Материалы портала «Научная Россия»

Джованни Биньями: «Если не вы, то ваши дети это увидят»

Джованни Биньями: «Если не вы, то ваши дети это увидят»
Итальянский астрофизик, экс-президент COSPAR рассказывает о своем видении космических исследований

В Москве закончилась 40-я Научная ассамблея Международного комитета по исследованию космического пространства (COSPAR). Джованни Биньями (Giovanni F. Bignami) — профессор, член совета Европейского космического агентства (ESA), президент Международного комитета по космическим исследованиям с 2010 года до августа 2014 года, руководитель Итальянского космического агентства в 2007–2008 годах, глава Национального института астрофизики Италии. «Научная Россия» беседует с ним о роли COSPAR в изучении космоса в последние 50 лет, а также о том, что может человечество сделать в космосе за следующие полвека.

— Первый вопрос: COSPAR существует вот уже 50 лет. Политическая ситуация, в которой он создавался, изменилась. Какова была роль COSPAR тогда, какой она стала сейчас, что изменилось?

Да, COSPAR появился в 1958 году, сразу после первого запуска спутника, и, конечно, совсем в другом мире. Он был создан со специальной целью позволить ученым Запада и Востока свободно и мирно общаться, вместе заниматься наукой в космосе. Что ж, я думаю, эта цель осталась неизменной с 1958 года по сю пору. Конечно, времена изменились, но политические трения существуют, и космос — сфера, сильно затронутая коммерческими и милитаристскими интересами, связанными с этими политическими трениями. А мы в COSPAR остаемся независимыми.

— Понятно, то есть ситуация на деле не изменилась. Почему Москва была выбрана в качестве хозяйки нынешней ассамблеи COSPAR?

Это же очевидно. Я имею в виду, это был простой и очевидный выбор: все были согласны по многим причинам. Последний раз Россия принимала COSPAR во времена Советского Союза в 1970 году в Ленинграде, и с тех пор в России этой ассамблеи не проводилось. Поэтому логично вернуться и провести ее на земле, которая дала космической науке огромный фундаментальный вклад в целом. Кроме того, это же Московский университет, прекрасный, волшебный, — идеальное место для ассамблеи.

— Ваши впечатления от Москвы?

Я знаю Москву довольно хорошо, и я ее люблю. Впервые я приехал в Москву в 1981 году, во времена товарища Андропова, помните такого? И я много работал с ИКИ, Институтом космических исследований, директор которого, Лев Зеленый, — один из ведущих организаторов этого мероприятия. Так что мое впечатление — Москва по-прежнему очень красива. Она сильно изменилась, но это всё тот же прекрасный город.

— Вы сказали во время своего последнего визита в Москву (этой весной), что COSPAR здесь должен стать большим событием. Как Вы оцените то, что получилось?

Да, думаю, мои ожидания оправдались. Конференция еще продолжается, но я думаю, да, в целом они оправдались. Это подтверждают цифры. Всего представлено 4444 абстракта, то есть именно научных докладов, это рекордное количество. Очень много участников, около 3000, несмотря на трудности с возможностью приехать в Москву. Погода великолепная, несколько жарковато, но это ничего. Так что да, позитивные ощущения подтверждаются. Очень подготовленные делегации. Американцы, к примеру, в большом количестве здесь представлены.

— Впервые молодые ученые, студенты, участвуют на COSPAR, верно? Кто это придумал, чья была идея?

Это придумали организаторы с российской стороны, которых мы, разумеется, поддержали с самого начала. Была практическая, финансовая проблема, потому что для того чтобы позволить молодым людям принять участие, требовалась поддержка. Но ее мы получили от российских спонсоров. Участие студентов тем самым стало возможным, всего их было, я забыл точную цифру, около 200, то есть порядка нескольких сотен молодых участников. Также приняли участие в конференции их преподаватели, и это тоже очень важно.

— Давайте поговорим о более глобальных вещах. Что изменится в жизни, в космических исследованиях в следующие 50 лет?

Сложный вопрос. Давайте начнем с завтра (6 августа. — Примеч. ред.). Завтра космический зонд ESA, Rosetta, войдет в контакт с кометой. И это имеет огромное значение — впервые мы делаем фотосъемку кометы с расстояния несколько километров, когда зонд обращается вокруг нее. Это важно, потому что кометы — фундаментальная часть нашей Солнечной системы. Затем через некоторое количество лет ESA и Федеральное космическое агентство РФ совместно планируют посадку на Марс, что тоже очень интересно и важно. И дальше нас ограничивают только небеса — запланировано много миссий, в том числе совместных, американских, китайских, русских, европейских, японских, со всего мира. Нам нужно планировать исследование человеком космоса и Солнечной системы, и тут много еще нужно сделать.

— Как Вы считаете, должны ли люди сами лететь в космос (а не посылать туда автоматы)?

Да, я так думаю. Я верю, что это нужно делать, потому что я верю в потребность для мужчин и женщин исследовать космос. Так было на протяжении всей эволюции человеческой расы. На деле, Homo sapiens завоевал планету, потому что в нем была жажда исследования. Думаю, она никуда не делась, и нужно двигаться вовне. Все дальше и дальше, до Луны и за нее. Да, я думаю, мы должны туда отправиться, я даже написал об этом книгу.

— Вы полагаете, что мы должны жить на Марсе, сделать его своим домом?

Ничего не знаю о доме на Марсе, на Марсе не самая приветливая окружающая среда. Там хуже, чем зимой в России! Очень холодно, к тому же марсианская зима длится вдвое дольше, чем русская, потому что орбита Марса длиннее орбиты Земли. Тем не менее это очень важно — исследовать Марс сейчас, к примеру, чтобы понять, зарождалась ли жизнь на этой планете, как в свое время на Земле. Это будет самый значительный научный результат человечества. Но так, чтобы полететь на каникулы на Марс, — вряд ли.

— Думаете ли Вы, что мы должны терраформировать Марс?

О, терраформированием Марса, что бы это ни означало, всегда называют нечто далекое от реальности. Вы, наверное, имеете в виду создание атмосферы и комфортной окружающей среды на Марсе, чтобы люди могли там жить.

— Преобразование почвы с помощью цианобактерий.

— Да, да. Это легко сказать. Но сделать такое на практике — я уверен, конечно, что это совершенно реально. Но только с одним ограничением: перестраивание всего Марса займет много сотен тысяч или миллионов лет. К примеру, кислород есть на Земле, в нашей атмосфере, мы им дышим, потому что на Земле есть жизнь. Но она зародилась миллиарды лет назад. Очень давно. Кто тогда создал атмосферу? Не такое уж это простое дело.

— Мы с Вами явно не доживем.

Да, это займет очень долгое время.

— Думаете ли Вы — последний вопрос — что человечество должно отправиться за пределы Солнечной системы? Жить на экзопланетах?

Да, я думаю, что должно — но это, повторю, будет большой технологический вызов. Пока у нас нет даже двигателей для таких целей. У нас есть ракеты, которые могут забросить нас на Луну, мы можем представить себе аппараты для отправки на Марс или даже для путешествия по Солнечной системе. Но чтобы добраться до ближайшей звезды, α Centauri (альфа Центавра. — Примеч. ред.) , к примеру, — ближайшая звезда находится на расстоянии в миллион раз больше расстояния между Землей и Солнцем. Так что это долгий путь, и у нас нет двигателей, которые доставят нас туда за сколь-нибудь разумное время. Но мысль в этом направлении работает. Так что надо просто делать проекты. Если не Вы, то Ваши дети обязательно увидят всё это.

cospar интервью с учеными и научные эксперименты

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий