Как работают психологи в правоохранительных органах и в чем заключается уникальная специфика их деятельности? Эти и многие другие вопросы мы обсудили с Ольгой Ульяниной ─ доктором психологических наук, профессором Высшей школы экономики, главным научным сотрудником Научно-исследовательского центра Академии управления МВД России, членом-корреспондентом Российской академии образования.

─ В чем заключается специфика подразделений психологической работы в МВД России?

Деятельность сотрудника полиции сопряжена с определенными рисками, угрозами, повышенными физическими, интеллектуальными и эмоциональными нагрузками. И это, безусловно, определяет ряд требований к профессиональной компетенции сотрудников органов внутренних дел, что, в свою очередь, подталкивает нас к необходимости осуществлять профессиональный психологический отбор кандидатов на службу в органы внутренних дел.

Направления работы подразделений психологической работы в органах внутренних дел различны, но начинаются они именно с отбора. Курсанты и слушатели ведомственных образовательных организаций ─ это, по сути, уже рядовые сотрудники полиции, поэтому, поступая на обучение в ведомственную образовательную организацию, они поступают на службу и проходят ряд испытаний, которые включают изучение их личных и деловых качеств, выявление факторов риска девиантного общественно опасного поведения и т.д. Все эти этапы они проходят до приемной кампании: это значит, что кандидаты на обучение, которые не проходят профессиональный психологический отбор, далее к экзаменам не допускаются.

Само обучение, которое длится пять лет, тоже специфично, поскольку, помимо учебной деятельности, курсанты вовлекаются в охрану общественного порядка, в выполнение различных служебных обязательств. Таким образом, они имеют дополнительную нагрузку, и психологи, конечно, осуществляют сопровождение их профессионального становления, оказывая помощь и поддержку как в успешности освоения учебной программы, так и в кризисных ситуациях, с которыми может быть сопряжено обучение. Кроме того, определенный период обучения курсанты проживают на территории образовательной организации, и это тоже является определенным стрессовым фактором. Многие обучающиеся, средний возраст которых 17-18 лет, приезжают к нам из других регионов, и для них это смена места жительства, смена окружения, они разлучаются с близкими и родными, полностью меняют окружение, поэтому без помощи психолога здесь никак не обойтись.

─ Это, конечно, сильный стресс.

─ Да, это так. Поэтому на протяжении каждого периода обучения психологи реализовывают специальные коррекционно-развивающие и тренинговые программы, направленные на адаптацию, сплочение учебных коллективов, нормализацию и выстраивание конструктивных взаимоотношений внутри учебных групп.

На старших курсах фокус внимания смещается в сторону развивающих программ, ориентированных в большей степени на формирование необходимых профессиональных компетенций. Часто мы проводим эти программы непосредственно перед практикой ─ чтобы наши девушки и молодые люди в большей степени были готовы к тому, что их ожидает на службе.

Одно из значимых направлений работы ─ психологическое консультирование, как по запросу самих обучающихся, так и по направлению курсовых офицеров, родителей, профессорско-преподавательского состава. Для того чтобы проанализировать эффективность нашей психологической работы, мы не реже раза в полгода проводим психодиагностические срезы, позволяющие оценить уровень сформированности тех компетенций, которые для нас значимы, и своевременно выявить негативные психоэмоциональные состояния или личностные проблемы, с которыми, конечно, курсанты сталкиваются.

Помимо работы с курсантами, психологи проводят работу с сотрудниками ведомственной образовательной организации и оказывают психологическую помощь и сопровождение профессиональной деятельности и учебного процесса.

Курсанты МВД России на генеральной репетиции парада на Красной площади в честь Дня Победы. Источник фото: https://ru.123rf.com

Курсанты МВД России на генеральной репетиции парада на Красной площади в честь Дня Победы. Источник фото: https://ru.123rf.com

 

─ Обращение к психологу подразумевает конфиденциальность. Как соблюдается этот принцип в работе психологов ОВД?

Да, работа психолога в органах внутренних дел должна соответствовать принципам и правилам профессиональной этики психологической практики. И наша работа, безусловно, конфиденциальна и соответствует этим принципам.

Бывают случаи, когда сотрудники или курсанты обращаются к психологу не по собственной инициативе, а по запросу родителей или руководителей подразделения, курсовых офицеров, или профессорско-преподавательского состава, и этот запрос обычно связан с решением какой-то конкретной проблемы: например, успеваемость курсанта или конфликт в служебном коллективе. И тогда по результатам работы психолог формулирует рекомендации, как лучше выстроить взаимодействие с сотрудником или с курсантом, чтобы разрешить ту проблему, которая явилась запросом на работу с ним. Все варианты работы, связанные, например, с социально-психологическим изучением климата в коллективах следуют тому же принципу: по результатам исследований готовятся справки, которые описывают результаты в обобщенном виде, без персональных данных, и включают в себя в обязательном порядке рекомендации по формированию благоприятного климата и разрешению выявленных в ходе исследования проблем.

─ Поговорим о такой отчасти романтизированной профессии, как следователь. В кино и книгах их часто изображают эдакими неприступными и загадочными интеллектуалами. Насколько это соответствует действительности и какими компетенциями должен обладать следователь? Насколько их программа обучения отличается от остальных?

Безусловно, каждая программа обучения имеет свою специфику, будь то следователь, эксперт-криминалист или оперативный работник. Нормативными документами на сегодняшний момент времени строго определен перечень личных и деловых качеств, которыми должны обладать сотрудники полиции в целом, но очевидным является то, что профессиональная деятельность следователей сопряжена с повышенной интеллектуальной нагрузкой и предполагает способность к анализу, обобщению данных, к определению причинно-следственных связей в тех событиях и явлениях, которые подлежат расследованию. Поэтому в профессиональной программе и компетентностной модели следователя акцент смещен именно на интеллектуально-аналитическую составляющую. Также характерно и значимо для всех направлений деятельности правоохранительных органов такое качество, как стрессоустойчивость ─ умение принимать решения и реализовывать аналитические функции в условиях риска, угроз и ограничения временных ресурсов, а также дефицита информации.

─ Стрессоустойчивость отчасти связана и с типом нервной системы. А можно ли перевести свою нервную систему, если она изначально слабая, в сильную? Или это врожденное и остается на всю жизнь?

Особенности высшей нервной деятельности, которые обуславливают темперамент человека и не только, являются врожденными и в течение всей жизни остаются неизменными. Но они могут, образно выражаясь, обыгрываться нашими характерологическими особенностями.

─ Как это?

Речь идет о характере и его акцентуациях. Они формируются в течение нашей жизни, непосредственно в деятельности, в том числе и в профессиональной. Поэтому, если мы говорим, например, о развитии волевых качеств или целеустремленности, или о формировании хорошего уровня мотивации к служебной деятельности, то они, конечно, могут сглаживать те особенности высшей нервной деятельности, которые врожденно мы имеем. Что касается службы в полиции, то здесь, повторюсь, критерии отбора могут варьироваться в зависимости от того, на какую должность устраивается сотрудник и каково его функциональное предназначение. Если мы наблюдаем определенного рода несоответствие, то, конечно, мы вынуждены не рекомендовать кандидата на службу по результатам отбора, то есть по объективным показателям.

─ Не секрет, что одним из этапов такого отбора является прохождение проверки на полиграфе. Насколько точны и объективны данные, полученные с его помощью?

Важно понимать, что все зависит от того специалиста, который проводит проверку с помощью полиграфа, от соблюдения процедуры, правил и требований к ее проведению. Для минимизации риска искажения информации проводится, например, такая процедура, как регистрация фонового состояния обследуемого, когда мы надеваем датчики на человека и фиксируем его основные психофизиологические показатели: кожно-гальваническую реакцию, артериальное давление, частоту сердечных сокращений, особенности работы дыхательной системы. Далее при непосредственно самой проверке мы всегда возвращаемся к этому изначальному фоновому состоянию, то есть у нас есть возможность сравнить и оценить реакцию человека, узнать, чем она вызвана: волнением, тревожностью и переживанием за результат и возможность последующего трудоустройства или же переживаниями, связанными с сокрытием значимой информации.

И, опять же, как отдельный инструмент полиграф мы не используем. Результаты заключений специального психофизиологического исследования с применением полиграфа всегда носят рекомендательный характер. Это лишь один из инструментов, позволяющий нам чуть больше узнать о кандидате на службу, но не более того. Мы всегда оцениваем человека комплексно, применяя обширный спектр самых разнообразных методов.

Прохождение полиграфа. Источник фото: https://ru.123rf.com

Прохождение полиграфа. Источник фото: https://ru.123rf.com

 

─ Какие методы исследования вы как психолог любите больше всего?

Помимо основных направлений, которые я уже озвучила, психологическое консультирование и тренинговые формы работы есть множество других интересных инструментов, которые мы используем: это и различные методы психоанализа, когнитивно-бихевиорального подхода, гештальт-терапии, гуманистической терапии и другие.

Сегодня в психологической практике набирает популярность так называемый интегративный подход, когда мы в зависимости от особенностей человека, тех проблем, с которыми он сталкивается, подбираем индивидуальный инструментарий. Какого-то одного излюбленного подхода у меня нет, потому что каждый человек уникален.

В первую консультационную сессию, мы, как правило, собираем анамнез, изучаем человека, проговариваем те сложности, проблемы и запросы, с которым он обратился за психологической помощью. Далее, уже с учетом этих проблем и индивидуальных особенностей, подбираем тот инструментарий, который в данной ситуации, конкретно с этим человеком, будет работать.  

Я люблю менять методики, пробовать разное, расширять свой практический опыт и смотреть, какой инструментарий эффективен и в каких ситуациях он лучше работает.

Ольга Александровна Ульянина ─ дважды лауреат Всероссийского и Международного конкурсов на лучшую научную книгу в гуманитарной сфере, победитель конкурса профессионального мастерства среди психологов МВД России на звание «Лучший по профессии» (2013 г.), победитель Всероссийского конкурса на лучшую научно-исследовательскую работу по проблемам совершенствования деятельности органов внутренних дел РФ (2020 г.).

Ольга Александровна Ульянина ─ дважды лауреат Всероссийского и Международного конкурсов на лучшую научную книгу в гуманитарной сфере, победитель конкурса профессионального мастерства среди психологов МВД России на звание «Лучший по профессии» (2013 г.), победитель Всероссийского конкурса на лучшую научно-исследовательскую работу по проблемам совершенствования деятельности органов внутренних дел РФ (2020 г.).

 

─ Как вы считаете, должен ли психолог, который работает в органах внутренних дел, быть более стрессоустойчивым, чем обычный психолог?

Думаю, да, поскольку помимо выполнения профессиональных обязанностей, связанных с психологической практикой, остается еще служебная деятельность, в том числе обращение с оружием, и, конечно, это требует стрессоустойчивости и дополнительных компетенций, которые, возможно, для психолога гражданского не столь актуальны.

─ Почему вы решили связать свою жизнь с работой в правоохранительных органах?

Я закончила Волгоградский государственный педагогический университет по специальности «Психология» в 2004 году. К тому моменту в системе МВД России уже была эффективно выстроена работа психологической службы. Столь широкая и хорошо отработанная практика по основным направлениям деятельности на тот момент существовала только в структуре МВД России.

МВД России, пожалуй, одно из первых ведомств в нашей стране, где была столь грамотно выстроена работа психологической службы. Причем эта работа была абсолютно разноплановой, и потому ─ интересной. У меня был большой выбор направлений деятельности ─ консультирование, диагностика, коррекция и множество других направлений. Таким образом, была возможность получить практику по всем основным направлениям психологической работы и прекрасный научно-методический фундамент для этой работы. Это бесценный опыт.

Напоследок хотелось бы поговорить о ваших научных публикациях. Под вашей редакцией в этом году вышли авторская монография «Личностная компетентность специалистов правоохранительной сферы: психотехнологии формирования в образовательных организациях высшего образования», учебники «Психодиагностика с сотрудниками органов внутренних дел РФ», «Психологический анализ эмоциональных и личностных проблем воспитанников специальных учебно-воспитательных учреждений» и другие интересные работы. На чем вы сейчас сосредоточены в плане научных исследований?

─ Тематика моих научных поисков достаточно обширна, и сейчас я сконцентрирована на двух глобальных проектах. Первый  ─ это функционирование психологической службы в системе образования в целом. И здесь мы совместно с коллегами опубликовали ряд работ, связанных, например, с выстраиванием межведомственного взаимодействия специалистов психологических служб в рамках психологического сопровождения несовершеннолетних обучающихся. Второй  ─  функционирование психологической службы в системе МВД России. Собственно, этому и была посвящена упомянутая вами монография. В ней я рассматриваю концепцию психологической работы в ведомственных образовательных организациях. Кроме того, также в этом году нами издана фундаментальная и интересная работа «Психодиагностика с сотрудниками органов внутренних дел РФ», включающая максимально широкий перечень методического психодиагностического инструментария, используемого специалистами-психологами как на этапе отбора кандидатов на службу, так и в процессе сопровождения профессиональной и образовательной деятельности сотрудников.

Интервью проведено при поддержке Министерства науки и высшего образования РФ и Российской академии наук.