Почему мужчины рискуют больше, чем женщины

Исследователи из Высшей школы экономики выяснили, как связаны между собой активность головного мозга и различная склонность к риску у мужчин и женщин. Какие процессы можно объяснить, зная эту связь, ученые рассказали в статье, опубликованной в журнале Frontiers in Neuroscience.

Передавая сигналы, нейроны головного мозга генерируют электромагнитные поля. Благодаря многочисленности нейронов эти поля становятся достаточно сильными, чтобы их можно было зарегистрировать и измерить без вживления электродов, для этого используют методы магнито- и электроэнцефалографии. Полученную запись электрической активности мозга разделяют на частотные диапазоны – ритмы головного мозга, обозначаемые греческими буквами. Для каждого из них известно, в каких отделах мозга он генерируется, в каком состоянии человека (например, в покое или во время умственной нагрузки) и с какими процессами может быть связан.   

Существующие исследования позволяют предположить, что многие различия в поведении, в том числе отношение к риску, по крайней мере частично, объясняются индивидуальными характеристиками активности мозга. Известно, что женщины рискуют в среднем реже, чем мужчины, и эксперименты показывают, что существует корреляция между готовностью рисковать и разницей в силе тета-ритмов правой и левой лобных долей. Однако в этих исследованиях либо участвовали только женщины, либо мужчины составляли только небольшую часть выборки, и остается неясным, действительно ли асимметрия тета-ритмов обеспечивает гендерные различия в склонности к риску.

Авторы новой работы поставили перед собой три задачи. Во-первых, определить, проявляется ли корреляция между отношением к риску и асимметрией тета-ритмов в выборке с более-менее равным количеством мужчин и женщин. Во-вторых, проверить, связана ли суммарная сила тета-ритма обеих лобных долей с поведением в условиях неопределенности (свидетельства этому уже есть). В-третьих, выяснить, коррелируют ли с тягой к риску электромагнитные колебания, генерируемые в передней поясной коре (область мозга, участвующая в анализе ошибок и, возможно, обеспечивающая гендерные различия в принятии решений).

В эксперименте участвовали 35 человек, из них 15 – женщины. Каждого испытуемого попросили пройти магнитоэнцефалографию и три теста, измеряющих склонность к риску и импульсивность. В первом тесте нужно было выбрать какое-то количество коробок (из ста), за каждую из них предлагалось вознаграждение, но, если в одной из выбранных коробок оказывалась «бомба», участник терял все заработанное. Каждому давалось 30 попыток. Второй и третий тесты представляли собой опросники: шкала импульсивности Барратта показывает, как человек оценивает собственную способность к планированию и самоконтроль, а шкала принятия риска (The Domain-Specific Risk-Taking Scale, DOSPERT) – насколько охотно человек соглашается на то или иное рискованное действие и как оценивает возможные выгоды и потери от него.

В тесте с коробками мужчины показывали бóльшую склонность к риску, чем женщины (в среднем 48 открытых коробок против 40, в первую попытку обычно выбирают меньше – 44 и 31 коробка из 100 соответственно). Из опросников подобный результат дала только шкала оценки выгод в DOSPERT (мужчины более позитивно представляют положительный исход рискованного предприятия), остальные тесты не показали гендерных различий. Асимметрия тета-ритмов с количеством выбранных коробок в выборке в целом оказалась не связана – положительная зависимость проявилась только среди женщин. Сила тета-ритмов (и особенно колебаний, локализованных в передней поясной коре) коррелировала с результатами игры, а также с субъективными оценками выгод и потерь от рискованных поступков. 

Таким образом, ученые предполагают, что разница в силе тета-ритмов в передней поясной коре связана с гендерными различиями в оценке последствий рискованных действий и, как следствие, в отношении к риску. Вероятно, и на активность этой области мозга, и на склонность к риску влияет уровень гормонов, в частности тестостерона.

«Гендерные различия во взвешивании потенциальных последствий решений могут сказываться не только на склонности к риску, но и отражать более фундаментальный процесс эмоциональной реактивности на стимулы окружающего мира. Мы предполагаем, что такие различия, связанные с гормональной регуляцией, могут также оказывать влияние на преобладание депрессии, тревожности и других клинических состояний среди женщин, и мы продолжим изучать эту тему», – подвела итог первый автор статьи, аспирант Института изучения когнитивных процессов и мозга человека им. Макса Планка (Лейпциг) Мария Азанова. 

 

Информация предоставлена пресс-службой НИУ ВШЭ

Фото из архива портала "Научная Россия"