Материалы портала «Научная Россия»

0 комментариев 1021

Палеонтолог Н. Зверьков: "Об этой находке необходимо было заявить"

Палеонтолог Н. Зверьков: "Об этой находке необходимо было заявить"
В интервью молодой ученый из МГУ, написавший статью в соавторстве с известным ученым Александром Аверьяновым, подробно рассказал о находке, которая стала ярким открытием современной палеонтологии

В подмосковном карьере Пески в отложениях времен юрского периода российские палеонтологи нашли два хвостовых позвонка гигантского динозавра из группы завропод. Это первая находка ископаемых остатков динозавров этой группы в Европейской части России.

Исследователи рассказали о своей находке в статье для журнала Acta Palaeontologica Polonica. Так загадочная находка обратила на себя внимание не только научного сообщества, но и представителей СМИ.

В интервью «Научной России» молодой ученый Николай Зверьков рассказал о том, как он начал сотрудничать с известным ученым Александром Аверьяновым, в каких условиях протекала работа, и почему он не считает данную находку – делом всей жизни.

Почему Вы заинтересовались остатками, которые были найдены в 1997 году?

Николай Геннадьевич Зверьков – аспирант геологического факультета МГУ, младший научный сотрудник Лаборатории палеогерпетологии Палеонтологического института имени А.А. Борисяка РАН и Лаборатории стратиграфии фанерозоя Геологического Института РАН

Я изучаю морских рептилий мезозоя – это основной объект моих исследований. В 2017 году у нас был проект – мы пытались обобщить все знания о находках морских рептилий на территории Москвы и близлежащих регионов. Я ездил по разным музеям, смотрел коллекции, в том числе, и эти позвонки. Мы с коллегами тогда посчитали, что это позвонки гигантского плиозавра, так как они найдены в морских отложениях и, в принципе, противоречий этому факту на тот момент не было.

Поэтому мы в 2017 году включили их в сводку, как позвонки гигантского плиозавра. Однако наука на месте не стоит и, как сейчас уже выяснилось, это оказались позвонки динозавра. Навел на эту мысль нас Александр Олегович Аверьянов.

Расскажите, пожалуйста, как Вы начали сотрудничать с Александром Олеговичем?

Мы с Александром Олеговичем одинаково близки к биологии, вы знаете, он кандидат и доктор именно биологических наук. Я еще не защитил кандидатскую диссертацию и не знаю, каким специалистом буду – геолого-минералогических или биологических наук. Палеонтология позвоночных находится настолько на стыке этих двух наук, что, вообще, сложно провести какую-либо границу.

Название изображения

Динозавр-завропод (рисунок Н.Г. Зверькова)

Относительно находки, о которой мы говорим, да, я, действительно, обратился к Александру Олеговичу с вопросом – могут ли это быть позвонки динозавра-завропода?

Александр Олегович Аверьянов – не только уникальный ученый нашей страны, но и эрудит во всех областях палеонтологии позвоночных. Он хорошо разбирается и в динозаврах, и в птерозаврах, и в млекопитающих, но особый интерес Александр Олегович питает, насколько я понимаю, к птерозаврам и динозаврам, хотя млекопитающие составляют большую часть его научных работ.

Поэтому у меня не было сомнений, к кому обратиться за советом. Кроме того, у Аверьянова в 2017 и 2018 гг. вышли три научных статьи по динозаврам России, именно по завроподам. Я читал эти статьи и заметил, что описываемые в статьях позвонки похожи на те, что я уже недавно видел. Тогда я спросил его – могли ли мы ошибиться в том, что отнесли позвонки к плиозавровым? Он ответил, что это вполне возможно, но если вы их отпрепариуете, и мы увидим детали, то вполне возможно, что мы наверняка поймем – кто обладатель позвонков. Тогда я уже занялся обработкой этих позвонков.

Как остатки смогли сохраниться в течение такого длительного времени?

В этом случае, просто повезло – тушу вынесло в море, части упали на дно. Долгое время кости лежали на дне, и на них обросли разные беспозвоночные животные – устрицы и многощетинковые черви-серпулы. Потом их покрыли донные осадки и начался процесс фоссилизации – превращения в окаменелость.

Как строилась Ваша работа поэтапно?

В 2017 году у нас вышла статья, где мы писали о плиозавре. Весной 2018 года я обратился за советом к Аверьянову, когда мне пришла в голову мысль о динозавре. Также с весны 2018 года я начал их препарировать – этот процесс занял по времени около месяца, потому что я использовал кислоту для препарирования – это карбонатная порода, и необходимо было выдерживать позвонки в слабом растворе уксусной кислоты, чтобы порода легче отделилась. Далее уже была начата научно-описательная работа.

Какие методы и технологии применялись в изучении древних остатков?

В лаборатории, где мы ведем препарацию, особых нюансов, в данном случае, не было. Для того, чтобы отпрепарировать два позвонка нужен таз, в который заливается кислота – в этот таз помещаются позвонки. Еще для этого процесса используется механический микроотбойник, который продается в любом магазине электроники – их обычно используют для гравировки по металлу.

