Подходил к концу 1937 год. В памяти поколений он навсегда связан с эпохой Большого террора и её кровавыми составляющими. И в этот (ещё один!) «России чёрный год» в семье интеллигентов Аверинцевых, не принимавших новый строй, родился сын Сергей.

Мальчик много болел и до 5 класса не посещал школу, из-за чего, по словам филолога Ольги Седаковой, «неестественно мало для советского человека знал обо всем советском». Зато он много общался с друзьями отца – людьми «из бывших», как их зачастую называли, и взахлёб читал – дома, в маленькой комнате советской коммуналки, было немало дореволюционных книг. Спустя годы С. Аверинцев напишет: «Я…воспринимал дверь той единственной комнаты в многосемейной коммуналке, где со мной жили мои родители, как границу моего отечества, последний предел достойного, человечного, обжитого и понятного мира, за которым – хаос, “тьма внешняя”».

Классической филологией С. Аверинцев решил заниматься ещё в 14 лет, и в 1956 году поступил на классическое отделение филологического факультета Московского университета. Там он познакомился со своей будущей женой, Натальей Петровной Зембатовой. Много лет спустя она вспоминала, как А.Н. Попов, преподаватель греческого языка в Московском университете, говорил про С. Аверинцева: «Вот этот Сергей Сергеевич Аверинцев – очень ученый муж». «Учёному мужу» было тогда 19 лет.

Во время учёбы в аспирантуре С. Аверинцев опубликовал первые статьи в Краткой литературной энциклопедии. В 1967 году он защитил диссертацию по теме «Плутарх и античная биография: к месту классика жанра в истории жанра». Она стала сенсацией в научном сообществе и была отмечена премией Ленинского комсомола. Это обстоятельство, к слову, не раз «оберегало» С. Аверинцева от излишне строгого надзора советских органов. «Ранний успех Аверинцева, – писала Ольга Седакова, – напоминал сюжет Андерсена: странный, «чужой», преследуемый своими одноклассниками мальчик становится любимцем общества, его гордостью, властителем дум, “нашим Сережей”!».

На протяжении трёх лет С. Аверинцев читал в Московском университете курс лекций по античной эстетике, византийской эстетике и западноевропейской средневековой эстетике. Слушателей было так много, что их приходилось размещать в соседних аудиториях и использовать громкую связь. Будучи талантливым оратором и вдумчивым филологом, С. Аверинцев затрагивал на лекциях не только вопросы мировой культуры, но и религиозную тематику. В 1973 году лекции были запрещены «по требованию партийных инстанций как “религиозная пропаганда”», как скажет позже Аверинцев. В этом же году они с супругой приняли крещение.

С 1969 до 1992 года С. Аверинцев работал в Институте мировой литературы АН СССР, с 1981 года возглавлял сектор античной литературы. Он издал, перевёл и прокомментировал множество текстов, которые были ранее неизвестны советскому читателю. Зачастую приходилось работать ночью – для Аверинцева, с детства обладавшего слабым здоровьем, это было настоящим испытанием на прочность.

В годы перестройки С. Аверинцев, не без продолжительных колебаний, стал делегатом Съезда Народных депутатов, высшего органа государственной власти СССР.  Он активно участвовал в разработке закона «О свободе совести» в 1990 году. В это же время на заседании Верховного Совета С. Аверинцев совершил поступок, много значивший для него и для других. Вот как описывает это литературовед С.В. Бочаров: «не встал, когда (…) против Сахарова, сказавшего об Афганистане как о государственном преступлении, вышел “афганец” Червонописский и поднял зал словами: “Держава, Родина, Коммунизм!”, – и зал поднялся, кроме двоих в первом ряду – это были Аверинцев и знаменитый штангист Юрий Власов, с которым они на короткое время там подружились (болезненный хрупкий филолог в шапке зимой с завязанными ушами с могучим штангистом!), и у Власова было очень острое там выступление. У С.С. такого там выступления не было, но он вместе с Власовым не встал, когда встал весь зал. И потом рассказывал, как трудно было не встать».

С. Аверинцев часто говорил, что «история не кончается: она уже кончалась множество раз». И каждый раз, подобно фениксу, возрождалась снова, ведь «что было, то и будет вечно».

 

Анастасия Могилёвская

Источники: https://www.pravmir.ru/sergey-averintsev-myi-ne-imeem-prava-na-otchayanie/

https://psmb.ru/a/bozhiy-chelovek-sergey-sergeevich-averincev.html

https://cyberleninka.ru/article/n/averintsev-v-nashey-istorii/viewer

Источник фото: https://arzamas.academy/mag/726-shumilova (слайд Сергей Аверинцев в 1998 году), https://www.pravmir.ru/sergey-averintsev-myi-ne-imeem-prava-na-otchayanie/ (превью Сергей Аверинцев в молодости)