На экспериментальной базе химического холдинга Фосагро "Немчиновка" состоялась конференция на тему "Углеродная нейтральность – новый тренд в мировой экономике". На ней выступил президент РАН Александр Сергеев, который остановился на проблемах изменения климата на планете и влияния на атмосферу углеродных выбросов. Корреспондент «Интерфакс» Вячеслав Терехов передает основные тезисы выступления:

Мы уже долгие годы живем в режиме заметного изменения климата. Если говорить о 90-х и 00-х годах, то тогда преобладала точка зрения, согласно которой эти климатические изменения носят локальный временной характер и через некоторое время планета опять перейдет в прежний режим и сумеет адаптироваться.

Но время шло, а изменения не происходили, и даже те скептики, которые ранее говорили, что потепление климата – это временное явление и все скоро вернется к предшествующему состоянию, стали высказывать озабоченность, что с климатом на нашей планете действительно происходит что-то существенное. Вероятно, мы до конца не все понимаем. Существует энергетика земли, это те антропогенные процессы, которые обусловлены различными формами воздействия человека на природу. Эта энергетика составляет ничтожную долю в балансе того, что мы получаем от солнца и что затем земля переизлучает. Это так, но, по-видимому, все-таки мы пропустили и запустили какие-то новые для нашей планеты процессы. И теперь должны озаботиться тем, что, возможно, планета не сможет сама, без нашей помощи, адаптироваться к этим изменениям.

Сегодня это мнение о необходимости помочь планете преобладает среди ученых и политиков во всем мире.

Второй момент очень важный – это то, что Россия является "кухней" мировой погоды. Увеличение температуры на территории Российской Федерации на полтора-два градуса, а в районе наших арктических морей на три градуса - это больше, чем где бы то ни было на Земле. Если, скажем, в Антарктиде ничего не изменилось и температура осталась той же самой, то в Арктике произошли существенные изменения. И поэтому на Россию смотрят как на страну, которая должна изучать существенным образом эти процессы и предлагать решения.

И, наконец, третье. Экономисты стали серьезнее относиться к углеродным выбросам при производстве после введения трансграничного углеродного налога. Когда речь не касалась денег, то и не было желания выполнять Парижское соглашение. Особенно после того, как из него вышел Трамп. Но в последнее время две самых крупных экономики мира – Соединенных Штатов и Китая – заявили о том, что будут работать по низкоуглеродному тренду и тогда, соответственно, никуда всем остальным не деться. Поэтому мы, тем более подписав Парижское соглашение, должны уделять серьезное внимание этому вопросу.

Во всех этих низкоуглеродных делах есть два аспекта. Первое – это введение углеродного налога на деятельность компаний, заставляющее их перейти к политике уменьшения выбросов. Этот вопрос касается непосредственно производителей продукции. Второе – это региональный вопрос, который обращен к регионам и странам. Понятно, что регионы у нас по площади почти как страны в Европе, и тот факт, что европейские государства сейчас начинают серьезную работу по контролю своей углеродной нейтральности, это касается и нас. Если мы видим, что в Европе целые регионы и отдельные страны, доказав, что меньше делают при производстве выбросов и поэтому получают свой зеленый лейбл, а их продукция при этом пользуется спросом у потребителей, прежде всего в Европе, то это коснется и нас.

Поэтому нам тоже нужно обсуждать вопросы, связанные с мониторингом выброса и депонирования не только отдельных наших предприятий и компаний, но и регионов. В идеале очень бы хотелось сделать национальную систему мониторинга парниковых газов, но время для этого, наверное, еще не пришло. Хотя отдельные регионы у нас в стране берут на себя подобные инициативы. Получилось таким образом пересечение интересов бизнеса, компаний, регионов и науки.

 

Фото: https://www.interfax.ru/interview/665486