Я использовал такой же микроотбойник, которым очищал остатки породы от позвонков. Конечно, у нас есть лаборатории для более сложных объектов, но в данном случае, мы никаких сложных методик не применяли. Хочу отметить, что иногда палеонтологи используют методы компьютерной томографии и другие более изощренные способы изучения древних остатков.

Остатки были найдены в Подмосковье. В статье Вы пишите, что обладатель этих позвонков относится к надсемейству Diplodocoidea, наиболее известный представитель которого – позднеюрский диплодок из США. Каким образом остатки могли оказаться на территории нашей страны?

Это не совсем так. Мы написали, что наиболее известный представитель этого надсемейства, известен в США – это общеизвестный факт. В честь диплодока назвали это надсемейство – Diplodocoidea. Вообще, Diplodocoidea были распространены по всему Земному шару – они появились в начале юрского периода, постепенно распространившись по всем континентам. Наш динозавр из карьера Пески из всех Diplodocoideа по морфологическим признакам больше всего похож на представителей семейства дикреозавриды – это не совсем диплодоки, в общепринятом понимании, у которых очень длинная шея, хвост. Эти динозавры были своеобразными – у них, действительно, был длинный хвост, но шея была не такая длинная, то есть это динозавры с относительно короткой шеей – такие особенности семейства дикреозаврид. Хочу отметить, что у поздних представителей семейства дикреозаврид, которые жили в Южной Америке – у них на шее вырастали еще и длинные шипы, а наш динозавр – более ранний, он жил в середине юрского периода. Более древние находки дикреозаврид известны ученым из Китая – где-то между концом ранней юры и средней юрой. Наш же диплодок – из средней юры, причем из верхней ее части.

Палеогеография Европы на рубеже средней и верхней юры (около 163 миллионов лет назад). Звездочкой показано местонахождение Пески.

Палеогеография Европы на рубеже средней и верхней юры (около 163 миллионов лет назад). Звездочкой показано местонахождение Пески

В статье, как раз, мы и предположили, что, видимо, эти дикреозавриды возникли в Азии, и в средней юре они проникли в Европу – в средней юре территория Европейской России была покрыта Среднерусским морем, которое имело протяженность с юга на север через всю территорию, то есть Москва была под водой, вообще значительная часть Европейской России была под водой. Это море начало наступать на эту территорию в середине юрского периода.

Видимо, эти динозавры в ранней юре и ближе к средней юре проникли в Европу до того, как Среднерусское море затопило эту территорию и «отрезало» их от Азии – тогда появились два крупных участка суши – с одной стороны осталась Азия, а с другой стороны, так называемая, Фенноскандия. Стоит отметить, что это не та Фенноскандия, к которой мы привыкли сейчас, а Скандинавский полуостров и значительная территория суши в нашу сторону, которая доходила почти до Москвы. По-видимому, там и обитали дикреозавриды – оттуда динозавр попал уже в море, которое было в Подмосковье.

Таким образом мы узнали, что эти динозавры попали в Европу, а из Европы мигрировали в другие части света – позднее, в меловом периоде они добрались уже до Южной Америки.

Это яркое открытие для палеонтологии…

Несомненно, это так.

Вы будете дальше работать с Александром Олеговичем?

Конкретно по этому вопросу – вряд ли. Это единичная находка, просто небольшое, но яркое открытие. Все, что мы могли сказать и сделать – мы сделали. Дальше мы продолжим заниматься другой научной работой.

Как я уже упоминал, у Александра Олеговича огромное количество разных направлений, которыми он занимается. Недавно он сказал мне, что сейчас идет работа по зайцеобразным, то есть это немного другое направление. Я, в основном, изучаю ихтиозавров, но если будут найдены еще какие-то интересные материалы в будущем, то почему бы и не продолжить нашу работу.

То есть, самое главное Ваше открытие, как ученого – еще впереди?

Да, честно говоря, эта работа была для меня таким любопытным и курьезным моментом, о котором необходимо было заявить научному сообществу. Мы это сделали, после чего я продолжаю заниматься своим основным направлением научной деятельности.

Совсем недавно у меня вышла большая статья по ихтиозаврам. Динозавры, конечно, очень редкие, и каждая работа по ним что-то яркое, но это такой небольшой любопытный момент в моей деятельности.

Статья А. Аверьянова и Н. Зверькова - Публикация: Averianov A.O., Zverkov N.G. New diplodocoid sauropod dinosaur material from the Middle Jurassic of European Russia // Acta Palaeontologica Polonica. Online 13 May 2020. doi: https://doi.org/10.4202/app.00724.2020

Фото и рисунки для материала предоставлены Н. Зверьковым и А. Аверьяновым.

александр аверьянов геологический факультет мгу динозавр-завропод николай зверьков палеонтологические находки палеонтологический институт имени борисяка ран

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.