Интервью на портале «Научная Россия»

0 комментариев 2260

«Вакцинация не вызывает постковидного синдрома»

«Вакцинация не вызывает постковидного синдрома»
Какие осложнения возможны после вакцинации от COVID-19 и как их избежать, рассказывает Н.А. Крючков, эксперт по общественному здоровью и международному здравоохранению, иммунолог, кандидат медицинских наук.

Какие осложнения возможны после вакцинации от COVID-19 и как их избежать, рассказывает Н.А. Крючков, эксперт по общественному здоровью и международному здравоохранению, иммунолог, кандидат медицинских наук.

 

 

– Николай Александрович, предлагаю обсудить такую актуальную, важную для многих тему, как осложнения после вакцинации. Об этом слышно множество пугающих историй. Как часто такое случается и какие виды осложнений можно ожидать?

– Откуда мы черпаем информацию о побочном действии вакцин? Основной источник информации – это те сообщения о нежелательных явлениях, которые поступают в рамках системы Фармаконадзора, курируемой государством, в частности, Росздравнадзором в России. Такого же типа информацию мы получаем с общеевропейской базы данных, отдельных баз данных по европейским странам,  американской базы данных, то есть из тех стран, где система Фармаконадзора наиболее хорошо и давно работает.

Второй источник информации – это отдельные сообщения, размещаемые в социальных сетях, в средствах массовой информации, о чем пишут, как правило, сами люди, с такими явлениями столкнувшиеся, либо их родственники, друзья. Мы понимаем, что степень достоверности таких сообщений разная. Кстати, в базе данных, если мы говорим, например, об Америке, фактически кто угодно может разместить любую информацию о нежелательных явлениях после вакцинации. Она проверяется лишь постфактум, и записи присваивается идентификационный номер, и она сохраняется.

Самое нежелательное явление – это, как мы понимаем, смерть. Есть ли такие реакции? В Соединенных Штатах Америки, к примеру, три вакцины присутствуют на рынке – компаний Pfizer, Мoderna и Johnson&Johnson. В Евросоюзе централизованно пока тоже три – Pfizer, Moderna и AstraZeneca. Остальные на подходе, пока не зарегистрированы. Соответственно, по этим вакцинам в США суммарно зафиксировано примерно 200 смертельных случаев. В Германии – около 120 случаев. Также есть смертельные случаи в Испании, Норвегии, Дании, Германии, Австрии, Италии, Южной Корее.

– Насколько я знаю, в России таких случаев не зафиксировано. Наши вакцины лучше?

– В России смерти, связанной с применением вакцины, не зарегистрировано ни одной. Официально это нигде не озвучивалось. О чем это говорит? О том, что «их» вакцины хуже? Надо сказать, что и за рубежом проводятся серьезные проверки, и доказательств вероятности связи между приемом вакцины и смертью не найдено.

– То есть, ни одного подтвержденного случая в мире нет?

– Случаев смерти, достоверно связанных с применением зарегистрированных вакцин против COVID-19,  к настоящему времени не выявлено. Например, в случае Норвегии больше половины смертей после вакцинации произошло в домах престарелых. Все случаи были связаны с людьми 75+. В Испании – старше 70 лет. В Германии, соответственно, это тоже пожилая группа, хотя, например, в США были случаи от 45 лет, но, опять же, это люди с тяжелыми хроническими заболеваниями.

Дело в том, что люди смертны, и они даже без вакцины периодически умирают, к сожалению. Именно поэтому нельзя говорить, что введение вакцины приводит к смерти, только лишь на основании того, что человек умер после введения. «После» само по себе не значит «по причине».

Однако помимо смерти есть и другие серьезные нежелательные явления. Кроме того, вероятно, у некоторых вакцин могут иметься очень редкие тяжелые побочные эффекты. К примеру, сейчас изучаются тромбозы и тромбоцитопении после применения вакцины компании AstraZeneca. В Европе (включая Великобританию) около 40 таких случаев на 20 млн. получивших прививку людей. При этом заметное число таких случаев выявлено у вакцинированных младше 50 лет. Речь здесь может идти о действительно редком, вероятно, аутоиммунном и, в подавляющем большинстве эпизодов, несмертельном феномене.

