но как директор, я убежден, что обеспечение безопасности населения – это главная задача. Все-таки давайте считать, что человеческая жизнь чего-то стоит. Мы обязаны защищать людей.

 

геофизика директор егс ран директор егс ран юрий левин егс ран землетрясения курилы курильские острова наука сахалина охотское море предупреждение цунами сахалин сахалинский филиал геофизической службы ран сейсмика сейсмическая активность сейсмическая опасность сейсмология цунамиопасность южно-сахалинск юрий левин

Назад

Социальные сети

Комментарии

  • vig, 28 августа 2019 г. 11:15:01

    Во всех пограничных слоях разных сред (оболочек Земли) существует скачёк плотности, который активизирует (генерирует) тангенциальные силы гравитационного поля, а те в свою очередь формируют вихревые потоки. За счёт этих же сил верхняя твёрдая оболочка Земли (литосфера) разбита на плиты, а те в свою очередь на более мелкие блоки верхней более твёрдой коры. Эти же силы приводят к вращению плит и блоков, но за счёт контакта (сцепления) со своими соседями вращение вырождается в собственный (свободный) колебательный процесс, который генерирует напряжение в плитах и блоках. Срыв сцепления приводит к толчкам (землетрясению) за счёт которых происходит разгрузка напряжений, а затем следующий этап их накопления.
    Субдукции не существует, такой процесс противоречит законам физики. Твёрдые литосферные плиты не могут погружаться в твёрдую мантию, их плотность меньше плотности мантийных пород на 10-30%. Конвекции в твёрдом и стратифицированном по плотности теле мантии быть не может (прочные связи). Мантия и кора одна целая среда, отличаются только плотностью и вязкостью, у коры плотность меньше, а вязкость больше на 2-3 порядка.

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.