В тылу для фронта

С начала Великой Отечественной войны – 80 лет. 22 июня 1941-го года фашистские войска вошли на территорию Советского Союза, а 23-го числа прошло внеочередное расширенное заседание Президиума Академии наук СССР. 60 ученых решили, что Академия должна немедленно перекинуть силы на разработки в области обороны страны.

28-го июня вышел призыв Академии: «В этот час решительного боя советские ученые идут со своим народом, отдавая все силы борьбе с фашистскими поджигателями войны во имя защиты своей родины и во имя защиты свободы мировой науки и спасения культуры, служащей всему человечеству». Постановление Академии наук требовало обязать все отделения и научно-исследовательские учреждения Академии наук направить инициативу и энергию ученых на выполнение задач по укреплению военной мощи СССР, обеспечить научными силами и средствами научно-исследовательские работы по оборонной тематике, закончить работы, которые могут получить применение в обороне и народном хозяйстве.

Геологический фронт

 Не хватало ресурсов – европейская часть Советского Союза оккупирована, промышленность и научные институты эвакуированы на восток от линии фронта. Часть добывающих предприятий и заводов остались на оккупированной территории: чтобы обеспечить Красную армию оружием и техникой требовались новые месторождения ресурсов, в том числе нефти для производства топлива.

«Все наши усилия были направлены на то, чтобы увеличить потоки нефти на фронт. К тому времени старые ишимбаевские промыслы истощались, добыча нефти снижалась. Мы развернули большую работу по предотвращению снижения добычи нефти. Скважины начали обрабатывать соляной кислотой, подогревать различными реагентами нефтяные пласты, дробить нефтенасыщенные породы небольшими взрывами, увеличивать притоки за счет закачки в пласты газа. Этими и другими мерами удалось замедлить снижение добычи на старых промыслах», – вспоминал академик АН СССР, главный геолог объединения «Башнефть» Андрей Трофимук.

Когда немецкие войска вышли к Сталинграду в 1942-м году, нефтяная транспортная артерия с бакинских месторождений была отрезана. Андрей Трофимук обнаружил новый тип месторождения нефти – вопреки сомнениям опытных коллег он настоял на бурении в Карлинско-Кинзебулатовской зоне в Приуралье. В итоге новые месторождения давали до 6000 тонн нефти в сутки: из скважины нефть заливали в цистерны, отправляли на нефтеперерабатывающие заводы и оттуда – на фронт.

Победы у койки

Зинаида Ермольева

Зинаида Ермольева

Фото: timacad.ru

Много солдат и офицеров умирали после ранений: тяжелых ранений было около 23%, средней тяжести 37%, легких – 40%. Нехватка медицинских препаратов, в частности антибиотиков, увеличивала смертность среди попавших на больничную койку. 

В 1942-м году немецкая армия занесла в Сталинград холеру. Фронт – не граница для эпидемии, в зоне риска были и советские войска, и зоны эвакуации, куда болезнь могла попасть с эвакуированными. Микробиолог Зинаида Ермольева вылетела в Сталинград, чтобы выровнять ситуацию. Наряду с гигиеническими методами она решила использовать для профилактики населения города единственный на то время препарат – холерный бактериофаг. Средство было выведено именно в лаборатории Зинаиды Ермольевой.

Зинаида Ермольева связана и с производством первого отечественного пенициллина. Антибиотик вырабатывается особыми плесневыми грибками – микробиолог наладила производство препарата, который назвали «Крустозин». С его появлением смертность раненых и больных снизилась на 80 процентов, и на четверть сократилось число ампутаций.

Преимущество в воздухе

Набирая определенную скорость, самолеты начинали вибрировать и разрушаться от колебаний. С эффектом флаттера конструкторы и летчики познакомились в середине 30-х годов, с переходом на более высокие скорости полета. Проблему пытались решить ученые во всем мире, но справился с ней Мстислав Келдыш. Эксперименты и теоретические исследования помогли разработать практическую модель борьбы с флаттером, и во время Великой Отечественной войны практически не было случаев разрушения самолетов из-за вибраций. За эту работу Мстислав Келдыш в 1942-м году получил Сталинскую премию.

Келдыш решил и другую авиационную проблему – «эффект шимми». При посадке самолета с трехколесным шасси, переднее колесо начинало «гулять» влево и вправо. В авариях гибли пилоты и ломались самолеты – Келдыш предложил практические решения, и за время войны на военных советских аэродромах практически не было катастроф, связанных с «эффектом шимми».

Фото: Ростех

Фото: Ростех

Бензобаки самолетов после полета лопались на местах сварки, а пробитое железо с заусеницами не позволяло затянуться резиновому протектору, который защищал бак. Часто возникали пожары, а бензин потоком выливался из самолета.

 В институте авиационных материалов предложили заменить металл на специально обработанную бумагу – фибру. Самолеты стали легче, замена алюминиевых баков на бумажные экономила металл, а при попадании в бензобак стенка разрушалась локально и щадяще для резинового протектора: он затягивал отверстие, и топливо не вытекало. Первые самолеты с новыми бензобаками поступили на вооружение в 1943-м году.  

Чинить и поджигать

После воздействия едкого калия на винилацетиловый спирт получается твердая прозрачная масса, которую можно использовать как клей – это заметил советский химик Иван Назаров. Прозрачный, прочный и доступный карбинольный клей Назарова использовали в перерывах между боями и в фронтовых мастерских. Автор изобретения предложил его для склеивания линз и оптических приборов, в годы войны клей начали использовать для починки бензобаков и аккумуляторов, восстанавливали машины, танки и самолеты.

Фото: Ростех

Фото: Ростех

30-летний химик Кирилл Салдадзе разработал горючую смесь, для которой не требовался дефицитный моторный бензин. Это стало необходимо, когда на вооружение Красной армии поступили ранцевые и фугасные огнеметы, активно стали использовать «коктейли Молотова». Зажигательная жидкость БГС – аббревиатура получилась из первых букв компонентов: бензольная головка, сольвент – отличалась от используемой ранее «КС» температурой горения и более низкой ценой. Ее начали производить в 1942-м году из переработанных отходов. На фронте аббревиатуру БГС расшифровывали как «боевая горючая смесь» – состав долгое время держался в секрете. 

 

 

Фото на главной странице: Ростех

По материалам Ростех, pobeda.mosmetod.rurmapo.ru, sib-science.info