Материалы портала «Научная Россия»

На форуме «Технопром-2018» обсудили создание научных центров мирового уровня

На форуме «Технопром-2018» обсудили создание научных центров мирового уровня
Это является одной из приоритетных задач национального проекта в сфере науки

На VI Международном форуме технологического развития и выставке «Технопром» обсудили создание научных центров мирового уровня — это является одной из приоритетных задач национального проекта в сфере науки, сообщает издание «Наука в Сибири». Панельная дискуссия, модератором которой выступил помощник президента РФ Андрей Фурсенко, была посвящена возможным подходам и критериям, согласно которым предполагается реализовать столь масштабную задачу. 

«Этот форум связан одной идеей — идеей о другом качестве развития не просто российской науки, а всего пространства нашей страны с точки зрения привлечения научных знаний», — прокомментировал Андрей Фурсенко и предложил участникам обсуждения коротко сформулировать, что, по их мнению, подразумевает понятие «научный центр мирового уровня». 

Первым высказал свою точку зрения глава РАН академик Александр Михайлович Сергеев. Он заявил, что такие центры в России уже есть, приведя в пример новосибирский Академгородок, но эти центры, выполняя сильнейшие исследования, находятся в высоко состязательной среде. «Чтобы выдержать такую конкуренцию, нужна очень сильная государственная поддержка, тем более что речь идет о фундаментальной науке», — сказал Александр Сергеев. Также он перечислил ряд необходимых действий в целях создания научных центров мирового уровня. 

 «Что же нужно делать на мой взгляд? Во-первых, создавать центр следует на базе ведущего научного учреждения страны, сильной научной школы, где осуществляются разработки мирового уровня, для сохранения и достижения лидерских позиций в мире. Второе — необходимо насытить центр оборудованием. Если говорить о фундаментальных и поисковых исследованиях, то мы в среднем катастрофически отстаем в плане обновления материальной базы. В системе академических институтов на каждого ученого тратится в 10—100 раз меньше средств, чем в Китае, Корее, Японии. Третье — центры, конечно, должны обеспечиваться ресурсами для привлечения очень сильных ученых из-за рубежа, но это не по типу создания спортивной команды, целиком наполненной “гастролерами” — нет, приглашать специалистов надо на те позиции, где мы должны поднять наши компетенции в рамках работы центра. Наконец, очень важным является то, что раз это центр международный, то его научная программа должна формироваться и управляться международным наблюдательным советом», — перечислил Александр Сергеев. 

Андрей Фурсенко с ним согласился: «Я думаю, это видение примерно соответствует тому, что каждый из нас держит в голове», и предложил обсудить, насколько центры мирового уровня должны быть исключительно научными, без компонента образования, исключительно фундаментальными и исключительно узконаправленными. Участники дискуссии сошлись на том, что на все эти вопросы следует ответить «нет»: центры мирового уровня должны включать и образовательный элемент, от этого не уйти; в дополнение к работам в области фундаментальной науки центрам следует выполнять и внешние запросы экономики и общества — и, наконец, необходима мульдисциплинарность, поскольку многие «чистые» сферы исследований сегодня находятся в точке насыщения.

«Невозможно оторвать друг от друга части “треугольника Лаврентьева”, по крайней мере, в сфере IT», — подчеркнул директор Института системного программирования им. В. П. Иванникова РАН член-корреспондент РАН Арутюн Ишханович Аветисян. 

«Треугольник Лаврентьева» — кадры—наука—производство— также стал предметом обсуждения на дискуссии. «Эта схема была сформулирована давно. Что сегодня надо в ней поменять — или ничего не нужно?» — задал вектор Андрей Фурсенко. 

Член правления ГК «Внешэкономбанк» кандидат экономических наук Андрей Николаевич Клепач отреагировал: «Мне кажется, что самое уязвимое и хрупкое звено это не фундаментальная наука (хотя она несомненно нуждается в поддержке). Беда в том, что мало внимания уделяется центрам прикладной науки, через которые должны реализовываться те или иные задачи». С ним согласились и другие участники дискуссии. 