– Может быть, фармкомпании просто не хотят разглашать истинных причин смерти пациентов?

– Уверен, что дело не в этом. В подавляющем большинстве случаев, как и с другими препаратами, причинно-следственной связи в действительности нет не потому, что регуляторы или фармкомпании не хотят признавать ее наличия, а потому, что ее действительно нет.

Проводятся тщательные расследования каждого случая осложнений. Конечно, никто не хочет убирать с рынка свою вакцину. Но, тем не менее. Есть прецеденты, когда в той же Европе и США очень прибыльные препараты убирали с рынка, если была доказана зависимость между их применением и смертью, тяжелыми нежелательными явлениями у пациентов.

Например, всем известная история с двумя препаратами из класса ЦОГ-2-ингибиторов. Это противовоспалительные препараты, которые обладают лучшей избирательностью действия, чем «классические» нестероидные противовоспалительные средства. Но оказалось, что именно два из препаратов этого класса  вызывают очень редкие, но крайне тяжелые нежелательные явления, в том числе, приводящие к смерти. Так вот, после расследования и тщательной проверки данных эти препараты были сняты с рынков развитых стран.

– Как устанавливают взаимосвязь между применением вакцины и смертью пациента?

– Первое. Мы ищем какие-то необычные смерти, которые вряд ли могли бы произойти без препарата. Второе. Мы смотрим на возраст, на осложнения, насколько этот человек в принципе имел вероятность умереть с учетом ожидаемой в конкретной стране медицинской помощи.

Дальше мы смотрим, а насколько типичны смерти от того или иного препарата, есть ли у них общие черты. Какое количество похожих смертей после приема или введения определенного лекарственного препарата зафиксировано? Вот почему сейчас по тромбозам после вакцинации и возник вопрос – таких случаев не один, не два и даже не десять. Но, когда подсчитали общий риск развития тромбоза без вакцинации, то эксперты пришли к заключению, что он даже выше. То есть и вне вакцинации у не меньшего количества людей в Европе за тот же временной интервал случаются сходные тромбозы. Сейчас же изучают индивидуальные особенности этих случаев и выясняют, действительно ли введение вакцины повышает риски у людей до 50 лет.

Система фармаконадзора нацелена на поиск редких, опасных для жизни и здоровья людей, обладающих сходными признаками состояний у пациентов после применения лекарственных препаратов, на быструю обработку первичных данных, на возможность проведения быстрых и эффективных расследований для определения степени тяжести и степени связи применения лекарств с возникновением нежелательных явлений.

– Что мы можем сказать о нежелательных побочных явлениях после вакцинации в нашей стране?

– Пока в России о тяжелых нежелательных явлениях после вакцинации против COVID-19 официальной информации не было. Но надо понимать, что полностью сопоставлять эффективность работы российской системы фармаконадзора и той же европейской все-таки сложно. Как бы нам ни хотелось, все-таки это не идентичные системы по результативности. Тем не менее, если бы какие-то массовые смертельные исходы имели место, скрыть это вряд ли бы удалось.

Да, есть ряд сообщений в соцсетях, которые свидетельствуют о том, что у кого-то после вакцинации возникли тяжелые суставные поражения, высыпания на коже, длительная лихорадка и другие симптомы. Но произошло ли это вследствие (по причине) вакцинации – неясно, нужно проводить расследование. Достаточной информации пока нет.

Николай Александрович, я слышала, что существует некая народная база данных, где собраны все случаи таких осложнений. Об этом рассказывает небезызвестный Павел Андреевич Воробьев, который признается, что после изучения этого документа у него волосы во всем теле встали дыбом, и теперь он руками и ногами против вакцинации. Вы слышали об этом документе, читали его?

