Цифровые технологии меняют все сферы нашей жизни. Наука и образование – не исключения. В конце прошлого года в Нижегородском государственном университете открылась новая образовательная программа – киберпсихология. Мы поговорили с ее руководителем, кандидатом психологических наук Валерией Алексеевной Демаревой

Название изображения

 

- Киберпсихология – это междисциплинарная наука? 

Это междисциплинарная область психологии, которая зародилась не так уж и недавно. Первые исследования начали проводиться в начале XX века. Сейчас в эпоху бурного развития новых технологий и массового ухода в онлайн киберпсихология стала как никогда актуальной. Она тесно взаимодействует с такими науками, как социология, коммуникативистика, филология, всем, что связано с IT, физика, математика. То есть, киберпсихология – это очень междисциплинарная отрасль знаний. 

 

- А чем она отличается от медиапсихологии? Медиа – это же средства коммуникации, киберсреда – это интернет-пространство. Получается, что медиапсихология несколько шире? 

Не совсем, у них есть много пересечений. Мы в университете Лобачевского рассматриваем киберпсихологию более широко. Киберпсихология – это и про то, как консультировать IT-специалистов, что не рассматривает медиапсихология. Она рассматривает онлайн взаимоотношения, как интернет-продукты влияют на человека. А киберпсихология – это еще и другие аспекты, которых нет в медиапсихологии. Может быть, у кого-то есть и другое понимание киберпсихологии. Например, если открыть статью на Википедии, то там написано, что медиапсихология – практически синоним киберпсихологии. Но мы рассматриваем ее широко.  

Название изображения

 

- Киберпсихолог действует не совсем как психолог, взаимодействуя с кем-то еще, кроме человека? 

Мы рассматриваем киберпсихолога как медиатора в процессе взаимодействия человека и всей виртуальной среды в самом широком контексте и понимании. Это и социальные сети, и приложения виртуальной реальности, даже есть среда автомобилей. Датчики и приложения в авто – это тоже VR, поэтому мы рассматриваем киберпсихолога как медиатора или посредника в процессе диалога человека и виртуальной среды. 

 

- Можно ли дать однозначный ответ на вопрос о том, что интернет пагубно влияет на человека? 

Конечно, дать однозначный ответ на то, что интернет – это плохо, нельзя. Стоит начать с того, что интернет – это и масса возможностей. Он дает возможность не только саморазвития, это и (само)реабилитация, и коррекция, и способ взаимодействия с массой людей, и способ попасть в группы для тех, кто не может этого сделать в силу каких-то физических проблем. То есть, при грамотном подходе интернет – это хорошо. Но здесь уже вопрос в том, как правильно дозировать свое время пребывания в интернете, как выстроить свой рабочий день, если мы говорим о том, что киберпсихолог может консультировать IT-специалистов в сфере тайм-менеджмента, например.

То есть, можно говорить о том, что интернет – это в целом хорошо, но к нему должен быть грамотный подход. 

- Американский исследователь Николас Карр изучает способности человека думать и запоминать. По его мнению, человек будущего станет обладателем разорванного сознания, низкой концентрации внимания, да и в целом эмоциональность будет нарушена. Все ли настолько плачевно? 

У Николаса Карра есть много работ и по разорванности мышления, и по клиповому сознанию, но важно учесть то, что он пишет о проблемах, которые наблюдаются и которые могут быть. Он же не пишет, что это пагубно и каждый человек настолько плох и обладает клиповым мышлением, что не может функционировать в социуме. Мы говорим о рисках, которые вносит виртуальная среда и повсеместное использование интернета. Здесь поддержу исследование Николаса Карра и тех исследователей, которые на него ссылаются, что основной двигатель этого процесса и клиповости мышления в том, что мы все больше возвращаемся к визуалу. Если дети раньше много читали, то сейчас всячески стимулируется то, что нужно использовать онлайн-платформы и тренажеры, включать элементы геймификации. Постепенно такой визуальный компонент вытесняет вербальный компонент. Дети с самого раннего возраста привыкают к картинкам, они не могут долго концентрироваться на информации, потому что не существовали в другой среде. Они видят одно, которое быстро сменяется другим. Даже если сейчас включить телевизор, то можно увидеть, как одна реклама сменяет другую, не связанную с ней по смыслу. Мы листаем Инстаграм, где посты также не связаны по смыслу. В целом идет переучивание. Наш мозг сейчас работает так, в этом нет ничего плохого. Мы можем хоть и низкокачественно, но получать больше информации.

По сути, наш мозг работает немного по-другому. Если раньше это была качественная обработка небольшого количества информации, то сейчас менее качественная обработка, но огромного количества информации. Никто не будет отрицать, что мы живем в эпоху информационного бума. 

 

- Киберпространство – это реальность внутри нашей реальности, где человек может работать, учиться, развлекаться. Хорошо это или плохо для социализации? 

Я бы сказала, это хорошо, если использовать как дополнительный инструмент. Если мы возьмем развлечения, то нельзя развлекаться только в киберпространстве. Нужно выходить на улицу и взаимодействовать с людьми, потому что сам процесс взаимодействия в киберпространстве – это не то, как мы взаимодействуем в реальной жизни, пусть даже с теми же людьми. Потому что психологически ситуация абсолютно другая.  И психологические характеристики такого взаимодействия очень сильно отличаются. То, что мы можем написать своему другу в соцсетях, это не то же самое, что мы можем сказать ему в лицо. 

Можно взять и другой пример – когда человек строит свой образ в киберпространстве и создает фейковую страницу, где пишет, что он накаченный красавец, который может даже кому-то дерзить. Так он компенсирует то, чего у него нет в реальной жизни. А по факту это может быть худощавый молодой человек, который в жизни ни к кому не подойдет. 

То есть, киберпространство дает больше возможностей для самопрезентации, но при этом нельзя забывать о том, что нельзя терять себя, а возвращение в реальную среду всегда должно иметь место быть.

Хорошо учиться онлайн, но потом пойти и обсудить с кем-то ту же тему, которую ты изучил на какой-то онлайн-платформе – это значит закрепить материал на другом уровне и в другом контексте. И тогда процесс обучения будет более оптимальным. 

Про работу сказать трудно, потому что сейчас очередная волна пандемии и всех снова переводят на дистанционный формат. Все мы принудительно будем работать в киберпространстве, но что поделать. Здесь хорошо бы что-то почитать о том, как сформировать свой график в виртуальной среде, потому что при работе в офисе у тебя есть налаженный режим рабочего дня с обедом и перерывом. А когда ты сидишь дома, то ты можешь просто потеряться. Многие люди перерабатывают, у них нарушается привычный режим сна. Это очень опасные вещи, о которых много пишут даже в газетах, например, в Wall Street Journal достаточно статей выходило во время пандемии о том, как не потерять себя, работая онлайн. И в этом смысле киберпсихология очень актуальна. Мы бы хотели готовить, в том числе, специалистов, готовых помочь людям организовать свой день, работая дистанционно. 

 

Лаборатория киберпсихологии в ННГУ им. Лобачевского

Лаборатория киберпсихологии в ННГУ им. Лобачевского

 

Лаборатория киберпсихологии в ННГУ им. Лобачевского

Лаборатория киберпсихологии в ННГУ им. Лобачевского

 

- Делает ли человека интернет-коммуникация менее эмоциональным? 

Это очень непростой вопрос. В целом, может быть, да. Потому что эмпатия совершенно разная, когда мы один на один с человеком или когда между нами есть посредник – компьютер, социальная сеть. Но при этом, если человек потерял себя в виртуальной среде, создал образ, в который вжился, может случиться так, что в реальной жизни он абсолютно не эмоциональный, разговаривает сухо и не проявляет никаких признаков эмоционального человека, а в виртуальной среде он вживается в образ рокового человека и начинает вести себя слишком эмоционально. Это тонкий вопрос, на который можно посмотреть с разных сторон. 

 

- Сейчас, как мы уже сказали, все процессы перешли в киберсреду. В том числе - неформальные социальные связи.  Не могу не задать вопрос о Dating-приложениях, которые сейчас популярны. Почему люди предпочитают такой способ знакомства? Так влияет глобальный переход в онлайн? 

Конечно, сложно поспорить с тем, что переход в онлайн глобален. В том числе, это и регламентировано высшими органами, поскольку это наша безопасность во время пандемии. Но не стоит забывать, что те же сайты знакомств были и раньше. Я помню, что, когда была маленькая, в телевизоре была бегущая строка с текстом «Познакомлюсь». У определенной категории людей потребность в таких сервисах была всегда. Сейчас это стало проще – каждый день выходят новые интернет-приложения, которые можно скачать на свой девайс. Просто люди так реализуют свою потребность пообщаться. Кто-то не может подойти познакомиться на улице, кто-то испытывает сложности в общении оффлайн и поэтому они идут в онлайн. Я не знаю ни одного прецедента, чтобы кто-то воспользовался dating-приложением и потом сложилась бы семья или свадьба. 

Мое мнение такое, что люди просто реализуют то, чего не хватает в реальной жизни. Они просто черпают ресурсы, например, эмоционального плана, а к результату в виде создания пары или семьи это не относится. Но это лишь мое мнение.

 

- Проблема интернет-зависимости надуманная или это правда психологическое отклонение? 

Конечно, проблема аддикции – проблема психологии. Данному аспекту посвящено много исследований. Сложно сказать, что это появилось только сейчас, в эпоху пандемии. Конечно, у данной зависимости есть особо чувствительные периоды, это подростки, которые приходят после школы и не хотят делать домашнюю работу. Им лучше с кем-то пообщаться и поиграть. Плюс подростковый кризис, когда они что-то не готовы обсуждать с родителями, но могут обсуждать сутки напролет с одноклассниками. 

