Материалы портала «Научная Россия»

Будущие семена России. "В мире науки" №4

Будущие семена России. "В мире науки" №4
НИИ сельского хозяйства Крыма — научное учреждение, разбросанное по территории полуострова на десятки километров — в степях и предгорьях, где находятся опытные поля и плантации, в Симферополе, где концентрируются лаборатории

НИИ сельского хозяйства Крыма — грандиозное научное учреждение, разбросанное по территории полуострова на много десятков километров — в степях и предгорьях, где находятся опытные поля и плантации перспективных и ценных растений, в Симферополе, где концентрируются многочисленные лаборатории.

Работа здесь кипит и поражает амбициозностью поставленных задач: обеспечить дешевым и качественным растительным маслом всю Россию — и не подсолнечным, которого и так хватает, а куда более ценным оливковым, льняным, рыжиковым, горчичным и маслом черного тмина. Вести селекцию зерновых, бобовых, технических и лекарственных культур. Возродить мощное эфиромасличное производство, которым еще в советские времена был славен Крым. Накормить Россию сухофруктами, изготовленными по авторской методике, когда долгие месяцы сохраняется не только вкус, но и все питательные свойства продукта. Таких задач — десятки, и в рамках одной статьи их невозможно даже перечислить.

Но самое главное, как отметил президент РАН А.М. Сергеев во время визита на полуостров, —у людей здесь горят глаза. Они преисполнены энтузиазмом и решимостью поднимать свою отрасль, делая ее самой успешной и лучшей. Невозможно оставаться равнодушным, когда видишь это искреннее стремление добиться самых высоких результатов, несмотря на массу существующих пока трудностей — недостаток финансирования, проблемы с пресной водой, оторванность от материка. Однако они верят: Крым переживает эпоху возрождения.

Сергей Валерьевич Аксенов

— Научно-исследовательский институт сельского хозяйства Крыма — уникальное предприятие, и самое главное, что здесь удалось. — сохранить кадры и технологии, не утерять ничего в тяжелых условиях. Все держится на коллективах людей, и имеющийся здесь интеллектуальный потенциал надо сохранить и тиражировать его опыт. В НИИ проделана огромная работа, но есть еще масса научных и практических задач, которые нам придется совместно решать. Это не будет легко. Выращивание без пресной воды качественной продукции, развитие овощеводства, плодоводства, животноводства сильно затруднено. У нас здесь колоссальное количество вопросов: уйти от генно-модифицированных продуктов, внедрять новые технологии, позволяющие даже на сухом грунте получать хорошие урожаи, и т.д.

Без наших ученых организовать этот процесс на высоком уровне мы не сможем. Без науки мы никогда не сможем двигаться вперед. Но у нас достаточно сил и опыта. Мне очень нравится настрой, существующий в институте. Эти люди — профессионалы и энтузиасты. Им хочется работать. С такими кадрами ничего не страшно. Думаю, можно переломить ситуацию, и Крым вернет себе славу региона, который будет обеспечивать плодами, фруктами, овощной продукцией, ценными лекарственными растениями, молоком и маслом половину нашей страны, а то и больше.

Мы сегодня пытаемся выйти на уровень 1989 г. по урожайности и общим сборам. То, что у нас было 30 лет назад, мы теперь стараемся все вместе восстановить. И я уверен, что в составе Российской Федерации совместно с Российской академией наук у нас все это получится.

Владимир Степанович Паштецкий,

и.о. директора ФГБУН «НИИСХ Крыма»:

— Наш институт возник в нынешнем образе пять лет назад. Это симбиоз шести объединенных институтов, в результате чего получилось прекрасное учреждение науки, где представлены все отрасли: растениеводство, полеводство, биотехнология, микробиология, животноводство, эфиромасличная и лекарственная отрасли, водные проблемы и ГИС-технологии — все собрано в одном месте. Мы можем влиять на процессы фундаментальных и прикладных исследований, которые сегодня поставлены Российской академией наук и ФАНО. Сегодня у нас существует 14 направлений, и за каждое из них несет ответственность главный научный сотрудник, причем не просто в институте, но и по всему Крыму.
Если попытаться отметить самое важное, всегда начинают с зерновых и зернобобовых. Мы по этим направлениям работаем уже три года. Благодаря поддержке федеральных научных учреждений Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского края мы сумели провести сортосмену основных зерновых культур, потому что с 2016 г. на полях Крыма должны были выращиваться только сорта, включенные в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к выращиванию по региону. В пределах 60–70% всех семян зерновых категории «элита» на поля Крыма дало наше учреждение. Новые сорта российской селекции, адаптированные для условий Крыма, позволили достичь прибавки урожая.