«В то время была другая страна и другое общество, государство финансировало всё, — прокомментировал Александр Сергеев. — Сейчас мы находимся в иной ситуации: государство не может и не должно финансировать прикладную науку, оно способно софинансировать поисковые исследования. Дальше встает вопрос: готова ли наша экономика, промышленность и сельское хозяйство выделять на них деньги? Тут мы находимся в ситуации, когда государство уже не может это делать, а бизнес — еще не может». 

Высказывая свою точку зрения по поводу создания центров мирового уровня, врио губернатора Новосибирской области Андрей Травников подчеркнул: «Я считаю, что пример создания такого центра есть здесь, это новосибирский Академгородок. СО РАН было и остается соответствующим этому статусу. Будет ли так в будущем — вопрос, который необходимо обсуждать». 

Андрей Травников также остановился на одной из сторон «треугольника Лаврентьева» — внедренческой. Он отметил, что промышленность в этой схеме — не только заказчик, но и один из элементов научных разработок и внедрения. «Сегодня нам предстоит компенсировать утраченную сеть отраслевых институтов, опытных производств, структур, занимающихся прикладными исследованиями, — сказал он, — и такой опыт в НСО накоплен. Мы говорим о создании нового пояса внедрения, причем не только об отдельных элементах, но и определенной систематизации подходов в его развитии вокруг научных институтов». 

Однако, по мнению врио губернатора НСО, упускается один из элементов успеха модели академика Михаила Алексеевича Лаврентьева: ведь кроме всего прочего на локальной территории были созданы  особые условия для работы  и проживания. «За счет этого удалось сформировать здесь особый социум и особую ментальность, что было мощным элементом неофициальной мотивации для сотрудников институтов и предприятий, которые здесь работали, — прокомментировал Андрей Травников. — Сюда стремились молодые ученые — в первую очередь, ради мощной исследовательской базы, ради тех самых масштабных задач, помогавших формировать научный ландшафт мира, но немаловажно было и, что называется, бытие. Сегодня эта задача тоже актуальна для формирования центров мирового уровня». Андрей Травников отметил, что сейчас ее выполнять сложнее: «Мы не можем на локальной территории создать чрезвычайно особые условия. Наверное, придавать АГ статус территории закрытого административного типа тоже было бы неправильно. Тем не менее, если мы говорим о точке опережающего научного и технологического роста, то и социальная инфраструктура на этой территории должна развиваться опережающими темпами. В программе “Академгородок 2.0” есть целый блок, посвященный именно этому». 

Кроме того, по словам Андрея Травникова, говорить о создании только научных центров в современном мире нельзя, потому что они постепенно окружаются сервисными и внедренческими предприятиями, организациями, которые ведут собственные разработки. «Поэтому очень актуальный вопрос — управление этой территорией. Особенно в нашей ситуации, когда она охватывает разносторонний имущественно-земельный комплекс, принадлежащий разным собственникам. Резюмируя: я считаю, что в целом для создания центров мирового уровня очень важно уделять внимание вопросам социальной сферы, а для РФ очень важно выработать модель управления такими структурами», — сказал врио губернатора НСО. 

«Мы оперируем разными понятиями, каждый пытается примерить на себя те задачи, которые у нас есть, — отметил министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков. — Однако стоит проблема до конца текущего года сформировать модели центров мирового уровня критериально: что это такое, что такое научно-образовательный центр и как они должны между собой взаимодействовать». Также Михаил Котюков обратил внимание на необходимость четко представлять, где та основа, на которой будет формироваться новый ландшафт. 

«Мы должны понимать, для чего нужны эти центры. В первую очередь, нам надо через эти институции взять ответственность за решение больших задач. Ключевое здесь — это ментальность, которая должна поменяться с точки зрения эффективных коммуникаций, — прокомментировал Михаил Котюков. — Что касается “треугольника Лаврентьева”, то все его три грани совершенно точно нужно укреплять на сегодняшней основе. Однако в центре всего — конечно, люди. Не железо — его всегда можно купить или сделать — а люди, которых нужно воспитать на правильных принципах кооперации, взаимодействия и ответственности».

 

Источник: www.sbras.info

«технопром» александр сергеев михаил котюков научный центр мирового уровня

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий