Интервью на портале «Научная Россия»

0 комментариев 2137

Если жив пока ещё – гимнастика!

Если жив пока ещё – гимнастика!
«Движение – это жизнь» – эту фразу приписывают древнегреческому философу Плутарху. Прошло два тысячелетия, но человечество никак не может до конца усвоить эту мудрость

«Движение – это жизнь» – эту фразу приписывают древнегреческому философу Плутарху. Прошло два тысячелетия, но человечество никак не может до конца усвоить эту мудрость. Наоборот – мы часто ищем способы избежать подвижности, свести двигательную активность к минимуму. Гиподинамия, особенно в нынешних условиях коронавируса, когда люди месяцами вынуждены были проводить дома, нанесла сокрушительный удар по нашему иммунитету, после которого восстановиться совсем не просто. Но можно! О том, как это правильно сделать и какие уроки извлечь из нынешней эпидемии – наш разговор с врачом-реабилитологом, заведующим кафедрой спортивно-оздоровительного туризма, спортивной физиологии и медицины факультета физической культуры Томского государственного университета, профессором Леонидом Владимировичем Капилевичем.

 

– Леонид Владимирович, знаю, что вашим студентам практически невозможно получить освобождение от физкультуры: все они обязаны так или иначе заниматься спортом, даже если имеют инвалидность. Это так?

– Не спортом, а физической культурой. Да, двигательной активностью, показанной им по состоянию здоровья, на определенном уровне у нас занимаются практически все. С точки зрения сегодняшней медицины, людей, которым вообще не показана физкультура, а показан абсолютный покой, очень мало. Даже пациентам после инфаркта сегодня на второй день рекомендуют подниматься и начинать ходить, хотя в те годы, когда я учился, было принят считать, что им надо лежать две недели. Точно такой же у нас подход к студентам. Мы считаем, что физическая активность нужна обязательно. Поэтому у нас есть специальные залы с оборудованием для людей с особенностями здоровья, где с ребятами занимаются специально обученные сотрудники, которые, конечно, контролируют их состояние и подбирают им адекватную нагрузку.

– В последние месяцы во всех вузах обучение проводилось в дистанционном режиме. Ваша кафедру продолжала работать?

– Конечно, организационные сложности были, но мы старались обеспечить возможности для наших студентов в режиме онлайн. Мы выдавали определенные задания и старались контролировать ход их выполнения. Когда у нас ввели дистанционное обучение, но еще не было самоизоляции, эти нагрузки выполнялись на улице, потом студенты занимались дома. Мы разрабатывали специальные комплексы для тех или иных условий, демонстрировали учебные видео, а студенты присылали видеоотчеты о выполнении этих заданий. Это происходило как со здоровыми студентами, так и с теми, кто имеет те или иные ограничения. Всем без исключения были постепенно подобраны подходящие для них уровни нагрузки, поэтому я думаю, что наши студенты пострадали от самоизоляции не очень сильно.

– Нечто идентичное сейчас происходит не только с вашими студентами, но и со всем населением нашей страны. Люди длительное время находились на самоизоляции, редко выходили на улицу, не все имели возможность заниматься физкультурой дома. А сейчас они начинают выходить на улицу и сталкиваются с разнообразными физическими проблемами, связанными с длительной гиподинамией. Что с этим делать?

– Я бы посмотрел на эту проблему намного шире. Да, самоизоляция подкосила многих, но это ведь это только небольшая надводная часть айсберга. Мы столкнулись с вирусным инфекционным заболеванием. Как физиолог и представитель экспериментальной медицины, я считаю, что любой вирус можно рассматривать как определенную ступень эволюции. Эволюция – вещь достаточно жестокая. Механизмы её работают, избавляя вид от наиболее слабых его представителей. Можно спорить с тем, насколько человеческое общество ещё подвержено законам эволюции, но, тем не менее, думаю, ни один исследователь не возьмет на себя смелость утверждать, что мы полностью избавились от этих механизмов. Да, социальные механизмы сильны, однако правда также и то, что биологическое никуда не делось. И вот мы столкнулись с вирусом, который поражает самую уязвимую, самую слабую с точки зрения здоровья часть людей. Это типичный эволюционный механизм. И с этим, несомненно, надо бороться.

