Фото_Нобелевский_лауреат

Американский физик-экспериментатор, лауреат Нобелевской премии в области физики (2017), почётный профессор Калифорнийского технологического института Барри Бэриш записал видеообращение к участникам круглого стола форума «Технопром-2021», на котором обсуждалась стратегия развития установок мегасайенс в России. В своем обращении он дал оценку проекту Института ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН (ИЯФ СО РАН) Супер С-тау фабрика. 

В 2011 г. Правительственная комиссия отобрала шесть проектов класса мегасайенс для реализации на территории Российской Федерации, среди которых был электрон-позитронный коллайдер Супер С-тау фабрика. В 2017 г. проект Супер С-тау фабрики был включен в План реализации Стратегии научно-технологического развития России.

Основная цель экспериментов на Супер С-тау фабрике – изучение тау-лептонов и частиц, содержащих очарованные кварки, с рекордной точностью, и поиск новых физических явлений, не описываемых Стандартной моделью. По оценкам специалистов, эта установка даст шанс получить принципиально новые знания об устройстве мира. В частности, Барри Бэриш отметил, что новая установка, возможно, откроет выход за рамки Стандартной модели физики элементарных частиц.

Лауреат Нобелевской премии в области физики, профессор Барри Бэриш (видео можно посмотреть по ссылке https://youtu.be/ZF5ZNRZ3wWc):

– Здравствуйте! Я Барри Бэриш, и я занимаюсь физикой элементарных частиц, а также работаю в области гравитации и гравитационных волн. Я хотел бы выразить свою искреннюю поддержку проекту Чарм-тау фабрики (Супер С-тау фабрика – прим. ИЯФ СО РАН), предложенному Будкеровским институтом (ИЯФ СО РАН – прим. ИЯФ СО РАН).

Позвольте мне сказать пару вещей. Во-первых, всю свою жизнь я занимался физикой элементарных частиц. Я понял, что надо делать большие шаги, чтобы добиться прогресса в науке. Один из путей, который всегда был очень продуктивным в физике элементарных частиц и благодаря которому были открыты новые явления, – увеличение энергии. Другой путь – достижение высокой точности измерений – не менее важен для развития науки. Этот фактор оказался верным в отношении моего проекта, LIGO, с помощью которого несколько лет назад были открыты гравитационные волны и который, возможно, является самым точным измерительным прибором в мире.

Проект Чарм-тау фабрики Будкеровского института является выдающимся по нескольким причинам. Во-первых, он предполагает увеличение светимости, то есть количества столкновений частиц, в сто раз по сравнению с довольно амбициозным коллайдером, работающим в Пекине последние несколько лет. Это позволит проводить очень точные измерения в очень интересной области энергии, в которой рождается самый тяжелый лептон в природе, тау-лептон. Именно потому, что он такой тяжелый по сравнению с остальными лептонами, точное измерение его параметров очень важно для изучения всех лептонов. Во-вторых, установка позволит очень точно изучить взаимодействия тяжелого кварка, очарованных частиц. Сейчас они изучаются на коллайдере в Пекине, но огромное опережение (новосибирской установки – прим. ИЯФ СО РАН) по производительности и точности позволит измерить очень тонкие эффекты, что, возможно, станет ключом для выхода за рамки Стандартной модели физики элементарных частиц. 

Резюмируя, хочу сказать, что я очень воодушевлен проектом Будкеровского института. Будкеровский институт широко известен своими инновациями в ускорителях частиц и имеет надежную репутацию в этой области. Эти инновации в дополнение к науке и работам, которые проводятся в институте, дадут возможность разработать новые прецизионные инструменты для физики частиц.

Спасибо за внимание!

Справка*

Барри Бэриш родился в городе Омаха, штат Небраска. Его родители Харольд Бэриш (1911—1988) и Ли Бэриш (1919—1995) происходили из семей эмигрантов из России, поселившихся сначала в Су-Сити, а позже в Омахе. Вырос в Южной Калифорнии.

В 1957 году получил степень бакалавра по физике, в 1963 году — доктора по физике высоких энергий в Калифорнийском университете в Беркли. С 1963 года работает в Калифорнийском технологическом институте.

С 1994 года — ведущий исследователь LIGO, а с 1997 года — директор LIGO. 14 сентября 2015 года в обсерватории были найдены гравитационные волны, а в феврале 2016 года в ЦЕРН было официально объявлено об этом. 

Он также работал в Фермилабе и на Международном линейном коллайдере.

* по материалам Википедии. 

 

Информация предоставлена пресс-службой ИЯФ СО РАН

Фото: https://press.inp.nsk.su/