Крым всегда обеспечивал себя зерновыми культурами. И сейчас проблемы тут нет. 300 тыс. т качественной пшеницы хватит для того, чтобы накормить и себя, и гостей. А вот с остальным вопросы есть, и их на сегодня немало. Скажем, не стало воды, которая к нам раньше приходила, — это 1,5 млн м3, что обеспечивало орошение сельскохозяйственных культур и давалось для питьевых нужд. Сегодня этого нет, и я считаю, что именно наука обязана решать данную проблему. Уверен, при сегодняшней поддержке главы республики эти и другие проблемы на полуострове будут решены.

— Еще в 70–80-е гг. прошлого века в Крыму находился мощный Всесоюзный институт эфиромасличных и лекарственных растений, который сегодня вошел в ваш состав в качестве одного из ведущих отделов.

— Да, мы понимаем, что пришла пора возвращаться к развитию эфиромасличной отрасли в Республике Крым, где мы можем вновь стать лидерами. Еще одно важнейшее направление — мониторинг состояния всей территории Крыма с целью экологического контроля, соблюдения севооборотов, контроля состояния водных и почвенных ресурсов. Этим занимается наш отдел ГИС-технологий, который активно сотрудничает с Институтом космических исследований РАН.

Поскольку Крым— это знаменитый курортный центр, естественно, нужно здоровое питание. И мы производим натуральную продукцию, которая выходит в упаковках со слоганом «Здоровье нации», потому что понимаем: эфиромасличные, лекарственные, зернобобовые и другие культуры в Крыму должны выращиваться для того, чтобы наше население и наши гости питались всем этим и улучшали свое здоровье. Сегодня это 4-5 млн человек, а в дальнейшем, мы думаем, и шесть, и семь, и восемь миллионов будут, поэтому продовольственная безопасность и здоровое питание сегодня крайне важны. У нас отличная свинина, курятина. Но нужно получать говядину, баранину, мясо кроликов и индеек. Мы понимаем, что должны здесь выходить на общереспубликанский уровень для того, чтобы от селекции, от фундаментального исследования выйти к производству качественных товаров как мясной, так и растениеводческой продукции.

- Знаю, что у вас работает единственная на юге России микробиологическая лаборатория, где собрано более 200 биологических штаммов различных микроорганизмов.

- Раньше это был филиал Ленинградского института микробиологии, и сюда до сих пор из Санкт-Петербурга приезжает академик И. А. Тихонович, наш учитель, партнер, потому что это его детище, его родной дом. Мы все это не без труда сохранили, и сегодня есть уверенность в том, что, если мы эту коллекцию будем развивать, то сможем создать на территории республики мощную отрасль— биологическое растениеводство, столь необходимое сегодня Крыму. В общем, планов у нас громадье, и мы их уже осуществляем.

Алла Анатольевна Зубоченко,

зав. лабораторией агрохимических исследований:

— Основная задача лаборатории — обслуживание фундаментальных исследований наших ученых. Кроме того, мы выезжаем в поля, где у нас заложены опыты, и ведем там различные исследования, проводим отборы образцов, необходимые наблюдения. Лаборатория создана для того, чтобы нашим ученым можно было расширить и углубить область своих исследований. В Крыму стала ощущаться нехватка воды. Даже на тех землях, где богарное производство, уровень грунтовых вод снизился. Поэтому медленно, но происходят засоление почв, а также процессы дегумификации — снижения содержания гумуса в почве. В связи с этим надо думать, какими технологиями, культурами улучшать и повышать плодородие наших почв.

Помимо почв лаборатория занимается исследованием растений. В течение всего вегетационного периода мы анализируем рост и развитие растений, определяем наличие макро- и микроэлементов, необходимых для его жизнедеятельности, стимулируем листовой аппарат или корневую систему, чтобы больше питательных веществ поступило для развития.

- А что означает надпись «Холостяки на июль 2017 г.»? Я думала, там мужчины перечислены, а у вас какие-то аманины, удобрения.