– Каким же образом?

– Можно создавать лекарства и вакцины. Конечно, это надо обязательно делать. При этом все последние десятилетия не только в нашей, но и во всей мировой медицине был очень заметный крен, связанный со смещением акцентов на молекулярную медицину, на лечение самых сложных и тяжелых заболеваний на индивидуализированном уровне, но давно известные, традиционные подходы, связанные с профилактикой, с повышением уровня здоровья, иммунитета тщательно забывали. Области медицины, связанные с физической реабилитацией и профилактикой тех или иных заболеваний, зачастую были заброшены. Посмотрите, кто у нас страдает от коронавируса в первую очередь? Это пациенты с диабетом, ожирением, сердечно-сосудистыми проблемами, гипертонией, метаболическим синдромом. Всё это укладывается в термин «болезнь цивилизации», и здесь физиология развития болезней очевидна – гиподинамия, недостаток двигательной активности. Поэтому профилактику всех этих заболеваний надо начинать с движения. Но почему-то все об этом забыли.

– Как вы думаете, почему?

– Всё дело в том, что вся мировая медицина очень сильно подвязана на экономическую целесообразность. И здесь фармакология, лекарственная терапия чувствуют себя намного увереннее, чем та же физическая терапия, которая почти ничего на этом фоне не стоит. Это общемировая проблема, причем в нашей стране она встала пока не так остро, как во многих других странах с развитой экономикой. Скажем, на вопрос, почему США от пандемии пострадали намного больше, чем Россия, я бы ответил однозначно: из-за малоподвижного образа жизни. Там вся экономика целенаправленно работает только на фармакологию, которая принесет намного больше прибыли. Мы же, к счастью, не успели полностью уйти от советской модели профилактической медицины, и нас это пока спасает.

– Каким образом нас это спасает?

– Мы оказались более подготовленными в плане иммунитета. Я не знаю ни одной другой страны, кроме России и бывших союзных республик, где во всех вузах есть обязательная физическая культура. Это важнейший пример, когда молодежь активно вовлекается в двигательную активность, тем самым, повышается её роль и общий уровень здоровья нации. У нас больше, чем где-либо, развита эта система. Ещё есть врачи отделения лечебной физкультуры во многих клиниках и поликлиниках.

– Хотя в очень многих лечебных учреждениях их оптимизировали – проще говоря, закрыли.

– Да, и это очень плохо. Но произошло это не так давно, поэтому эффект от их работы пока сохраняется. Если мы сейчас начнем их повсеместно восстанавливать, мгновенного эффекта не будет. Потребуются годы. Но и результат будет долговременным. Так у нас и произошло. Сохраняются и привычки у обычных людей. Если с молодых лет приучать их к такому образу жизни, то потребность в физической активности сохранится до старости, и иммунитет будет держаться всю жизнь.

Приведу интересный пример. Мы сейчас производим эксперимент на животных – моделируем у мышей сахарный диабет, а затем выпускаем их на беговую дорожку и заставляем двигаться. И так ежедневно в течение месяца, по часу каждый день. Так вот, за это время мы их практически вылечиваем. Без всяких лекарств. У них на 50% уменьшается масса тела, а уровень сахара в крови приходит в норму. А как мы знаем, диабетики – основная группа риска по коронавирусу.

– Допустим, человек не хочет заболеть. Ему что, надо бегать по часу в день?

– Ему надо было начинать бегать не сейчас, а значительно раньше. Но не поздно начинать и сейчас. Эффект может появиться непосредственно после начала занятий. Если поддерживать себя в форме, то вы очень быстро почувствуете себя лучше. В самом начале вы спросили о тех, кто сейчас выходит из карантина. Да, длительная самоизоляция пагубно сказалась на здоровье людей. Они были вынуждены оставаться дома, чтобы остановить распространение инфекции. Это было необходимо. Но это был мощнейший удар по иммунитету. Люди просидели три месяца дома, не получали свежего воздуха, были лишены возможности полноценной двигательной активности, при этом еще и пережили мощнейший психологический стресс, который сам по себе угнетает иммунитет. Понятно, что всё это непростое испытание. Но сейчас карантинные меры постепенно снимаются, люди выходят на улицу. А поскольку у них снижен уровень иммунитета, то и риск заразиться сейчас возрастает. Ведь вирус никуда не делся. Всё это коснется людей с хроническими заболеваниями. И здесь основная задача не прятаться по домам, а как раз заняться двигательной активностью. Открыты парки, скверы, стадионы. Надо этим пользоваться. Надо гулять на свежем воздухе и заниматься физкультурой в меру своих сил и возможностей. Я бы назвал занятия физкультурой и спортом важнейшей мерой самопощи, от которой зависит формирование нашей неспецифической защиты, причем в степени не меньшей, чем от вакцины. В ситуации встречи с не слишком высокими дозами вируса, человек, у которого уровень иммунной защиты хороший, скорее всего, не заболеет.

– Какие именно упражнения нужно делать?

– Тут сложно давать общие рекомендации. Люди разные. Работая в этой области уже очень много лет, могу дать одну универсальную рекомендацию для тех, кто занимается оздоровительными видами физической активности. Уровень нагрузки должен быть такой, чтобы он совсем немножко выводил человека за планку его комфорта. Мы говорим не о рекордах, где приходится работать на износ, а именно об оздоровлении. Каждый может этот предел определить вполне объективно. Ничего резкого, никакого фанатизма – всё постепенно, определяя свой уровень возможностей. Выбирать надо то, от чего вам комфортно. Кто-то любит плавать, кто-то – бегать, кто-то предпочитает велосипед. Кстати, людям старшего возраста я не рекомендую бег, особенно если они никогда не бегали. У них нет техники, и они с большим риском повредят колени. А вот быстрая ходьба, особенно со скандинавскими палками, которая разгружает суставы, – это то, что нужно. Прогулки на свежем воздухе с комфортной скоростью, когда вы чувствуете легкую усталость, дают мощный оздоровительный эффект.

– Сейчас открываются спортивные залы и фитнес-клубы. Как вы думаете, стоит ли идти в эти места, где возможно большое скопление людей?

– Непростой вопрос. Мы сильно боимся вируса в помещениях, но если смотреть статистику, то получается, что основная часть очагов заболеваний вспыхивают там, где люди длительно и тесно контактировали. Это больницы, организации, где люди продолжали ходить на работу. Практически нет случаев заражений в магазине, куда человек приходит ненадолго. Зато довольно много вспышек в офисах, где люди работали и проводили рядом друг с другом целый день. Исходя из этого, складывается впечатление, что при недолгом контакте вероятность заражения не такая уж большая. Играет роль также вирусная нагрузка. Вряд ли в спортивных залах такая нагрузка может быть высокой. К тому же, ВОЗ высказывает мнение, что вероятность распространения вируса бессимптомными крайне низка.

– Леонид Владимирович, как думаете, если такой бессимптомный пациент начнет заниматься двигательной активностью, поможет ли это ему быстрее восстановиться и не перейти в более тяжелую форму?

– Таких данных ни у меня, ни, думаю, ни у кого другого пока нет, поэтому ответить однозначно на этот вопрос нельзя. Но с точки зрения теории я бы ответил на этот вопрос положительно. Ведь что такое бессимптомный период? Это момент, когда вирус уже попал в организм человека, а иммунитет борется с ним. То есть, это период, когда решается вопрос, кто победит – иммунитет или вирус. Если в этот момент выбрать правильный уровень нагрузки, когда мы не подавляем и истощаем организм, а наоборот, стимулируем его, вполне возможно, что перевесят защитные силы организма. Важен и механический компонент более активного, глубокого дыхания. Правда, тут такое глубокое дыхание может «вычистить» легкие, начнется кашель, и тогда вирус высвободится наружу, что может быть опасно для окружающих.

– То есть, всё-таки лучше заниматься в малолюдных парках, чем в спортивных залах. А если заниматься в маске?

–  Я бы категорически запретил это делать. Занятия физкультурой и спортом, оздоровительный бег в масках значительно повышают риски для человека, потому что развивается гипоксия. Во время интенсивных нагрузок маска не дает возможности получать необходимое количество кислорода, и тут вариантов развития событий два: либо человек намного быстрее устает, и от тренировки никакого эффекта не будет, либо, что еще хуже, он себя загонит в состояние дыхательной недостаточности. В спортивной физиологии есть такое понятие как кислородный долг. Это накопление недоокисленного продукта – молочной кислоты. Это повреждает клетки, и человек может получить самые разные проблемы со здоровьем вплоть до сердечной патологии. Поэтому физические нагрузки в маске необходимо исключить. Лучше, действительно, искать малолюдные места, что не так уж трудно сделать. Другое дело – магазины и общественный транспорт, где из-за большого скопления людей без масок появляться небезопасно.

– А какие виды двигательной активности можно посоветовать тем людям, которые переболели коронавирусной инфекцией?

– Существует большое количество видов дыхательных гимнастик – по Бутейко, например. Но к ним нужно относиться очень осторожно. Все эти гимнастики, по сути, направлены на создание избыточного сопротивления легким, особенно при выдохе. А это достаточно опасно, если легкие уже повреждены, поскольку может привести к таким опасным осложнениям, как эмфизема, когда альвеолы, в которых обычно происходит обмен кислорода, рвутся, и на их месте образуется большая полость. Эта полость наполняется кислородом, но обмена там не происходит. Это фактически необратимая ситуация. Поэтому тем людям, которые перенесли пневмонию, к таким дыхательным практикам нужно подходить очень аккуратно.

– Именно поэтому также нельзя надувать шарики, хотя многие врачи это рекомендуют.

– Да, ни в коем случае. Здесь нужна консультация грамотных специалистов, которые оценили бы объем повреждений легких и подобрали бы адекватную физическую нагрузку, которая, однозначна, нужна. А в целом я бы рекомендовал таким людям обычную физическую нагрузку – быстрая и умеренная ходьба, при этом можно выполнять различные махи руками в стороны и вверх, что помогает расправить легкие и расширить их объем. Известно, что упражнения на верхний плечевой пояс, с разработкой мышц плеча помогают дыхательным мышцам. Это безопасно и эффективно. Надо лишь настроиться, что восстановление после пневмонии потребует длительной реабилитации – не неделю и не две, а два-три месяца, возможно, и год. Однако в большинстве случаев ситуация обратимая, и человеку после пневмонии удается восстановиться полностью.

– Как вы думаете, принесет ли нынешняя ситуация какие-то положительные результаты?

– Очень бы хотелось, чтобы вся эта история с коронавирусом помогла понять всем – от обычных граждан и врачей, работающих на участках, до чиновников, принимающих решения, – важность и ценность профилактической медицины, в том числе, физической реабилитации. Этот вирус не последний, с которым столкнется человечество. Высока вероятность, что могут быть вирусы и похуже. И мы должны быть к этому готовы не только в плане лекарственного обеспечения, но и в плане физической подготовки и общего иммунитета. Об этом сегодня никто не говорит. Главный урок, который я призываю вынести, – необходимость всеобщей приверженности двигательной активности. Если мы поймем, как это важно, велик шанс, что следующую вирусную инфекцию мы встретим во всеоружии.

– Хватает ли кадров в этой области?

– Остро не хватает. Официально специальности «врач-реабилитолог» у нас нет. Есть только врач по лечебной физкультуре и спортивной медицине. И в ординатуру по этой специальности у нас почти никто не идет из-за её низкой востребованности в обществе. Все хотят в неврологию, в кардиологию, в онкологию и так далее. Эта же область непопулярна, не престижна. Это мнение надо менять, потому что важность нашей специальности ничем не меньше, чем всё остальное. Если нам это удастся, значит, можно будет сказать, что эпидемия принесла немалую пользу.

Леонид Владимирович Капилевич, профессор, доктор медицинских наук, врач-реабилитолог, заведующий кафедрой спортивно-оздоровительного туризма, спортивной физиологии и медицины факультета физической культуры Томского государственного политехнического университета

 

гиподинамия коронавирус леонид владимирович капилевич профессор врач-реабилитолог заведующим кафедрой спортивно-оздоровительного туризма спортивной физиологии и медицины факультета физической культуры тпу тпу

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.