Материалы портала «Научная Россия»

Филологи СО РАН исследуют фонетические особенности языков коренных народов Сибири

Филологи СО РАН исследуют фонетические особенности языков коренных народов Сибири
Результаты работы ученых позволяют не только детально описать исчезающие языки, но и помогают пролить свет на происхождение тех или иных этносов

Сотрудники Института филологии СО РАН исследуют фонетические особенности языков коренных народов Сибири, применяя к своим исследованиям методы естественных наук и медицины. Результаты работы не только позволяют детально описать исчезающие языки, но и помогают пролить свет на происхождение тех или иных этносов, сообщает издание «Наука в Сибири».

«В нашей лаборатории всегда работали три научных сотрудника (не считая аспирантов, стажеров, соискателей). За годы существования нам удалось изучить различные аспекты звукового строя 66 идиомов — языков, диалектов, говоров и подговоров. Степень изученности, конечно, разная — в каких-то из них исследованы все аспекты (вокализм, консонантизм, ударение, интонация и так далее), а по другим только получен материал, над которым ещё предстоит много работать», — рассказывает главный научный сотрудник лаборатории экспериментально-фонетических исследований ИФЛ СО РАН доктор филологических наук Ираида Яковлевна Селютина.

Идиом — получивший распространение в лингвистике XX века обобщающий термин для естественно-языковой знаковой системы; объединяет понятия язык, диалект, говор, социолект и другие. 

При создании лаборатории Владимир Михайлович Наделяев поставил две основные задачи: фронтальное обследование языков народов Сибири и Дальнего Востока (а если учитывать диалекты, которые иногда отличаются друг от друга в большей степени, чем сами языки, их набирается более 120) и разработка теории артикуляционно-акустической базы. Сибирскими учёными был введён в оборот уникальный материал по фонетике неисследованных ранее или малоизученных языков.

«Звуковой аспект языков народов Сибири необходимо фиксировать в первую очередь. Потому что грамматику и лексику мы можем исследовать по памятникам письменности, текстам, зафиксированным учёными, а здесь нужен носитель языка. К тому же раньше фонетика изучалась на слуховом уровне, и сегодня полученные данные несут на себе все недостатки этого метода. Дело в том, что любое человеческое ухо субъективно, и, как говорил знаменитый лингвист Лев Владимирович Щерба, слышит то, что оно привыкло слышать», — отмечает Ираида Яковлевна.

Русскоязычные лингвисты сопоставляли свои описания фонетики языков народов Сибири с традициями русского языкознания. Грубо говоря, вместо звука, который информант на самом деле произносил, они слышали похожие на них знакомые звуки. Так, долгое время аспирантка лаборатории, исследуя один из диалектов алтайского языка, выделяла в нем краткие и долгие гласные, не замечая специфики звучания последних. А потом как-то она включила магнитофон с записью речи, и все ясно услышали, что у долгих гласных есть фарингализация.

Фарингализация — дополнительная артикуляция, накладывающаяся на основную и заключающаяся в напряжении стенок глотки (или фаринкса), вызывающем акустический эффект низкого резонирования. 

В середине прошлого века лингвисты пришли к пониманию того, что при изучении фонетики необходимо активно подключать экспериментальные методы, чтобы исключить фактор субъективности. Например, метод статического рентгенографирования — исследователи ходили в поликлинику и по определённой отработанной врачами технологии получали вертикальную плоскостную проекцию артикуляционного аппарата диктора (чтобы не нанести вред здоровью испытуемого, делали не более 10 снимков за один сеанс). Для метода дентопалатографирования в результате длительного и трудоёмкого процесса создавалось искусственное нёбо, а потом его, предварительно посыпав тальком, вставляли в ротовую полость диктору. В результате произнесения на этом небе фиксировались отпечатки языка (кроме того, отпечатки снимали с зубов и альвеол). Метод фото- и лабиограмм подразумевал создание серии фотографий расположения губ при произнесении того или иного гласного. Затем с этих снимков срисовывалась схема и исследователи её всячески «оцифровывали»  — измеряли величину, соотношение длины и ширины губной щели. Был ещё метод пневмоосциллографирования (сейчас он полностью заменен компьютерным), в котором по живой звучащей речи (к диктору подсоединяли три датчика  — рот, нос, горло — и выводили их на пневмоосциллограф) анализировалось большое число параметров звука: гласный или согласный, глухой или звонкий, краткий или долгий, смычный или щелевой, взрывной или имплозивный, есть ли движение тона. 

Каждый язык исследовался всеми этими методами, что представляло собой огромную трудоёмкую работу. Аспирант брал одну маленькую тему (например, вокализм или консонантизм шорского языка) на три года и далеко не всегда успевал уложиться в этот срок. 

«Где-то с 1990-х годов мы начали использовать компьютерные программы создания и обработки звуковых файлов. В 2009 году Президиум СО РАН объявил конкурс на проведение фундаментальных междисциплинарных комплексных исследований. На протяжении шести лет мы работали в сотрудничестве с коллегами из Международного томографического центра СО РАН и Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН. Они предоставили нам исследовательскую базу, оборудование, консультацию своих специалистов медиков, а самое главное —  провели огромную работу по адаптации медицинских методик получения и интерпретации объективных данных, фиксации работы речевого аппарата применительно к цели экспериментальных фонетических исследований», — рассказывает Ираида Яковлевна.

С помощью предоставленной аппаратуры осуществлялась визуализация артикуляционных настроек. У учёных появилась возможность получать данные магнитно-резонансного томографирования. В отличие от рентгена, этот метод абсолютно безвредный, поэтому исследователи смогли записать большие массивы информации. Также с помощью адаптированных в ИХБФМ медицинских методов лингвисты стали получать ларингограммы. Технология работает следующим образом: диктору в нос вводится датчик — маленькая камера, с помощью которой фиксируются данные работы голосовых связок. Эта методика применительно к фонетике пока ещё находится на стадии отработки.

Оказалось, что учение об артикуляционно-акустических базах является очень продуктивным и информативным историко-лингвистическим источником для изучения этногенетических процессов. Особенно актуально оно применительно к истории многих народов Сибири, которая не нашла отражение в письменных памятниках из-за отсутствия у этих народов письменности.  

Что такое артикуляционно-акустическая база? Это система произносительных настроек в совокупности с их акустическими эффектами. Она свойственна каждому этносу, складывается на самых ранних этапах его формирования и сохраняется на протяжении многих веков — передаётся от родителей к детям, из поколения в поколение. Можно быстро перенять лексику, грамматику другого языка, но реликтовые отголоски в произношении долго будут выдавать в вас человека с иным происхождением.

Именно устойчивая артикуляционно-акустическая база мешает нам при изучении иностранного языка избавиться от акцента, потому что наш артикуляционный аппарат «настроен» на произношение определённых звуков.

Так, в некоторых тюркских языках народов Сибири присутствует фарингализация. По одной из теорий (к ней одновременно пришли Владимир Михайлович Наделяев и известный советский лингвист Владислав Маркович Иллич-Свитыч) её появление связано с падением сильных согласных. На территории Южной Сибири когда-то обитали угро-самодийские племена, потом туда пришли тюрки, для системы согласных которых было характерно тройное противопоставление сильных, слабых и сверхслабых согласных. Для угро-самодийских языков сильная артикуляция была неприемлема. Завоёванный народ вынужден был усвоить язык завоевателей, но сохранил свою артикуляционную базу. Этому способствовало ещё и то, что этнические группы угро-самодийцев жили компактно и не расселялись на большие территории. Однако им необходимо было как-то передавать семантику словоформ, которые различали в тюркском языке сильные, слабые и сверхслабые согласные. И тогда сильные согласные стали реализовываться как слабые, но долгие, а отпавшая сильная артикуляция заместилась фарингализованным произношением предшествующего гласного. Например, в языках народов Южной Сибири в интервокальной позиции реализуются глухие согласные, которые по закону современных тюркских языков в этой позиции употребляться не могут, они здесь озвончаются. Но в южносибирских языках произносятся именно те глухие согласные, которые были когда-то сильными и реализовались как долгие.

«Конечно, по языку нельзя досконально восстановить, что происходило с народом, в каком веке он был завоёван тюрками, что было с ним до этого. Всё это собирается по мелким крупицам, и только совокупность данных — исторических, археологических, этнографических, лингвистических и, в частности, экспериментально-фонетических — даёт нам возможность осторожно высказать какую-то гипотезу, а уже историки языка должны определить, верна она или нет», — говорит исследовательница.

Более того, сибирские лингвисты заметили: системы языков современных северных алтайцев: кумандинцев, челканцев, тубинцев, а также алтай-кижи строятся на оппозиции кратких, долгих и нейтральных согласных. «Эти долгие согласные по своему происхождению являются сильными согласными языка-суперстрата, — объясняет Ираида Яковлевна Селютина. — И то, что мы фиксируем в языках северных алтайцев, даёт нам основание предполагать, что они были по происхождению не тюрками, а угро-самодийцами. Мы же изучаем также и угро-самодийские языки, и в их языках сильные согласные не реализуются. Кроме того, мы видим, что этнографы, историки и археологи фиксируют тот факт, что на территории Южной Сибири жили угро-самодийцы. Совокупность всех этих данных даёт нам основания делать определённые выводы об этногенезе народов севера Алтая и некоторых народов Саяно-Алтайского нагорья». 

Суперстрат — язык «пришельцев», который не смог вытеснить язык местного населения (как правило, покоренного этими «пришельцами»), но оставил в последнем более или менее отчетливые следы на различных уровнях языковой структуры (прежде всего в фонетике и грамматике).

Другой пример: в тунгусо-маньчжурском языке эвенов присутствует фарингализация гласных, отсутствующая в других тунгусо-маньчжурских языках. Этот факт дал Владимиру Михайловичу Наделяеву основание для построения гипотезы о том, что эвены когда-то не были тунгусо-маньчжурами. Этот народ принадлежал к какой-то другой семье, но в процессе миграции из прибайкальского региона на Северо-Восток усвоил тунгусо-маньчжурский язык. Поскольку эвены передвигались компактно и территориально не рассеялись как этнос, они сохранили свою артикуляционную базу, одной из типичных характеристик которой была фарингализация гласных.

Также, благодаря тому, что в халха-монгольском языке артикуляционная система базируется на оппозиции сильных, слабых и сверхслабых согласных, можно предположить, что халха-монголы являются по происхождению тюрками.

Собранный массив данных позволил исследователям сделать предположение, что у народов Сибири само строение артикуляционного аппарата имеет свои особенности. «Черпаловидная надгортанная связка у наших южно-сибирских тюрок по сравнению с этим же органом у русских, бурят и даже турок отличается большей длиной (вплоть до двух миллиметров) и меньшей толщиной, — рассказывает Ираида Яковлевна. — Конечно, на данном этапе это только наше предварительное наблюдение, которое нужно ещё доказывать и проверять. Вполне возможно, что оно окажется ошибочным. Однако если оно подтвердится, то станет основанием для дальнейших тщательных  широкомасштабных исследований (и для генетиков, и для биологов, и для лингвистов)». 

 

Источник: www.sbras.info

артикуляционно-акустическая база идиом магнитно-резонансная томография языки коренных народов крайнего севера языки народов сибири и дальнего востока

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий