Член-корреспондент РАН, советник РАН Игорь Георгиевич Неизвестный. Из архива ИФП СО РАН

Член-корреспондент РАН, советник РАН Игорь Георгиевич Неизвестный. Из архива ИФП СО РАН

 

Поздравляем Игоря Георгиевича с юбилеем!

26 ноября отмечает 90-й день рождения Игорь Георгиевич Неизвестный, выдающийся ученый, член-корреспондент РАН, один из создателей Института физики полупроводников им. А.В. Ржанова СО РАН.

Игорь Георгиевич приехал в Новосибирск в августе 1962 г. в качестве заместителя директора Института физики твердого тела и полупроводниковой электроники. Директором был назначен Анатолий Васильевич Ржанов. По иронии судьбы Игорь Георгиевич был и самым первым сотрудником института — А.В. Ржанов в это время находился в зарубежной командировке. И.Г. Неизвестному предстояло вдохнуть жизнь в НИИ, существовавший тогда только на бумаге: найти помещение для лабораторий, принять сотрудников, обеспечить учреждение оборудованием, наладить работу служб, экспериментальных мастерских. Эту огромную работу недавний сотрудник ФИАНа сделал за неполные два года.

В 1964 году произошло объединение с Институтом радиофизики и электроники, и большой НИИ получил свое современное название — Институт физики полупроводников. В нем появились новые специалисты и лаборатории, вырос экспериментальный цех — слаженное функционирование научного дома координировал И.Г. Неизвестный.

«Игорь Георгиевич — легенда нашего института, он здесь с самого начала: вместе с академиком Анатолием Васильевичем Ржановым, первым директором — создавал, формировал, наполнял будущий ИФП СО РАН. Игорь Георгиевич на протяжении многих лет был центром, вокруг которого вращалась научная и организационная жизнь института. Они с Анатолием Васильевичем успешно действовали в тандеме, хорошо понимали друг друга, дружили. Для А.В. Ржанова было очень важно поднять престиж молодого института, но для этого требовалось много времени работать в Москве. При этом деятельность учреждения в Новосибирске должна была продолжаться, что блестяще обеспечивал Игорь Георгиевич», — объясняет директор ИФП СО РАН академик Александр Васильевич Латышев.

 

«Термостат» — первый в Академии наук

Быстро развивавшемуся институту в одном корпусе стало тесно, к тому же полупроводниковые технологии требуют особой чистоты, поэтому в 1963 году, по инициативе А.В. Ржанова, началась разработка проектной документации специального термостатированного корпуса. А с 1965 г. — строительство, проходившее под полным контролем Игоря Георгиевича. Это был первый в Академии наук СССР технологический корпус со столь высоким уровнем чистоты. Ранее строились отдельные комнаты, а не здания. Термостатированный корпус с собственным микроклиматом, влажностью, низким уровнем пыли был построен по специальному проекту, а для его отделки использовались самые современные материалы. Создатели корпуса позаботились и о психологическом комфорте сотрудников — окна лабораторных помещений смотрят на лес, и в комнаты заглядывает солнце. Если учесть, что лаборатории спрятаны в середине здания, а вокруг них расположены все «грязные» технологические объекты, становится понятно, что  такое решение требовало определенной изобретательности строителей.

Термостатированный корпус ИФП СО РАН. Фото Rufus Media

Термостатированный корпус ИФП СО РАН. Фото Rufus Media

 

«Термостатированный корпус был построен под пристальным вниманием Игоря Георгиевича, с его активным участием. Продуманные технологические решения, которые использовались при создании здания, обеспечивали институту решение прорывных задач научного и прикладного значения и в то время, и сейчас: в этом корпусе мы делаем образцы полупроводниковых низкоразмерных структур с квантовыми свойствами, элементы современной микро-, опто- и наноэлектроники», — говорит Александр Латышев.

«Игорь Георгиевич решал все сложности, связанные с созданием нового корпуса. Он этим занимался от и до, когда здание было возведено, Игорь Георгиевич включил  заботы о “термостате” в сферу своей ответственности как заместителя директора, и так продолжалось все время его работы», — отмечает коллега и друг И.Г. Неизвестного, главный научный сотрудник ИФП СО РАН академик Александр Владимирович Чаплик.

Колоссальная самоотдача Игоря Георгиевича при организации строительства термостатированного корпуса была в 1971 году отмечена Орденом Трудового Красного Знамени.

 

Председатель Райисполкома Советского района И.П. Мучной вручает орден Трудового Красного Знамени И.Г. Неизвестному, 1971 год. Из архива СО РАН

Председатель Райисполкома Советского района И.П. Мучной вручает орден Трудового Красного Знамени И.Г. Неизвестному, 1971 год. Из архива СО РАН

 

Собственные исследования

Параллельно с «выращиванием» института Игорь Георгиевич занимается наукой — в 1966 г. защищает кандидатскую диссертацию, в 1980 г. — докторскую, посвященную исследованию границ раздела германий–диэлектрик, разработке «замкнутой» технологии германиевого МДП (металл-диэлектрик-полупроводник)-транзистора.

«Подвижность носителей заряда в германиевом транзисторе выше, чем в аналогичном кремниевом, и, как следствие, лучше быстродействие, но сложность была в том, чтобы получить хорошую границу раздела германий-диэлектрик. Этим Игорь Георгиевич и занимался со своими сотрудниками, они детально все исследовали,  выяснили, какое должно быть оптимальное изолирующее покрытие — его диэлектрические характеристики, физико-химические свойства», — объясняет академик РАН Александр Леонидович Асеев.

«Игорь Георгиевич был заведующим лабораторией “Физика и технология германиевых МДП-структур”. В частности, он с коллегами выяснял, какую роль в торможении, рассеянии электронов и возникновении электрического сопротивления вносит поверхность. А в нашей лаборатории теоретической физики развивалась тематика, связанная с построением квантовой теории поверхностного рассеяния. Речь идет о рассеянии электронов на шероховатой поверхности тонкой пленки. Мы с д.ф.-м.н. М.В. Энтиным разработали квантовую теорию, где фигурировали характеристики этих неровностей.  Выяснилось, что лаборатории Игоря Георгиевича требуются наши выводы для исследования структур, на поверхности которых существовали кристаллические ступени. Ступени — тоже неровность, но специфическая, и нам пришлось немного видоизменить теорию, чтобы этот случай включить, и мы получили результат, который хорошо описывал эксперименты, проводившиеся в лаборатории Игоря Георгиевича. Так возникло наше сотрудничество и долго продолжалось и по другим вопросам», — говорит Александр Чаплик.

Крупное научное достижение И.Г. Неизвестного, за которое он (в составе коллектива авторов) был удостоен в 1995 году Государственной премии Российской Федерации, связано с разработкой фотоприемных матриц на основе полупроводникового соединения свинец-олово-теллур, легированного индием.

«Чувствительность таких фотоприемных систем очень высока, но именно она не позволяет их использовать на Земле из-за высокого фонового излучения, поэтому сфера применения этих приборов — космические наблюдения. Игорь Георгиевич с коллегами разработали технологию выращивания полупроводниковых пленок и создали фотоприемные устройства на их основе», — объясняет Александр Асеев.

Демонстрация установки МЛЭ японскому профессору И. Нишизаве. Слева – И.Г. Неизвестный, справа – Л.Н. Александров. Из архива СО РАН

Демонстрация установки МЛЭ японскому профессору И. Нишизаве. Слева – И.Г. Неизвестный, справа – Л.Н. Александров. Из архива СО РАН

 

 

Главное — люди

В бытность заместителем директора, да и позже Игорь Георгиевич Неизвестный знал в институте практически всех сотрудников, что неудивительно: с каждым он беседовал при приеме на работу. При этом его ключевое качество в общении — демократичность, отсутствие формализма: он вел себя на равных и с крупными учеными, и с рабочими цеха, старался поддерживать молодых  специалистов.

«Если возникало недопонимание на ученых советах, семинарах, Игорь Георгиевич становился на сторону молодежи, пояснял, что они имеют в виду, и после его комментария дело решалось в пользу молодого сотрудника. У Игоря Георгиевича был большой авторитет и у старшего поколения, и у младшего», — подчеркивает Александр Латышев.