Этот документ я лично не видел. Но, скорее всего, речь идет о независимой базе данных, где люди самостоятельно сообщают о развившихся у них или у близких нежелательных явлениях. Данные там могут значительно отличаться от того, что содержится в базе Росздравнадзора, однако, повторюсь: если бы были массовые тяжелые случаи, они бы стали широко известны и нашли своё отражение в официальной базе тоже.

Скажем честно: вакцина Спутник V высоко реактогенна. Примерно у половины тех, кто получает вакцину, развиваются немедленные гриппоподобные реакции. Что это такое? Это температура, общая слабость, боли в мышцах. Эти симптомы нетяжелые, неопасные и обычно «проходят» в течение двух-трех дней.

Почему так происходит? Потому что в ваш организм вводится «полуживой» вирус-вектор в высокой дозе. Размножаться он не может, но заражать-то клетки в состоянии. Соответственно, в ответ появление чужеродного агента иммунная система активируется, неспецифический иммунитет – тоже, и вы получаете все эти реакции. Это нормально.

Люди реагируют на вакцинацию по-разному. Известно, например, что у пожилых реже, у молодых – чаще возникают такие реакции.

– Видимо, я молодая, потому что столкнулась сполна с этой реакцией после первой дозы вакцинации. После второй дозы вакцинации у меня не было столь выраженных явлений, похожих на грипп, но несколько дней болело место вакцинации, был выраженный отек, краснота, инфильтрация. Это нормально?

– В клиническом исследовании первой и второй фазы примерно у трети пациентов действительно были уплотнение и боль в месте инъекции в течение нескольких дней. Ничего страшного тут нет. При вакцинации очень сильно задействован местный иммунитет. Фактически развивается ответ на введение вакцины, воспаление. Организм стремится избавиться от чужеродного агента, но параллельно с этим он учится: распознает антигены и формирует специфический иммунитет. Для этого и нужна вакцина. Это не означает, что вы «мутируете», превратитесь в генно-модифицированного человека и ваша ДНК изменится безвозвратно.

Довольно много сообщений о том, что люди болеют после вакцинации различными ОРВИ. Вот и у меня так было через неделю после первой вакцинации. Болела довольно долго, с осложнением в виде бронхита. Не обошлось без антибиотиков. Чем это объясняется? Тем, что на ослабленный иммунитет попадает вирус или люди уже приходят вакцинироваться, будучи инфицированными?

– Вакцинация нацелена на формирование специфического иммунитета. Это означает, что иммунитет, который образуется в результате, активен именно к определенной инфекции. Это не какая-то общая активация иммунитета, хотя она тоже может происходить. Но тут имеет значение, что в ответ на вакцинацию против пандемического коронавируса вы оказываетесь значительно менее восприимчивым именно к этому коронавирусу. Это никакого отношения не имеет ни к гриппу, ни к другим ОРВИ, ни к респираторно-синцитиальному вирусу, ни к другим вирусам, в том числе, «кишечным». Поэтому вероятность заразиться какими-то другими заболеваниями у вас не меняется от антиковидной вакцинации.

В текущем сезоне менее распространены другие ОРВИ. За счет чего? В основном, благодаря противоэпидемическим мероприятиям. Они, конечно, идут крайне недостаточно, но того запала, который мы увидели в 2020 году, оказалось достаточно для того, чтобы сезонный грипп осенью 2020 – весной 2021 фактически не «пришёл», как это случается обычно. Поэтому вероятность заразиться другими ОРВИ сейчас ниже, чем обычно в прошлые годы.

Ну, а ковидом-то заболеть вероятность должна снижаться? Тем не менее, есть случаи, когда пациенты заболевали ковидом после вакцинации.

– Это уже другой случай. Для того чтобы после прививки сформировался специфический иммунитет, нужно время. Неверно думать, что вы «уколетесь» вакциной и у вас на следующий же день иммунитет выработается. Ничего подобного. В исследованиях показано начало защитного эффекта – это две недели после первой инъекции. Но все же, правильно говорить о выработке полноценного иммунитета после второй инъекции. То есть, пять недель нужно с момента первой инъекции для того, чтоб у вас сформировался полноценный защитный иммунитет. Заразиться можно и до вакцинации. А там есть инкубационный период, который составляет от 2 до 14 дней. Соответственно, если вы, допустим, заразились, а через 2-3 дня вакцинировались, то вам покажется, что и заразились вы после вакцинации. На самом деле это не так.

Также возможно заразиться и после вакцинации в течение этого пятинедельного окна и быть способным в течение этого срока заражать других людей, поскольку защитный иммунитет еще не успел полностью сформироваться.

Правда ли, что, если человек уже инфицирован и провакцинируется, то болезнь будет в более легкой форме, чем если бы не вакцинировался?

– На этот вопрос ответить сложно, потому что данных крайне недостаточно. Да, это не исключено. Хотя, если не успел еще сформироваться специфический иммунитет, то вероятно, вакцина не поможет в борьбе с инфекцией. Мы можем поспекулировать на эту тему, но, поскольку точных данных пока нет, сейчас рано делать выводы.

Николай Александрович, многие люди боятся тяжелых осложнений в виде антителозависимого усиления инфекции или постковидного синдрома, которыми сейчас тоже пугает Павел Андреевич Воробьев. Якобы такие случаи есть и их много. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Антителозависимое усиление инфекционности – это явление, когда в ответ на вакцинацию или на заболевание у какого-то конкретного человека вырабатываются антитела, большая часть из которых носит не протективный характер, а просто являются мусорными. Они реагируют с антигенами коронавируса, но при этом не подавляют его жизнедеятельность. Они могут даже способствовать усилению инфекции, и в результате она получит дополнительное преимущество от наличия таких антител и будет более активно распространяться в организме.

Да, такая вероятность есть. Мы можем предположить, что могут вырабатываться слабые антитела, которые «обволакивают» вирус и способствуют тому, что он проглатывает макрофаги-моноциты и другие антиген-презентирующие клетки. Как, например, в случае с лихорадкой Денге.

По нынешней инфекции достоверных данных пока нет. Есть результаты исследования на приматах по SARS-CoV, так называемой атипичной пневмонии. Это «близкий родственник» нового коронавируса. Поскольку у вируса атипичной пневмонии наблюдается заметный эффект антителозависимого усиления инфекционности, у SARS-CoV-2 тоже такие эффекты могут быть. Однако их клиническое значение сейчас ещё  непонятно.

Так или иначе, очень важно наличие именно защитных антител. Не всех антител, а именно защитных, с сильным связыванием с ключевыми участками вируса, в частности, с RBD-доменом или S1-участком шипика на поверхности вируса. Именно поэтому в вакцинах используются именно «сильные» участки вируса – те, на которые формируется «сильный» иммунитет – а другие антигены в состав препаратов не включают .

Конечно, это тоже не полное решение проблемы, потому что все равно в результате вакцинации у нас только определенная доля антител является защитными. Какие-то вакцины здесь лучше, какие-то хуже. Но добиваются обычно наличия большего процента защитных антител.

– Ну а постковидный синдром? Может ли он развиться в результате вакцинации?

– Что такое постковидный синдром? Это различные осложнения, развивающиеся в результате перенесённого заболевания COVID-19, когда могут поражаться самые разные системы и органы, и в первую очередь – головной мозг, сердце, легкие, суставы. Но это всё в случае, если у вас была инфекция SARS-CoV-2. Таких людей много – это около трети переболевших. У некоторого процента людей какие-то из проявлений сохраняются в течение двух-трех месяцев после болезни. Притом даже у переболевших легко, практически незаметно, могут развиваться такие состояния.

То есть человек болел и об этом практически не знал, а спустя какое-то время у него начинаются достаточно тяжелые осложнения. Я такие случаи знаю.

– И мне такие случаи известны. Притом человек зачастую не понимает, с чем связаны новые симптомы. Он говорит: у меня депрессия, слабость, я ничего не могу делать, у меня болит голова и так далее. А потом выясняется, что человек, оказывается, не так давно переболел.