- Во всех элементах, которые мы анализируем, есть холостые пробы. В них заложена чистота хим- реактивов, которые потом вступают в химическую реакцию. Их мы между собой и называем холостяками.

Помимо растений и почвы мы анализируем состав разных вод и ведем их мониторинг. Один из путей обеспечения Крыма водой— опреснение воды разной степени минерализации. Хотя это тоже непросто. Недавно к нам приезжали коллеги из Санкт-Петербурга: делали доклад, предложили свою установку по опреснению воды. Будем думать. А на сегодня основной метод — это обратный осмос, самое известное опреснение, где главный недостаток — обилие рапы. Что делать с ней? Куда сливать, если это не берег моря? В общем, это трудная задача, но мы верим, что Крым и с ней справится.

Кроме того, лаборатория анализирует зерновую часть растений. Мы определяем белок, крахмал, клейковину, влажность— все показатели, которые необходимы для установления класса этого зерна.

В нашей работе важно еще и то, что лаборатория владеет методом экспресс-анализа растительной диагностики, который мы можем проводить прямо в поле. — на 14 макро- и микроэлементов. Пока довезешь эту пробу до лаборатории, половина теряется, элементы питания переходят в другие состояния. Поэтому мы создали такую методику, которая позволяет проводить исследования быстро, качественно и без потерь.

Наталья Алексеевна Егорова,

зав. лабораторией биотехнологий отдела эфиромасличных и лекарственных культур:

— Наша лаборатория занимается исследованиями в области биотехнологии эфиромасличных растений. Мы разрабатываем в основном клеточные технологии для создания нового исходного селекционного материала и его ускоренного микроразмножения. Одно из направлений нашей работы— создание исходного материала. Это позволяет ускорить получение новых генотипов и создать те генотипы, которые селекционеры не могут получить обычным, традиционным путем.

Здесь мы работаем с несколькими клеточными технологиями. Одна из них— это получение так называемых сомаклональных вариантов. Для этого сначала получаем вот такие каллусные культуры, представляющие собой неорганизованно растущую массу клеток типа раковой опухоли, — это такие клетки, в которых очень интенсивно идет мутационный процесс. Если из одной такой клеточки индуцировать растение, то есть получить побег, как, например, у лаванды, это растение может нести новые признаки, представлять новый генотип. Индукция морфогенеза— так называется этот этап работы, который мы считаем одним из важнейших. Мы получаем каллусные культуры, индуцируем морфогенез у многих видов эфиромасличных растений. Это основные эфиромасличные культуры, которые выращиваются в Крыму: лаванда, анис, фенхель, кориандр, тысячелистник, роза, мелисса, душица, шалфей, мята. Получив такие растения, мы можем тут же в пробирке их быстро размножить, то есть получить не одно растение, а сразу несколько, и передать селекционеру, чтобы он сразу же его анализировал.

Следующее направление — мутагенез. Для усиления изменчивости мы добавляем питательные среды— мутагены. Еще одно направление— клеточная селекция, когда мы выращиваем клетки на фоне какого-то селективного агента и получаем формы, устойчивые, например, к абиотическим стрессам. У нас в лаборатории мы работаем на устойчивость к низкой температуре, что моделирует зимостойкость, и на устойчивость к осмотическому стрессу, который моделирует засуху.

Еще одно интересное направление — получение гибридов в эмбриокультуре. Здесь представлены, например, гибриды розы. Мы пытаемся получить гибрид с хорошим качеством эфирного масла, которое очень высоко ценится на мировом рынке. У нас, к сожалению, болгарская роза с самым качественным эфирным маслом не выживает — климат не тот, она не зимостойкая, вымерзает, поэтому почти все наши сорта были созданы на основе гибридизации. Но при гибридизации у селекционеров зачастую возникают проблемы при скрещивании, появляются нежизнеспособные формы. Поэтому селекционерам нужно делать 3-4 тыс. скрещиваний. Это очень большая работа.

- Что представляет собой ваш биотехнологический метод?