«С Игорем Георгиевичем мы были знакомы еще до моего прихода в Институт физики полупроводников — с момента, как я работал в Президиуме СО АН СССР. И сейчас, и тогда с Игорем Георгиевичем очень приятно общаться: он всегда находил время на поиск нужной мне информации, не отговаривался занятостью или обилием дел. В то время мы с ним много пересекались в командировках: были в Бурятии, Якутии — он взаимодействовал с людьми просто, начистоту, без заносчивости, ненужного официоза. Мне всегда импонировали профессионализм Игоря Георгиевича, его глубокие знания, стиль работы с молодежью — способность терпеливо, спокойно донести свою мысль. У него, безусловно, педагогический талант, его выступлениями можно заслушаться», — так отзывается об Игоре Георгиевиче советник директора ИФП СО РАН  Пётр Тихонович Девяткин.

«Игорь Георгиевич относится к окружающим уважительно, с пониманием, он никогда не рубил с плеча, не был категоричен, оценивая чьи-либо поступки. Скорее всего, это связано с тем, что он многое в жизни испытал — взять хотя бы то, что он ребенком пережил Великую Отечественную войну в оккупации», — рассказывает близкий друг и коллега И.Г. Неизвестного, заместитель председателя СО РАН кандидат физико-математических наук Эдуард Владимирович Скубневский.

«Когда Игорь Георгиевич видел талантливого молодого человека, он всегда “включал зелёный свет”. Так он выделил несколько одаренных ученых — сейчас  они руководители научных групп, направлений», — добавляет старший научный сотрудник группы моделирования электронных и технологических процессов микроэлектроники ИФП СО РАН, руководитель филиала кафедры полупроводниковых приборов и микроэлектроники Новосибирского государственного технического университета в ИФП СО РАН кандидат физико-математических наук Наталия Львовна Шварц.

Филиал кафедры базируется в ИФП СО РАН — в стенах института сотрудники читают студентам НГТУ профильные спецкурсы, здесь же студенты проходят и практику.

«Филиал кафедры создан в нашем институте по  инициативе Игоря Георгиевича, который его возглавлял в течение 25 лет, читал курс по физике поверхности полупроводников. Позже передал курс мне, а сам вел семинары по специальности. С первых лет организации конференции молодых специалистов по электронным приборам и материалам (IEEE EDM), в НГТУ, Игорь Георгиевич был председателем программного комитета и ездил на все мероприятия конференции (она традиционно проходит в Горном Алтае) — и заседания, и посиделки у костра, и сплавы по Катуни. Он первый предложил, чтобы доклады, по крайней мере, на нашей секции проходили на английском языке. Это очень важно, поскольку для студентов “EDM” — первая ступенька на пути к большим “взрослым” конференциям», — продолжает Наталия Шварц.

Игорь Георгиевич Неизвестный и президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин, 1995 год. Из архива ИФП СО РАН

Игорь Георгиевич Неизвестный и президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин, 1995 год. Из архива ИФП СО РАН

 

Характер: быть на переднем крае, интересоваться новым

Коллеги и друзья отмечают, что Игорю Георгиевичу присущи любопытство, живой интерес к появляющимся открытиям.

«Яркая черта его характера: стремление обязательно быть на уровне передней линии науки, видеть, где появляется что-то новое, и привносить это в наш институт. В качестве заместителя директора по науке Игорь Георгиевич всегда старался, чтобы институт не зацикливался на каких-то боковых, ставших уже неактуальными темах, а был на всесоюзном, всероссийском, мировом уровне», — говорит Александр Чаплик.

Александр Латышев добавляет, что И.Г. Неизвестный всегда болеет за институт: «Игорь Георгиевич — из тех надежных людей, с кем можно строить планы, развиваться. Бывает, чтобы принять оптимальное решение, я обращаюсь к его опыту, он делится своими соображениями — в чем-то я могу быть согласен, в чем-то нет, но такие беседы помогают разобраться в ситуации».