Но это всё касается именно переболевших в той или иной форме. Вакцинация постковидный синдром не вызывает, т.к. вакцины не содержат возбудителя – коронавируса SARS-CoV-2 (или, по крайней мере, живого возбудителя). Поэтому инфекция не развивается. Нельзя говорить «постковидный синдром», если в принципе ковида-то и не было. Да, как мы уже сказали, бывают некоторые осложнения после вакцинации. Мы не должны об этом забывать и от этого отворачиваться. Но всё-таки осложнения после вакцинации не идут в сравнение с теми последствиями, которые несет сама болезнь.

Николай Александрович, понятно, что вакцинация нужна. Мы с вами не сомневаемся в ее целесообразности. Поэтому я вас даже не спрашиваю, нужно ли вакцинироваться или лучше переболеть. Но давайте поговорим о том, как уберечься от этих нежелательных побочных явлений. Что может конкретно сделать человек, чтобы минимизировать возможный риск вакцинации?

– Важно, чтобы вакцина сработала. Что для этого нужно? Соблюдать рекомендации врачей и инструкции по применению препарата.

 Известно, к примеру, что крепкие спиртные напитки могут мешать выработке специммунитета. Да, дополнительного вреда от вакцин из-за приема алкоголя не будет, как случается с некоторыми препаратами, но и пользы от прививки может быть значительно меньше.

У подавляющего большинства людей вакцины работают. Это означает, что, ведя обычный образ жизни после и между вакцинациями, вы получаете специфический иммунитет. Вам не надо для этого марафон пробежать, какие-то тяжести поднимать, закаляться, принимать иммуностимуляторы, витамины или еще что-то делать. У вас и так иммунная система сработает.

– Но ведь нужно ограничивать посещение мест массового скопления людей, продолжать пользоваться индивидуальными средствами защиты? Многие этого не делают: я привился – все, я защищен.

– В первые пять недель после первой инъекции ваш личный «санитарный режим» не должен отличаться от такового у человека, который не вакцинировался. Потом у вас должны появиться защитные антитела и иммунные клетки. Сейчас все их «проверяют». И вот у вас высокий их уровень – сообщили об этом в соцсетях, радуетесь.

Но важно, что эффективность вакцин сейчас везде оценивается по отсутствию клинически выраженного ковида. Это означает, что после вакцинации сохраняется вероятность заразиться, поскольку эффективность в отношении заражения заметно ниже пресловутых 94 процентов. Также имеется не нулевая вероятность заболеть, в том числе тяжело, и заразить окружающих – в первую очередь, непривитых. Да, она многократно снижается, но не обнуляется. Более того –  а вдруг вы оказались тем «счастливчиком», у кого защитный иммунитет не сформировался в результате вакцинации? Мы знаем, что он тоже далеко не у 100 процентов людей формируется – у 5-20% взрослых людей антиковидные вакцины малоэффективны.

И ещё не стоит забывать, что защитный потенциал вакцин заметно снижается уже в течение первого года после прививки. Ограниченному периоду защитного действия антиковидных вакцин способствует появление новых мутаций и особых линий коронавируса, их включающих. Сейчас таких новых более опасных линий уже три: южноафриканская, бразильская и британская. Первые две и заметная доля третьей уже содержат важную для иммунитета мутацию E484K. Две из трех линий уже попали в Россию, хотя пока и не доминируют.

Когда вокруг бушует пожар, нужно соблюдать меры предосторожности. Если вы костюм защитный надели, не надо думать, что пожара уже нет. Да, вы гораздо более защищены, но все же можете с огнем соприкоснуться. Не надо идти в открытое пламя. Нужно как-то все равно себя ограничивать. Очень важно понимание: пандемия не навсегда. Здесь разные прогнозы есть, но по моим представлениям, где-то к концу весны следующего года эпидемия в России может завершиться. Но пока это время еще не наступило, пожалуйста, следуйте простым и понятным правилам и не думайте, что у вас рисков нет.

Будьте здоровы!

 

 

COVID-19 Крючков Крючков Николай Александрович Наталия Лескова вакцинация

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.