- Его еще называют «метод спасения». Он работает для зерновых культур, а для эфиромасличных культур почти не используется в мире, но мы его эффективно используем. Для этого мы выделяем зародыш, пока он еще не погиб, высаживаем на питательную среду, выращиваем из него растеньице, а потом его клонально размножаем. Затем мы передаем селекционеру 20-30 форм уникального гибрида. В прошлом году мы получили и передали около тысячи различных растений-регенератов. То есть, с одной стороны, мы создаем исходный селекционный материал, и это очень перспективное направление, с которым в мире мало кто работает, с другой стороны — это клональное микроразмножение. Им занимаются многие лаборатории, но по эфиромасличным такое бывает нечасто. Таким образом, у нас в институте созданы новые уникальные растения, которые обладают полезными свойствами, например антисептическими. Селекционеру на традиционное размножение требуется нескольких лет. Мы же делаем это за год. В прошлом году за полгода 300-500 растений мы передали селекционерам, и они уже могут закладывать плантацию. Наш метод позволяет решить проблему селекции — быстро размножить новые сорта, получить уникальные гибриды. Почти весь уникальный размножаемый селекционный материал, который содержится у нас в институте, это полиплоидные, анеуплоидные формы, мутанты, трехвидовые гибриды. Это лаванда, роза, шалфей, кориандр, душица, мелисса, тимьян и некоторые другие виды.

Третье направление работы— создание депонированных коллекций, что дает возможность альтернативного сохранения ценных генотипов. Выращивать все эти культуры в поле — огромный труд, это риск инфицирования материала, потери генетической стабильности, потому что они могут переопыляться или измениться. Мы же создаем такие коллекции за счет того, что помещаем их в условия так называемого медленного роста, при низких температурах, где у них замедляется метаболизм. В течение одного месяца мы их размножаем и снова ставим в холодильник. Таким образом мы создаем альтернативные коллекции, которые помогают сохранить ценные растения.

Лидия Алексеевна Тимашева,

зав. отделом технологии переработки и стандартизации эфиромасличного сырья:

— Эфиромасличные растения — это сырье для получения различной продукции в зависимости оттого, каким способом перерабатывается. Существуют две основные технологии переработки. Первая — паровая дистилляция, когда мы получаем эфирное масло, необходимое в парфюмерно-косметической, пищевой промышленности, в медицине и в бытовой химии. Второй способ — экстракционный, когда используются различные органические или другие виды растворителей. В результате мы получаем конкреты, то есть вещества, которые содержат, кроме летучих веществ, эфирные масла. Эта продукция тоже очень востребована.

Эфиромасличное производство — вещь достаточно редкая. А если говорить про Крым, самые перспективные и уникальные направления здесь— роза, шалфей лекарственный, шалфей мускатный, розовая лилия и другие эфиромасличные культуры, которые произрастают только у нас. Наши масла уникальны, поскольку имеют свои особенности. Мы считаем, что надо расширять возможность использования нашей продукции на внутреннем рынке, наращивать объемы производства, поскольку в Российской Федерации эфиромасличной отрасли нет. Мы же имеем возможность обеспечить ее от и до — начиная с клеточки, селекции и заканчивая технологией выращивания сырья. В подтверждение этого скажу, что наше научное учреждение вошло в состав трех технических комитетов по стандартизации продукции в нашей стране.

Чем конкретно занимается ваша лаборатория?

— Мы занимаемся вопросами переработки и изучением качества растительного сырья, формированием сырья с точки зрения эфиромасличности, не только количественного, но и качественного содержания. Мы обладаем собственным, разработанным и изготовленным у нас уникальным оборудованием, например экспериментальной машиной паровой дистилляции, которая позволяет получать эфирные масла. Куплены хромотографы, которые позволяют точно определять компонентный состав эфирных и жирных масел.

Кроме того, мы занимаемся изучением качества маслосемян: получая растительные масла, изучаем их качественные характеристики. У нас в институте сегодня выращивается семь видов масличных культур: рыжик, лен, расторопша, сафлор, горчица, тмин и подсолнечник. Особое место, уверены, займет масло черного тмина, оригина- тором нового сорта которого мы выступаем. Надо сказать, сегодня в России 90% растительных масел вырабатывается из подсолнечника. Но есть еще и так называемые малые культуры, которые обладают целым рядом ценных преимуществ, особенно для здоровья человека. Скажем, еще до революции в царской России рыжик посевной был основной масличной культурой, так же как и лен.

