201214881_0 0 0 0_600x0_80_0_0_0b0d48985a2430cd4c16ed4c90668b38

15 ноября 1988 года с космодрома Байконур в Казахстане был запущен крылатый космический орбитальный корабль многоразового применения самолётной конфигурации под названием «Буран». Это был его первый и единственный полет, но ряд решений и технологий, которые заложил в него конструктор Глеб Лозино-Лозинский, до сих пор считаются уникальными.

Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский родился в Киеве 25 декабря 1909 года (7 января 1910 года по новому стилю). Окончив профтехшколу в Кременчуге, в 1926 году он поступает в Харьковский механико-машиностроительный институт, где учится по специальности «Паротехника». После окончания института начинает работать на Харьковском турбогенераторном заводе, занимаясь проектом первой отечественной паровой конденсационной турбины большой мощности.  В 1932 году он переходит в Харьковский авиационный институт на должность инженера испытательной станции. В этом качестве он работает над паротурбинной двигательной установкой для тяжелого бомбардировщика Андрея Туполева.

В 1941 году Лозино-Лозинского переводят в КБ А.И. Микояна. Там на протяжении долгих лет он работает над созданием линейки истребителей МиГ. Например, фронтового истребителя МиГ-29, впоследствии признанного одним из лучших истребителей четвертого поколения. Он же был и главным конструктором сверхзвукового перехватчика МиГ-31. Как утверждают специалисты, благодаря своим аэродинамическим характеристикам и вооружению группа из четырех таких самолетов способна полностью контролировать воздушное пространство протяженностью 800-900 км.

В конце 1950-х годов в ведущих странах мира начинают задумываться о выходе в космос и создании космических транспортных систем, которые можно было бы использовать как в гражданских, так и в военных целях. В начале 1960-х годов в США начинаются работы по созданию космического перехватчика-разведчика-бомбардировщика X-20 Dyna Soar. Ответ СССР не заставил себя ждать: в 1964 году стартует разработка двухступенчатой авиационно-космической системы «Спираль». Руководителем проекта назначили Лозино-Лозинского.

«Спираль»

Проект «Спираль» представлял из себя авиационно-космическую систему общей массой 115 тонн. Она состояла из многоразового гиперзвукового самолета-разгонщика и многоразового орбитального самолета. Весивший 52 тонны самолет-разгонщик разгонялся до шестикратной скорости звука, после чего с его «спины» на высоте 28–30 км должен был стартовать пилотируемый орбитальный самолёт со стреловидным крылом длиной 8 м и размахом 7,4 м. Он должен был выйти на околоземную орбиту, выполнить по ней 2-3 витка, после чего приземлиться на аэродром.

«Спираль» позволяла в любой момент нанести ядерный удар по любому стратегическому объекту на территории вероятного противника. Кроме того, по словам самого Лозино-Лозинского, на ее основе можно было бы спроектировать и гиперзвуковой лайнер, который позволил бы в несколько раз сократить время перелета из Европы в Америку. Этот проект был экономически выгоден: стоимость вывода на орбиту 1 кг полезного груза системой «Шаттл» составляла 20 000 долларов, а с помощью «Спирали» - 2000 долларов.

В 1970-х годах были успешно проведены испытания аналогов «Спирали» - беспилотных космических аппаратов «БОР» и экспериментального пилотируемого орбитального самолета «ЭПОС». Однако в середине 1970-х годов из-за начала работ по «Бурану» этот проект был свернут.

«Буран»

В 1972 году президент США Ричард Никсон объявил о начале работы над созданием многоцелевых транспортных космических кораблей Space Shuttle («Космический челнок»). Он должен был перемещаться между Землей и околоземной орбитой, доставляя в обе стороны полезные грузы гражданского назначения.

Когда в СССР узнали об этом, то решили создать аналог «Шаттла».  7 февраля 1976 года вышло постановление Совета Министров СССР о создании многоразовой космической системы в рамках работы над программой «Энергия — Буран». Ведущим разработчиком опять сделали Лозино-Лозинского, ставшего к тому времени генеральным директором и главным конструктором НПО «Молния». За 12 лет напряженной работы ему и его коллегам удалось создать корабль, ничем не уступающий «Шаттлу», а по многим параметрам даже превосходящий его. Так, американец мог взять на борт груз в 25 тонн при полете в космос и до 15 тонн при спуске на Землю, а «Буран» – 30 тонн и 20 при спуске. Максимальное время полета «Бурана» составляло 30 суток, он мог взять на борт до 10 человек. У «Шаттла» эти показатели были ниже: 20 суток и 8 человек. Кроме того, в отличие от «Шаттла», «Буран» мог садиться на Землю в автоматическом режиме без участия человека, и у него была система экстренного спасения экипажа.

Свой первый и единственный полет «Буран» совершил 15 ноября 1988 года. Сделав два витка вокруг Земли, он сел на аэродроме «Юбилейный» космодрома Байконур. Проект предполагалось развивать и дальше, однако из-за изменившейся социально-экономической и политической обстановки в стране его закрыли.

«МАКС»

В начале 1980-х годов Лозино-Лозинский и его люди начали работу над созданием Многоцелевой авиационно-космической системы (МАКС). От «Бурана» и аналогичных ему отечественных и зарубежных проектов она отличалась мобильностью и низкой стоимостью выведения полезных грузов на орбиту. В ее состав входили самолет-носитель, в роли которого выступал АН-225 «Мрия», и орбитальный самолет. Ее основной задачей была работа на орбите: доставка туда грузов и экипажей, научные эксперименты, организация производств, разведка, экологический и космический контроль. Однако проект так и не удалось реализовать полностью.

Глеб Лозино-Лозинский ушел из жизни 28 ноября 2001 года.

 

Автор: Максим Майоров

Материал подготовлен по открытым источникам

Источник фото: ria.ru