Я бы не сказала, что только сейчас интернет-зависимость стала глобальной проблемой. Может быть, сейчас на нее стали обращать больше внимания. 

Сейчас и взрослое поколение подвержено такой зависимости. Если кого-то заперли дома во время локдауна, и он не может найти себе занятие, то он может уйти в киберпространство, потеряться в сети. И в этом случае нужна помощь киберпсихолога и консультанта, который вернул бы его в оффлайн-среду и показал бы те ценности, которые есть в оффлайне. Или те ценности, которые могут заменить то, что он ищет в онлайне. 

 

- Многие говорят, что проблема не в зависимости, а в отсутствии грамотного тайм-менеджмента. Так ли это? 

 Я считаю, что да, о чем уже много раз сегодня говорилось. Если говорить про подростков, тут должно быть больше участия родителей, которые должны следить за тем, что делает их ребенок в сети, пытаться выстраивать режим дня. 

А если говорить о взрослых, то здесь вопрос не в зависимости, а в том, как работать на дистанционке и не сойти с ума. Да, тайм-менеджмент и самоорганизация – это очень важные качества, которые нужно развивать и в целом, но и нужен консультант, который поможет человеку грамотно организовать себя в процессе пребывания в киберпространстве. 

 

- Говорят, что с каждым поколением человек становится все более многозадачным. Это не вредно? 

Это наши реалии, с которыми мы ничего не можем поделать.

Мы живем в эпоху информационного бума, когда информация сыплется со всех сторон.

Даже если руководитель сидит на совещании, ему могут приходить сообщения в мессенджеры от еще более высокого руководства, и он не может не отреагировать. Получается, что человек просто разрывается между ресурсами, откуда поступает информация. И мы ничего не можем с этим поделать. Мы должны быть многозадачными. Опять-таки это вопрос о разорванности сознания и клиповом мышлении. Так работает наш мозг: мы обрабатываем информацию быстро, в больших объемах, но менее качественно. Эти три аспекта мы никогда не сможем совместить вместе: чтобы и быстро, и качественно, и много. Так не бывает. Всегда что-то уходит на второй план. В нашу эпоху качество информации, ее обработка и продуцирование, к сожалению, страдает. 

 

- Правда ли, что наш мозг вынужденно трансформируется, действуя в такой киберсреде? 

Наш мозг очень пластичен. Он способен адаптироваться под те потоки информации, которые вокруг него витают. И я соглашусь с вами, что так сейчас устроены информационные потоки, их объемы и скорость вынуждают мозг реагировать на все это. 

 

- Многие люди, чтобы отдохнуть от таких потоков информации уходят на видеосервисы: TiktokYoutube. Действительно ли это помогает отвлечься или делает более уставшим? 

Я соглашусь со вторым. Социальные сети по типу Инстаграма или Tiktok – это мелькание не связанной между собой информации. Мы уходим из рабочей среды с глобальной многозадачностью и постоянным потоком информации и приходим туда же. Просто это подается под таким развлекательным соусом. На самом-то деле для нашего организма это то же самое – мелькание не связанной между собой информации. 

 

- И как тогда позволить мозгу отдохнуть? 

Это не секрет, и на многих сайтах про психологию пишут, что полезно просто сходить погулять или почитать – уйти от того, что дает много не связанной между собой информации. Тот же телевизор не похож на Инстаграм с этим мельканием информации. Если человеку не нравится читать, гулять, то можно просто сесть и посмотреть фильм без рекламы. Это уже будет отдых и информация другого качества, где есть, над чем задуматься, есть сюжетные линии, которые прослеживаются в течение нескольких часов. Это будет отдых для мозга, потому что он будет переходить в другой режим.  

А так лучше просто пойти погулять перед сном, и это уже колоссальная доза отдыха для нашего мозга. 

 

- Что нужно знать человеку, чтобы безопасно для своего мозга действовать в киберсреде? 

В первую очередь нужно знать, что все должно быть дозированно. Нужно составить для себя план – зачем я пребываю в киберпространстве и что мне это дает. Должен быть такой элемент рефлексии: зачем я пребываю в киберсреде, какие у меня цели и какое вознаграждение я получаю.  Если это работа, то это одно: программист вынужден сидеть и работать за компьютером целый день. Но, опять же, он должен делать это грамотно: работа, потом на 20 минут перерыв, когда он полностью уходит из киберсреды, пьет кофе, отвлекается.  Возможно, небольшая прогулка, а затем он возвращается. А если говорить о детях, то, по моему мнению, родители должны много знать, много читать о том, как сделать киберсреду безопасной для своего ребенка. Они должны своим примером показать, как правильно вести себя в киберсреде и давать бесценные советы, которым подросток может следовать уже сейчас. 

Фото предоставлены спикером