Представители НОШ «Мозг, когнитивные системы, искусственный интеллект» в рамках курса «Разумное финансовое поведение» выяснили, как обучение финансовой грамотности влияет на финансовое поведение студентов. Особенностью курса было то, что молодые люди распоряжались своими баллами как деньгами: могли их положить на виртуальный сберегательный счет и приумножать, инвестируя в финансовые продукты на веб-сайте условного банка. Результаты продемонстрировали, что занятия повысили частоту выбора «правильного» инвестиционного продукта, однако оказались недостаточными для того, чтобы студенты научились действительно анализировать условия договоров — именно на развитие этого навыка важно обращать внимание при разработке подобных курсов.   

20220627_n

Первые исследования о положительном влиянии финансового образования на благосостояние людей начались около 25 лет назад, но серьезные работы с рандомизированными контролируемыми испытаниями (RCT) стали появляться только в последние несколько лет. Сейчас особенно актуален вопрос, эффективны ли короткие курсы по финансовой грамотности для молодежи, в последние 15 лет распространяющиеся во всем мире. С одной стороны, финансовому образованию молодых людей обычно уделяется больше времени, чем программам для взрослых, при том, что способность усваивать информацию в молодом возрасте выше. С другой стороны, социальный опыт молодежи недостаточен для восприятия этой информации как актуальной.

«Перед нами стояли две задачи. Во-первых, изучить европейский опыт оценки эффективности образовательных программ при обучении финансовой грамотности молодежи и выделить особенности дизайна подобных работ. Во-вторых, описать дизайн и результаты собственного исследования того, как формируется финансово грамотное поведение студентов», — рассказала доцент кафедры финансов и кредита экономического факультета МГУ Анна Солодухина.

Как показал анализ работ в этой сфере, в большинстве из них изучается влияние финансового образования как на знания (обычно измеряемые суммарным баллом по тестовому заданию или за решение задач), так и на поведение в различных областях финансовых услуг. Статистический эффект финансового обучения варьируется от сильного для темы «Бюджетирование и планирование» до почти нулевого для тем «Денежные переводы» и «Использование банковских счетов». В целом, воздействие обучения на поведение статистически слабее, чем воздействие на знания.

Европейский опыт оценки в области обучения молодежи финансовой грамотности можно обобщить в несколько рекомендаций. Следует остерегаться патерналистского («родительского, наставнического») подхода при выборе поведенческих индикаторов для исследования. Он таит в себе две опасности. С одной стороны, исследователь может засчитывать в качестве «правильного» поведения то, которое соответствует его ценностям, а не оптимальное для конкретного человека в реальной ситуации. С другой стороны, исследователь может считать успехом, если нужный ему паттерн закрепился не как осознанный выбор, а под воздействием социального или психологического давления. Более значимое влияние оказывают игровые, поведенческие и компьютерные технологии обучения, а также когда имитируются решения в реальном мире. 

«В процессе выбора индикаторов мы руководствовались принципами проверяемости реального поведения и универсальности. В качестве основного был выбран навык анализа информации — базовый для принятия всех финансовых решений. Его разложили на более частные и более конкретные паттерны поведения, для каждого из которых были выбраны собственные индикаторы», — пояснила доцент кафедры финансов и кредита экономического факультета МГУ Марина Толстель.

Архитектура курса «Разумное финансовое поведение» имитировала взаимодействие с банком, балльно-рейтинговая система формулировалась в условной цифровой валюте — эконах. На первом занятии студенты на специально созданном веб-сайте условного Эконом-банка должны были выбрать банковский счет, на который зачислялись заработанные эконы. Правильный выбор подразумевал внимательное чтение подробных условий трех счетов, поскольку краткие описания не давали представления о фактическом доходе (с учетом комиссий).

Еженедельно начисляемый по выбранному счету доход увеличивал общий итог по курсу (или уменьшал, если был выбран худший счет, рекламируемый на сайте банка). На каждом занятии преподаватели делали упор на важности целевых поведенческих паттернов на примере материала разбираемой темы.

На последнем занятии курса студенты выбирали на сайте Эконом-банка инвестиционный продукт, с помощью которого можно было удвоить (или обнулить) эконы, полученные в качестве вознаграждения за прохождение итогового теста. Студентам нужно было выбрать то, что дает больше гарантий получения прибыли. В тизерах к продуктам были указаны значения доходности, что создавало иллюзию информационной достаточности. Так, один из продуктов рекламировался с обещанием повышенного дохода. Подробные условия были составлены так, чтобы рассеять внимание (графики, избыточная информация), а информация о гарантированной доходности разбита на несколько предложений с различающимися формулировками для разных продуктов (при выборе банковского счета формулировки отличались только величиной комиссий и дохода). Выбор инвестиционного продукта имитировал как реальные предложения финансовых посредников, так и уже знакомый многим студентам выбор банковского счета.

Наряду с целевой группой студентов экономисты рассматривали квазиконтрольную группу: студенты того же потока, не изучавшие дисциплину «Разумное финансовое поведение». Они выбирали финансовый продукт на той же неделе, что и студенты целевой группы, но мотивацией для участия в этом исследовании для них было получение призов от организаторов.

Среди тех, кто не проходил обучение, 45% выбирали «неправильный», наиболее разрекламированный продукт, не знакомясь с договорами остальных, а потом не понимали его условий. В экспериментальной группе участников, все сделавших неправильно, оказалось меньше — 31%.

«Сам факт выбора правильного продукта не означает информированности и понимания его условий: часть студентов остановилась на нем, не посмотрев все условия и неправильно ответив на вопрос о доходности. В реальной практике это может быть равносильно моделям поведения “делай наобум” или “делай как другие”», — подчеркнула инженер лаборатории информационно-аналитических ресурсов экономического факультета МГУ Ольга Лаврентьева.

При дизайне новых исследований необходимо учитывать не только правильный выбор продукта (он может быть случаен) и понимание условий продукта (правильный ответ может быть подсказан или правильно рассчитан для случайно выбранного единственного продукта), но еще и поведение (ознакомление с полной информацией доступных альтернатив).

Уже сейчас можно сделать вывод о том, что, с одной стороны, обучение сформировало у части студентов правильное поведение, но, с другой стороны, его оказалось недостаточно для развития навыка анализа и понимания важных условий договоров. Поэтому в курсе по финансовой грамотности необходимо уделять внимание отработке именно этого навыка, чтобы научить студентов находить важные элементы информации и видеть заложенные в них «подводные камни». 

Результаты исследования были представлены на секции экономических наук конференции «Ломоносовские чтения» и будут опубликованы в сборнике лучших докладов этой секции.

 

Информация предоставлена пресс-службой МГУ

Источник фото: msu.ru