Рыжик— это сельскохозяйственная культура, масло из которой очень ценно и вкусно. Полезно масло горчицы, льна. Очень ценна нигелла, или чернушка посевная, из которой получается масло черного тмина. Это растительное масло, как говорили на Востоке, лечит от всех болезней, кроме смерти. За это его называли черным лекарем. В лабораторных условиях на гидропрессе мы получаем методом холодного прессования растительное масло разных культур, изучаем его характеристики. Сейчас мы запускаем экспериментальный маслопресс, с помощью которого будем получать растительные масла в более заметных объемах. Уже в этом году подадим на госрегистрацию «миксы» жирных масел, в составе которых попробуем свести жирные кислоты омега-3, омега-6 и омега-9 в необходимой организму человека пропорции.

Александр Сергеевич Рыбалко,

младший научный сотрудник НИИСХ

— Мы видим здесь уникальный продукт сушки, который проходит через инфракрасное излучение. Эту методику разработал наш сотрудник, доктор технических наук, профессор А.А. Зава- лий. Уникальность разработанных устройств заключается в том, что продукт сушки получает тепловое излучение от источника ламп как отражение от специально спроектированных зеркальных отражателей. Это позволяет вынести источники излучения за пределы объекта с продуктом сушки. А вся поверхность продукта сушки отражается тепловым излучением с высокой степенью равномерности.

Далее в вырабатываемых устройствах процесс инфракрасной сушки осуществляется при помощи инфракрасных лучей и при пониженном давлении, что позволяет уменьшить время и затраты на сушку и повысить качество продукта сушки. То есть мы стараемся сохранить не просто качество, цвет, вкус, запах, но также и полезные свойства— витамины и микроэлементы, которые содержатся в продукте сушки. Сейчас идут опыты на фруктах и овощах, были также опыты на розе, лаванде и мяте. Мы добиваемся того, что при сушке из продукта выходит только влага. В остальном он совершенно не меняется.

- Это уникальная методика?

​- Да. Существует вакуумная сублимационная сушка, но это совсем другое. Система похожа тем, что влагу мы из продукта забираем, но сублимационная сушка забирает с собой и очень много полезных веществ. А мы добиваемся того, чтобы скорость сушки была намного меньше и полезных веществ оставалось в продукте больше, чем при других методах.

- Знаю, что продукты, полученные такими способами, — прекрасная пища для спортсменов, олимпийцев, космонавтов. Ваши продукты пока не предложены на МКС?

- Нет. Это экспериментальная продукция, но в будущем, надеюсь, так и получится. Мы создали малое инновационное предприятие и собираемся сделать большую сушилку на 100 кг продукции сразу. Продукты с рынка, которые начинают обветриваться, мы предлагаем приносить нам. чтобы не пропали, мы их высушим и вернем со всеми полезными веществами, причем хранить их можно шесть-восемь месяцев без ущерба для качества, запаха и вкуса.

Светлана Витальевна Дидович,

зав. отделом сельхозмикробиологии:

— Отдел был создан 50 лет назад как опорный пункт Всесоюзного института сельхозмикробиологии ВАСХНИЛ. В отделе работают четыре лаборатории: молекулярной и клеточной биологии, физиологии, экологии микроорганизмов, растительного микробного взаимодействия и энтомопатогенных микроорганизмов. Основные направления научных исследований нашего отдела— поиск, выделение, изучение штаммов и ассоциаций полезных для растениеводства микроорганизмов. Мы изучаем их морфологокультуральные свойства, функциональность, функциональную активность этих штаммов, занимаемся изучением генетических особенностей и паспортизацией.

Кроме того, отдел занимается изучением механизмов растительно-микробного взаимодействия в условиях реальных агроценозов. Мы проводим мониторинг микробного биоразнообразия в почве. Занимаемся также поиском путей регулирования микробиологических процессов в ризосфере и филлосфере растений. На основе наших полезных микроорганизмов разрабатываются технологии микробных препаратов для внедрения в сельскохозяйственную практику и отрабатываются условия их эффективного применения. Это агроприемы. которыми могут воспользоваться сельхозпроизводители в своей работе.

На основе всего это мы разрабатываем экологически безопасные технологии выращивания сельскохозяйственных культур и занимаемся вопросами биоремедиаций почв. Это все общие вопросы, которые проводит наш отдел микробиологии.