Наталия Шварц подчеркивает, что Игорь Георгиевич проявлял и проявляет любопытство к проектам, выходившим за рамки его научных интересов: «Когда я начала работать, мы с Игорем Георгиевичем пересекались на общих семинарах отдела. Он всегда был очень активен и не стеснялся спрашивать, если чего-то не знал. Это качество ему присуще и сейчас — он интересуется всем окружающим. Игорь Георгиевич приветствовал и активно поддерживал появление в институте тематики, касающейся квантовой криптографии, исследований, связанных с квантовым компьютером, развивал нашу группу моделирования электронных и технологических процессов микроэлектроники. Игорь Георгиевич из тех руководителей, с которыми хочется работать».

О научной интуиции И.Г. Неизвестного, открытости к новым направлениям говорит и заведующий лабораторией нелинейных резонансных процессов и лазерной диагностики №32 ИФП СО РАН член-корреспондент РАН Игорь Ильич Рябцев:

«Главные качества Игоря Георгиевича — интерес ко всему новому, желание досконально разобраться в предмете, научная интуиция, потрясающая работоспособность и бодрость духа. Мы с ним обсуждаем не только текущие экспериментальные работы, но и ситуацию в российской науке в целом. Он умеет анализировать происходящее и предсказывать последствия. Настойчивость в достижении цели и отстаивании научных интересов — то, чему мне удалось научиться у Игоря Георгиевича».

Именно И.Г. Неизвестный, заинтересовавшись в 2000 году идеей Игоря Рябцева начать работы по созданию квантового компьютера на нейтральных и ридберговских атомах, предложил приступить к исследованиям в области квантовых коммуникаций с одиночными фотонами.

 «С помощью Игоря Георгиевича мы получили финансирование от института на закупку комплектующих для первой в России атмосферной экспериментальной установки, а затем эта работа была включена в программы Президиума РАН и СО РАН. Так начались наши экспериментальные исследования по квантовой информатике, которые продолжаются и сегодня. Игорь Георгиевич считает работы нашей лаборатории по квантовым коммуникациям своим детищем и гордится ими. В 2015 году он инициировал исследования по созданию полупроводниковых детекторов одиночных фотонов на основе малошумящих лавинных фотодиодов для оптоволоконных квантовых коммуникаций.  Сегодня эти работы признаны критически важными для развития квантовых систем связи на российской элементной базе. Работы по квантовым коммуникациям курируются и финансируются РЖД, сформирована дорожная карта, определены приоритетные направления, выделено финансирование и уже запущено несколько проектов по этой тематике», — объясняет Игорь Рябцев.

 

Ведущее качество: человечность

Вести дела большого научного учреждения, порой в очень сложные времена, сохраняя при этом численность сотрудников, исследовательские направления, невозможно без внимания, доброго отношения к людям.

«Игорь Георгиевич реагировал на все обращения от больших до малых, это качество я во многом перенял у него — довести до конца, разобраться в любом поступающем вопросе», — говорит директор ИФП СО РАН.

«На своем руководящем посту И.Г. Неизвестный был строгим, даже суровым, но решал вопросы быстро, без ненужных бюрократических проволочек», — вспоминает Александр Асеев.

«Когда к нам присоединили Институт радиотехники и электроники СО АН СССР, были, конечно, трения, шероховатости, проблемы, и Игорь Георгиевич это все сглаживал, разрешал», — добавляет Эдуард Скубневский.

«Игорь Георгиевич очень заботился о наших ветеранах, их всегда у нас поздравляли, организовывали вечера, он за этим лично следил. Заботился о старейших сотрудниках, проявлял внимание к ним, лично заходил проведать. Игорь Георгиевич — истинный интеллигент, обладатель прекрасных человеческих качеств», — говорит Наталия Шварц.

Мощная научная школа Института физики полупроводников, множество его лабораторий, разработанных технологий сейчас кажутся привычными его обитателям, студентам и аспирантам, и сложно представить, что когда-то института просто не было. Во многом облик ИФП СО РАН сформирован Игорем Георгиевичем Неизвестным, которому на старте проекта был 31 год. Масштабный результат его работы воодушевляет, помогает поверить в свои силы любому и может стать вдохновляющим ориентиром для молодых исследователей.

 

Надежда Дмитриева, пресс-служба ИФП СО РАН