Столетие назад родилась искусствовед Ирина Антонова.

Спустя много лет она признавалась, что это не было любовью с первого взгляда. Тогда, в 1945 году, Пушкинский музей  показался ей местом, где «не хватало воздуха».  «Я решила, что долго не пробуду в этой коробке», – думала Ирина Антонова, молодой специалист по истории Возрождения.

И…осталась там более чем на полвека.

Первая встреча прошла не в лучшие для Пушкинского музея времена. Здание сильно пострадало в военные годы. Даже в 1961, когда Ирина Антонова стала директором, музей всё ещё не мог оправиться от последствий: уникальные витражи конструктора В. Шухова разрушала коррозия,  была разбита стеклянная крыша над Итальянским двориком, стены страдали от постоянных протечек. Ирина Антонова отчаянно пыталась спасти музей. Она написала письмо председателю Совета министров СССР Алексею Косыгину, в котором просила «не дать разрушиться музею».  Ответ пришёл на следующий день: «Не дать разрушиться музею, принять меры».  

С самого начала работы в музее Ирина Антонова заботилась не только о его внешнем облике, но и о «внутренней составляющей». Уже в мае 1945 года она, недавняя выпускница МГУ, принимала в Пушкинском музее художественные работы из Дрезденской галереи.

Приём картин из Дрезденской галереи, Ирина Антонова на переднем плане, 1945 г.

Приём картин из Дрезденской галереи, Ирина Антонова на переднем плане, 1945 г.

Источник: theartnewspaper.ru

Среди полотен числились «Сикстинская мадонна» Рафаэля, «Вирсавия» Рубенса, «Спящая Венера» Джорджоне, «Портрет мальчика»  Пинтуриккио, произведения Боттичелли, Дюрера, Кранаха, Ван Дейка и Тициана – всего около 1000 картин. Спасённые шедевры реставрировали целое десятилетие, и в мае 1955 года была открыта долгожданная выставка, на которую очереди выстраивались с самого утра. В конце 50-х в Пушкинском музее прошла выставка Пикассо, а в начале 1970-х стараниями Ирины Антоновой советская публика увидела «Мону Лизу» Леонардо да Винчи. Ежедневно у «Джоконды» собиралось около 5000 человек, а всего выставку посетили 311 100 зрителей.

Ирина Антонова в зале с «Джокондой» Леонардо да Винчи, 1974 г.

Ирина Антонова в зале с «Джокондой» Леонардо да Винчи, 1974 г.

Источник: theartnewspaper.ru

Среди прочих резонансных мероприятий – выставка «Москва-Париж», собравшая 644 000 человек (настоящий рекорд!). Тогда в СССР впервые увидели картины Малевича, Кандинского и Шагала. Спустя несколько лет прошла выставка «Москва-Берлин» – в некоторой степени «идейное» продолжение «Москвы-Парижа». Сенсацией стала и проведённая в 1996 году выставка «Сокровища Трои из раскопок Генриха Шлимана». Там демонстрировались шедевры искусства, которые долгие годы считались утерянными, а на самом деле хранились в «особом фонде» ГМИИ. Одним из последних громких мероприятий, организованных Ириной Антоновой, стала выставка 2013 года «Прерафаэлиты: викторианский авангард».

Она говорила: «Самое поразительное в искусстве – возможность по‑новому взглянуть на вещи, которые, казалось бы, хорошо знаешь. Великие произведения вечны, вы всегда будете открывать их заново». Речь, безусловно, не только про картины. В 1981 году Ирина Антонова вместе с пианистом Святославом Рихтером организовала в музее фестиваль «Декабрьские вечера». С тех пор он проводится ежегодно. В 2020 фестиваль посвятили памяти Ирины Антоновой, которая умерла незадолго до этого на 99 году жизни.

Ирина Антонова и Святослав Рихтер

Ирина Антонова и Святослав Рихтер

Источник: rg.ru

Она возглавляла Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина 52 года. В 2013 году стала его президентом. После смерти Ирины Антоновой сменившая её на посту директора музея Марина Лошак сказала: «Она часть мифа ГМИИ во всех его проявлениях» и добавила, что на протяжении 75 лет работы Ирина Антонова почти каждый день приходила в музей. Сама же Ирина Антонова говорила так: «Считать, что это моя жизнь, а вот это жизнь музея – я просто не могу, настолько для меня это внутреннее совместимо».

Она продолжала работать до самой смерти и, по её же словам, всегда «с большим оптимизмом смотрела на свой возраст». И в 90 лет она водила машину, элегантно одевалась и всегда была готова отвечать на вопросы – компетенция позволяла говорить ей о любом культурном направлении безапелляционно. «Высший уровень культурного аристократизма» – говорили о ней коллеги, а дирижёр, заслуженный артист СССР Юрий Башмет отмечал: «Это тот случай, когда личность возвышается над полом, над возрастом, над общественной значимостью. …Она всегда общается с тобой с заведомым уважением, как будто ты кто-то».

Деятельность Ирины Антоновой не ограничивалась работой в стенах Пушкинского музея. Она участвовала в телепрограмме «Очевидное  –  невероятное», вела цикл программ об истории мировой культуры «Пятое измерение» на канале «Культура», проводила лекции, публиковала статьи. Когда ей было уже 98, в одном из интервью она сказала: «Надо иметь какую-то задачу внутреннюю, которая требует длительного времени, но, понимаете, такую жизненную. Не просто хотелось бы подольше пожить, это всякий может сделать, а жить долго не будет. Миссия должна быть как бы внутренняя».  И такая миссия у неё, несомненно, была.

Ирина Антонова и Сергей Капица в программе «Очевидное  –  невероятное»

Мемуары Ирины Антоновой. Фильм телеканала «Россия», компании «Очевидное  –  невероятное», 2009 г.

Источник фото: rgo.ru