- Знаю, вы располагаете уникальной коллекцией микроорганизмов.

- Коллекция микроорганизмов — это наше достояние. зарегистрированное на сайте Российской научной инфраструктуры. Наша коллекция содержит более 200 штаммов, многие из них ге- нотипированы и внесены в международные базы данных по своим уникальным генетическим особенностям. Есть штаммы разной функциональной активности и направленности. Есть штаммы азотфиксирующие, среди них симбиотические азотфиксаторы и ассоциативные азотфиксаторы.

Азотфиксирующие штаммы способны в условиях симбиоза или ассоциативных с растением отношений формировать взаимодействия, при которых растение обеспечено молекулярным азотом. Фосфатмобилизующие микроорганизмы способны трансформировать недоступные для растения фосфорные вещества в доступные формы. Есть микроорганизмы— антагонисты патогенов, которые позволяют защитить растения от бактериоза и таких грибных заболеваний, как фузариоз, аскохитоз, плесневые виды и пр., вызываемых родами Xanthomonas, Pseudomonas и т.д. Их роль защитная. Есть микроорганизмы энтомоцидной активности, которые позволяют защитить растения от различных вредителей. На контроль численности этих насекомых направлено действие энтомоцидных препаратов. Есть микроорганизмы, которые в ассоциациях имеют функцию целлюлозоразложения, целлюлозолитики. Эти микроорганизмы успешно используются после посева для деструкции целлюлозных остатков растений, сельхозкультур.

У нас есть целая коллекция микроводорослей — цианобактерий, которые тоже используются в сельскохозяйственной практике как биоудобри- тельные биопрепараты и препараты гербицидного действия. Это новое направление, которое сейчас в России очень перспективно. А вообще во всем мире десятки препаратов именно биологического содержания. В связи с этим мы проводим исследования в рамках как грантовых работ, так и выполнения государственных заданий.

Есть у нас штаммы, которые обеспечивают растение в процессе роста и развития фосфорным, калийным питанием, что позволяет повысить иммунный статус растения и повышает устойчивость к различным стресс-факторам.

Елизавета Андреевна Дунаева,

зав. лабораторией ГИС-технологий моделирования агроэкосистем, руководитель Совета молодых ученых Крыма:

— Наше подразделение занимается анализом сельскохозяйственных культур, урожайности, динамики во времени с использованием спутниковой информации, агрогидрологического моделирования параметров сельскохозяйственных культур. Параллельно мы планируем вовлечь в работу также аэрофотосъемку. Это направление очень поддерживается в том числе Российской академией наук, и на встрече с В.Г. Бондуром, вице-президентом РАН, мы услышали слова поддержки нашего направления. Он сказал, что в совместных работах планируется приобрести беспилотник, который мы собираемся использовать в разрабатываемой нами системе спутникового мониторинга.

В настоящий момент мы тесно сотрудничаем с несколькими институтами, в частности с Институтом космических исследований РАН. Мы используем по лицензии открытого доступа сервис «Вега», куда загрузили контуры полей нашего института, и теперь можем оценивать динамику состояния сельскохозяйственных культур в понедельной динамике. Границы полей мы уточнили по GPS-навигаторам, по данным спутниковой информации. Мы обрабатываем эту информацию, получаем динамику растительности в конкретной точке, таким образом получая прогнозируемую урожайность по состоянию сельскохозяйственных культур.

С Институтом космических исследований мы подаем заявку на совместный грант и сейчас ждем результатов. Надеемся, что этот грант по динамике озимых культур на территории Крымского полуострова будет одобрен.

Мы сотрудничаем также с Почвенным институтом им. В.В. Докучаева по картографии рельефа и зависимости влажности почвы от рельефа местности. Вместе с институтом уже третий год проводим на почвах северного Крыма почвенные экспедиции под руководством Н.Б. Хитрова, доктора сельскохозяйственных наук. У нас неслучайно стоят буры, лопаты, бутылки, изготовленные из специального темного стекла: в них содержатся образцы подземных вод, которые мы отбираем на минерализацию. Затем в химических лабораториях методом экспресс-анализа проводим оценку состояния этих вод, отвечая на вопрос, начинается ли засоление почв. Это очень важно.

- Что показывают эти исследования?

- Сейчас мы определили, что в некоторых районах начинается медленное засоление. Восстановление засоления на рисовых системах кое-где еще не появилось, но есть тенденция к тому, что оно может появиться в ближайшее время. Поэтому на этих территориях, которые обозначены как критические, будет проводиться дополнительный мониторинг и, соответственно, будут подбираться оптимальные культуры севооборота, чтобы этого не произошло.

Мы сотрудничаем также с Уральским государственным аграрным университетом в рамках совместных разработок по использованию спутниковой информации. Они разрабатывают и беспилотные летательные аппараты. Это наши приоритеты. Мы расширяемся и растем. Если в прошлом году у нас было пятеро сотрудников, то в этом году нас семеро. Я взяла двух студентов- магистрантов, которые учатся на землеустройстве, чтобы подтянуть кадастровую информацию, поскольку в Крыму существует проблема постановки участков на кадастровый учет.

Олег Болеславович Скипор,

зав. отделом эфиромасличных и лекарственных культур:

— В Крымской Розе, где я родился и работаю вот уже 27 лет, находится отдел эфиромасличных и лекарственных культур. Основная наша задача — разработка технологии выращивания, а также селекция и семеноводство всех эфиромасличных культур. В реестр Российской Федерации занесены более 40 сортов наших культур.

Допустим, лаванда— это сорта «Синева», «Вдала», «Меркурий». Роза эфиромасличная — наши сорта «Лань», «Радуга», а сейчас мы получили патенты на новые сорта «Золушка» и «Легрина». Шалфей мускатный— последний сорт называется «Орфей». Анис— сорт «Артек». Полынь таврическая, сорт «Кимерия», полынь эстрагон. Всех сортов сразу и не перечесть.

Главная задача института— поддерживать все эти сорта. Все они должны расти на изолированных участках. Это небольшие, порядка 2-3 га участки, где мы ведем первичное семеноводство. Основная цель — получить оригинальные семена в питомнике размножения сначала первого года, потом второго. И потом мы получаем суперэлиту, которую передаем сельхозпроизводителям как инновационную продукцию.

- В Крыму?

- Не только. Передаем также в Ставропольский край, Краснодар, Воронеж, Тулу. Основная задача селекционера— вывести наиболее продуктивные сорта по урожайности, по массовой доле эфирного масла, по сбору эфирного масла с гектара. Чем выше, тем лучше. Например, у нашей лаванды в составе эфирного масла содержится более 40% сложных эфиров в пересчете на линалилацетат. Это высокий показатель.

Вторая главная задача — это селекция и семеноводство. Мы стараемся как вырастить можно больше семян высоких категорий всех наших культур. Лаванды. например, мы высаживаем до 1.2 млн саженцев в год. Мы добиваемся, чтобы как можно больше эфиромасличных культур было высеяно и высажено не только в Крыму, но и на материке. Сейчас в стране взят курс на импортозамещение. В России более 90% парфюмерных изделий завозится из-за рубежа. Хотелось бы создать производство из своей, натуральной продукции, чтобы результат был не хуже, а лучше импортного. Я считаю, это задача выполнимая. Во времена СССР эфиромасличная отрасль давала для Крыма 10-12% валового дохода, а сейчас — менее 1%. Хотелось бы восстановить историческую справедливость и вместе с правительством республики начать возрождать эту отрасль.

- А что за планы по созданию новых лекарственных препаратов на основе ваших растений?

- В эфирных маслах произрастающих у нас сортов тимьяна, чабера, душицы, монарды дудчатой основные компоненты — карвакрольно-тимольные соединения. Их вместимость — более 50%. Карвакрол и тимол стали основой производства фитобиотических добавок в комбикорма для животных во всем мире. Фирмы Тайваня и Италии со своей продукцией уже выходят на наш рынок производства мяса, особенно куриного. Неужели, имея показатели по вместимости в маслах этих компонентов более чем на 20% лучше, мы допустим, чтобы кто-то мог влиять на нашу продовольственную безопасность? Мы готовы представить проект программы в данном направлении. Это фундаментально новое, стратегически важное, коммерчески привлекательное направление в развитии отрасли животноводства России.

■ Беседовала Наталия Лескова

"в мире науки" владимир степанович паштецкий ио директора фгбун «ниисх крыма» крым растениеводство сергей валерьевич аксенов глава республики крым

Назад

Иллюстрации

Все фото

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий