Материалы портала «Научная Россия»

Почему зебры не стали домашними животными

Почему зебры не стали домашними животными
Хотя современных лошадей изменила доместикация, они по-прежнему близки к своим диким африканским родственникам. Непонятно, почему жители Африки не пошли по пути европейцев, которые многим обязаны лошади и лошадиным силам

Зебры, лошади и ослы произошли от общего предка — Hyracotherium — который жил в Европе и Северной Америке примерно 55 миллионов лет назад. Все они принадлежат к семейству лошадиных (зебры немного ближе к ослам, впрочем). Внешне зебры очень похожи на лошадей, или, скорее, на пони, если не считать полосок. Но лошади и ослы уже много тысячелетий как стали домашними животными, а прирученная зебра по-прежнему курьез, хотя зебры и люди сотни тысячелетий жили бок о бок в Африке. Вопрос — как так получилось и кому теперь лучше, прирученным или диким.

Начать следует с Берингова пролива — возможно, не было бы никаких онагров и ослов, если бы не пролив, а точнее, сухопутная перемычка на его месте, соединявшую Евразию и Северную Америку. Впервые она сформировалась около 70 миллионов лет назад, затем исчезала и появлялась, в зависимости от изменений климата, а к концу последнего ледникового периода Берингия — так называется этот участок бывшей суши — достигала сотен километров в ширину.

Сомалийский дикий осел. Зоопарк в Сент-Луисе, штат Миссури, США. Saint Louis Zoo

Сомалийский дикий осел. Зоопарк в Сент-Луисе, штат Миссури, США. Saint Louis Zoo

Важно это потому, что лошади сформировались в Северной Америке. Прародители их, появившиеся где-то в промежутке между 35 и 56 млн лет, назад были размером с терьера. Современная лошадь (Equus) появилась примерно четыре млн лет назад. Благодаря Берингии между континентами перемещались растения и животные — млекопитающие даже из Африки добирались до Америк, а навстречу им двигались, в числе прочих, лошади и верблюды.

Именно представители Equus сделали важнейший в своей — а также и человеческой — истории шаг, когда переправились в Евразию в начале плейстоцена, около 2,5 млн лет назад.

Из Евразии лошадиные разошлись по всему миру — в Азии, Северной Африке и на Ближнем Востоке они стали ослами, онаграми и собственно лошадьми (Equus caballus), в Центральной Африке — зебрами.

Те же и человек

Лошадиные, что остались в Северной Америке, вымерли к середине VI тысячелетия до н.э. Непонятно, какую роль в этом сыграл человек, но люди попали на этот континент несколькими тысячами лет ранее, примерно 13 тысяч лет назад, по тому самому сухопутному перешейку, так что времени было предостаточно.

Так или иначе, благодаря перемещению в Старый свет и Африку лошадиные спаслись от вымирания. И хотя там они тоже взаимодействовали с человеком, — в Европе и Азии в эпоху палеолита люди активно охотились на диких лошадиных, живших на открытых полях, — эти контакты не стали гибельными. В конечном итоге, из-за угрозы со стороны людей, изменения климата и распространения лесов стада диких лошадей переместились по большей части в полупустыни Центральной Азии.

Но со временем отношения людей и животных изменились — диких лошадей (Equus ferus) приручили. Как было доказано в 2012 году, это произошло в западных степях Евразии, т.е. на территориях современной Украины, юго-востока России и запада Казахстана.

На начальном этапе животных держали как источник пищи, и лишь со временем стало очевидно, насколько полезными могут быть кони для человеческой цивилизации — для передвижения людей и грузов, для работы в поле, для войны. Небезызвестный Чингисхан завоевал огромную территорию благодаря своей коннице, и мы до сих пор ощущаем последствия этих событий.

Но что же зебры? Почему доместикации не произошло в Африке, хотя выгоды использования «лошадиной силы» очевидны?

Свобода versus безопасность

В отличие от своих европейских и азиатских родственников, зебры в Африке жили куда более вольготно — они очень хорошо приспособились к окружению и наличию крупных хищников, вроде львов, гепардов и гиен. Рефлекс «бежать или драться» у них развился особенно сильно, наравне со способностью «отслеживать» окружающее пространство.

При этом зебры прекрасно умеют сопротивляться, если нужно — зебра может ударом копыта сломать челюсть льву и может жестоко укусить. Желающие могут посмотреть ниже в галерее фотографии борьбы льва и зебры. Подсказка — для хищника эта встреча плохо закончилась. Фотографии сделаны Томасом Веттеном (Thomas Whetten) в заповеднике Нгоронгоро (Ngorongoro) в Танзании, Африка.

Сэр Френсис Галтон (Francis Galton), 1822—1911. Человек разносторонних познаний и опыта — географ и секретарь Королевского географического общества, метеоролог, исследователь тропиков, изобретатель идентификации по отпечаткам пальцев, один из разработчиков теоретических основ статистики, основатель дифференциальной психологии и убежденный сторонник теории наследования индивидуальных свойств и евгеники (в то время это еще не было неприлично), а заодно троюродный брат Чарльза Дарвина и автор бестселлеров.

Сэр Френсис Галтон (Francis Galton), 1822—1911. Человек чрезвычайно разносторонних познаний и опыта — от географии и дактилоскопии до психологии и статистики. А заодно троюродный брат Чарльза Дарвина. Источник: сайт, посвященный Галтону.

Интересно, что у зебр есть еще один полезный рефлекс — они способны моментально пригнуться, что помогает избежать поимки с помощью лассо. Можно предположить, что и долговременное знакомство с охотниками-собирателями помогло этим животным благоприобрести многие из полезных навыков по части выживания.

Можно предположить, что и люди тоже не слишком стремились слишком тесно связывать свою жизнь с зебрами — помимо прочего, зебры всегда были пищей для львов, так что получается, что тот, кто приручает зебр, заодно привлекает львов. Не слишком разумный образ действий, особенно для ранних людей.

Говоря коротко, для зебры союз с человеком был не нужен, для людей — опасен.

Сэр Френсис был прав

Критерии, по которым определяется, подходит ли то или иное животное для доместикации, сформулировал Френсис Галтон в статье 1865 года «Первые шаги к доместикации животных»: существо должно стремиться к комфорту, приносить пользу, хорошо относиться к человеку и о нем должно быть легко заботиться.

Разумеется, есть и исключения — например, один из Ротшильдов ездил в фаэтоне, запряженном четверкой зебр.

Разумеется, есть и исключения — например, один из Ротшильдов ездил в фаэтоне, запряженном четверкой зебр.

Зебра не очень-то под эти критерии подходит — она привыкла к дикому образу жизни, пользу приносить отказывается, к человеку относится не слишком дружелюбно. Именно зебру сэр Френсис привел в пример животного, не поддающегося доместикации. В частности, писал он, буры неоднократно пытались ее приручить, но даже если им и сопутствовал успех поначалу, со временем все равно животные возвращались к дикому образу жизни и поведения.

О том, как трудно приручить зебру, узнали на своем опыте и создатели вышедшего в 2005 году фильма «Бешеные скачки». На съемках зебру приходилось иногда заменять лошадью, потому что главная героиня отказывалась играть предписанную ей роль. (Кому интересно: фильм описывает зебру, которая думает, будто она породистая скаковая лошадь.) Что уж говорить о систематическом таскании плуга, перевозке тяжестей и прыжках через препятствия.

Кому из лошадиных жить хорошо

Несомненно, доместикация заметно изменила лошадей — судя по имеющимся данным, они были меньше, больше похожи на современных зебр и куда более дикими (см. Робин Бендри, «От диких лошадей к домашним: европейский взгляд»). Современные лошади тяжело трудятся, живут совсем не в диких местах и исполняют волю своих хозяев — однако живут они в безопасности и куда комфортнее своих диких родственников.

Можно даже предположить, что доместикация спасла лошадей от вымирания. Стратегически, с точки зрения выживания вида, это было очень выгодно — в мире сейчас около 60 млн лошадей, против примерно 800 тысяч зебр. И главная угроза для последних — человек.

доместикация зебры лошади

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий