Когда закончится пандемия? Заменит ли штамм «омикрон», который обнаружили в ноябре, доминирующий сейчас вариант «дельта? Может ли эпидемия закончиться, если люди прекратят вакцинироваться и соблюдать меры предосторожности?

Эти вопросы «Научная Россия» обсудила с доктором медицинских наук, профессором, главным научным сотрудником центра имени Гамалеи, Анатолием Давидовичем Альтштейном.

А. Д. Альтштейн

А. Д. Альтштейн

Фото: oreanda.ru

– Строят ли вирусологи прогнозы относительно окончания пандемии? Когда заболевание может исчезнуть?

Любые точные прогнозы сейчас можно давать только с большой долей сомнения. Сейчас человечество имеет целый ряд вполне эффективных вакцин: мРНК-вакцины, вакцины на основе аденовирусного вектора, цельновирионные инактивированные вакцины. А на подходе и следующие разработки. Хотя не знаю, сыграют ли они уже какую-то роль. Но вакцины, которые сейчас применяют – вполне действенны. Это полностью относится к российской вакцине «Спутник V» и ее вариантам.

Хороший результат показывают и различные противоэпидемические меры, которые удалось достаточно широко распространить. Это и ношение масок, и дистанцирование людей, и мытье рук – все это – правильное противоэпидемическое поведение, которое, к сожалению, не везде соблюдают.

Я склонен думать, что если использовать все то, чего добилась современная наука и медицина, и придерживаться противоэпидемических правил, то эпидемия закончится, или в основном закончится,  уже  в 2022 г.

– Сейчас многие ученые и организаторы здравоохранения отмечают, что вакцинирована недостаточная часть человечества. Может ли пандемия закончиться  при недостаточном количестве привитых людей?

Да, пандемия однажды закончится и в такой ситуации. Но неясно, сколько лет это займет, и какие жертвы будут в итоге. Такую ситуацию очень сложно прогнозировать, но точно понятно, что сейчас все в наших руках – как человечество захочет, так ситуация и сложится – если соблюдать рекомендации, особенно по вакцинированию, эпидемия уйдет значительно раньше.

– Сейчас ситуация с заболеваемостью в России пошла на спад, хотя в октябре и ноябре регистрировали до 40 тысяч новых заболевших ежедневно. Это был пик пандемии в России, или стоит ждать новых вспышек?

– Это был пик штамма «дельта». На нынешнем этапе «дельта» – самый тяжелый и устойчивый вариант из всех, с которыми мы сталкивались.

Самый первый вариант был уханьский: это штамм с высокой летальностью, но где он сейчас? Затем появился британский вариант – он тоже исчез. Были и южноафриканский, и бразильский, и перуанский штаммы: они оставили свой печальный след, но сейчас доминирует исключительно «дельта». И я думаю, что с «дельтой» возникнет та же ситуация, как и с предыдущими штаммами – он исчезнет, но трудно сказать, сколько времени это займет. Если применять вакцины и противоэпидемические меры, то, вероятно, на это уйдет не больше года. Если игнорировать все рекомендации – то сроки прогнозировать сложно.

Важно еще, что один штамм может смениться другим, и тогда все приходится начинать практически сначала – это ситуация, которая возникла со штаммом «дельта». Во многих странах в первой половине 2021 года вакцинировали значительно число людей, в том числе тех, кто находится в зоне риска – людей с хроническими заболеваниями и пожилых людей. Штамм «дельта» появился уже после массовой вакцинации и принес новую волну заболеваемости. Конечно, вакцинированные люди меньше и легче болели, реже умирали, но эффективность прививок стала ниже, чем при британском варианте вируса.

– То есть 40 000 заболевавших в России – это именно распространение штамма «дельта»?

– Да, и этот рост начался с июня. Тогда говорили, что идет третья волна, но наступило лето, и динамика заболевания пошла вниз. Все-таки, коронавирусная инфекция в той или иной степени связана с сезоном. С началом осени число заболевших снова начало расти, и это продолжение той волны, которая началась в июне. Осенний прирост заболевших называют четвертой волной, хотя можно рассматривать его как продолжение третьей. Суть от этого не изменится.

– Расскажите поподробнее о связи коронавирусной инфекции и сезонности. На статистических графиках большинство пиков приходится на холодное время года, хотя отдельные случаи роста числа заболевших видны и летом. Как можно охарактеризовать сезонность коронавируса?

– Летом люди больше рассредоточены. Они не так собираются в помещениях, как в холодное время года, и снижается уровень всех респираторных заболеваний – это относится не только к коронавирусу. Их время – поздняя осень и зима.

Коронавирусная эпидемия не идет строго по этому пути. Из-за высокой заразности вирус может проявляться не считаясь с сезоном, хотя максимальные пики заболеваемости и приходятся на осень-зиму. В сентябре подъем начался, продолжился в октябре и вышел на самую высокую точку в ноябре.

– Сейчас одна из самых популярных тем, касающихся коронавируса – это новый штамм «омикрон». Насколько он изучен, какие мутации несет, и защищают ли от него существующие вакцины?

– Этот штамм обнаружили только в ноябре. Его связывают с заболеваниями в Южной Африке, и пока нет сообщений о том, что он вызывает тяжелую форму заболевания с летальным исходом – один подобный случай отмечен в Англии. Это не значит, что он вообще не может вызывать тяжелую форму, нужно больше информации. Я думаю, что летальность у штамма «омикрон» будет ниже, чем у «дельты». К слову, и «дельта» в большинстве стран не вызывает высокий уровень летальности, примерно 1,8% – 2%.

32 мутации в гене S-белка нового штамма и еще около 20 мутаций в других генах мне кажутся хорошим признаком. Это знак того, что геном вируса может быть нестабилен. С помощью мутаций вирус приспосабливается, может лучше размножаться, но вызывать тяжелые формы заболевания и убивать – это вирусу эволюционно не нужно, и при большом количестве мутаций летальные свойства могут снижаться.

– То есть распространение штамма «омикрон» может помочь человечеству в борьбе с пандемией?

– Я не исключаю такое развитие событий. Одновременно я не исключаю, что «омикрон» вообще не будет так стабильно распространяться, как британский вариант или «дельта». Нет четких признаков, глядя на которые мы уверенно можем сказать, вытеснит ли новый штамм предыдущий, или нет. «Омикрон» очень заразен и быстро размножается.

Не так давно появилась информация от авторитетного ученого Ициро Иноуэ из Японии – он известный специалист по исследованию генома и определению нуклеотидных последовательностей. Он следил за ходом эпидемий в Японии. Сейчас за сутки можно получить сведения о полном геноме вируса, это уже рутинная работа. Ициро Иноуэ обнаружил, что в штаммах вируса «дельта» на спаде эпидемии возрастает число мутаций, что ведет к ослаблению вируса, вплоть до исчезновения.

Можно вспомнить историю эпидемий ХХ-XXI векoв.

В 1918-1919 гг. была «испанка» (грипп), унесшая жизни миллионов. Пандемия прекратилась (летальность от гриппа сейчас 0,1%, хотя возбудитель «испанки» вирус грипп А Н1N1 остался, и сейчас ведет себя достаточно смирно). Первая эпидемия  коронавируса SARS-CoV с 10%-ной летальностью во Вьетнаме и Китае (2002-2003 гг., заболело более 8000 человек) тоже быстро прекратилась. То же самое произошло с коронавирусной эпидемией MERS на Ближнем Востоке (2012-2013 гг., летальность 33%, заболело около 2500 человек). Есть, например, коронавирус человека ОС43. Предполагается, что около 1890-го года по миру прошла тяжелая пандемия респираторной инфекции, вызванная этим вирусом. Но сейчас ОС43 – это один из четырех мирных коронавирусов, которые вызывают у человека простуду, обычно протекающую без значительных осложнений.

Можно сказать, что могучий человек подавил болезни противоэпидемическими мерами, но я как вирусолог в это не очень верю. Противоэпидемические меры могут снизить и ограничить заболеваемость, но не стереть вирус с лица земли. Тем более, что вакцин тогда не было, но и вирусы если не исчезли совсем, то перешли в мирную форму и не вызывают тяжелых случаев. Это последствия генетических изменений вирусов, и можно предполагать, что с SARS-CoV-2 произойдет то же самое. Но никто не может точно прогнозировать сроки. Я считаю, что если взяться всем человечеством, соблюдать необходимые меры и вакцинироваться, то в течение года можно перевести вирус в безопасную форму.

– Сейчас есть информация о том, что для защиты от коронавирусной инфекции достаточно 300 BAU – условных единиц уровня антител в организме. Этот уровень постоянно снижается. Возможна ли ситуация, когда этот иммунитет не придется постоянно поддерживать вакцинами?

– Защитный уровень антител не является догмой, особенно если антитела не определяются в реакции нейтрализации, при которой используется вариант вируса, доминирующий в эпидемии в настоящий момент. Уровень антител не является чем-то постоянным.

Антитела, которые продуцируются в ответ на коронавирус или антикоронавирусные вакцины, не могут быть постоянно на одном уровне. При иммунизации их уровень обязательно будет подниматься, и, со временем, снижаться.

Но понятие иммунитет – это не только антитела, поэтому показатели в 300-500 единиц условные. Потом этот уровень может снижаться, но иммунитет останется. Считается, что он держится в течение полугода, после чего стоит пройти ревакцинацию. Не исключена необходимость более частой ревакцинации, особенно в связи с новыми штаммами коронавируса.

– Но гарантированно ли этот уровень антител в 300 BAU защищает от штамма «дельта» или других штаммов?

– Абсолютных гарантий быть не может. Разные варианты коронавируса могут нейтрализоваться не одинаковым уровнем антител, направленным против определенного варианта вируса. Специалисты НИЦ имени Гамалеи сообщали о том, что для нейтрализации варианта «дельта» нужно примерно в 2-4 раза больше антител, полученных против исходного уханьского вируса. Для нейтрализации нового грядущего варианта «омикрон» антителами к уханьскому вирусу нужно в 40 раз больше антител, чем для нейтрализации самого уханьского варианта.

Есть ли исследования относительно генетической предрасположенности к заболеванию COVID-19? Могут ли отдельные люди с большей вероятностью заболеть или находиться в зоне риска тяжелой формы заболевания?

Наверняка такое явление есть. Была информация о связи заболеваемости с различными группами крови, а точнее о неких генетических различиях людей с разными группами крови. Считалось, что люди со второй группой наиболее уязвимы перед заражением COVID-19, а люди с остальными группами более устойчивы. Такое явление есть, но пока не ясно, насколько точна эта информация. Не так просто определить устойчивую к заражению группу людей.

– Может ли в перспективе коронавирус повлиять на генетику людей?

– Не думаю, что SARS-CoV-2 из тех вирусов, которые могут серьезно повлиять на генетику человечества за счет отбора выживающих. Для этого он должен быть более патогенным и вызывать больший уровень летальности. Конечно, этот вирус может оказать какое-то влияние, но для этого нужны сотни и сотни лет его влияния на человеческую популяцию. Останется ли он с нами на такой срок, и насколько он был влиятелен в прошлом и будет в будущем – пока не очень ясно.  Категорически отрицать такую вероятность трудно, но и для того, чтобы согласиться тоже нет оснований. Прямого генетического влияния на человека путем внедрения в его геном коронавирусы, скорее всего, не оказывают.

Совершенно точно могу сказать, что вакцины, которые сейчас применяют, на генетику человека повлиять никак не могут, хоть это и довольно распространенный миф. Есть категория людей, которые в это верят. Думаю, что с таким предубеждением нужно бороться, вести постоянную разъяснительную кампанию, убеждать людей вакцинироваться и ревакцинироваться. Это поможет преодолеть пандемию.

Я сторонник жестких мер в отношении вакцинации и соблюдения противоэпидемических мер. Конечно, пандемия ведет к нарушению прав и свобод людей, которым предлагают вакцинироваться, мешают им в получении комфорта (QR-коды, штрафы). Тут они вспоминают о правах и свободах, забывая, что при пандемии права и свободы одного человека слишком тесно связаны с правами и свободами другого. Отказавшись от вакцины, не соблюдая противоэпидемические меры и заболев, можно заразить другого человека – тогда как быть с его правами и свободами?

 

Интервью проведено при поддержке Министерства науки и высшего образования РФ и Российской академии наук.

Фото на главной странице: fedpress.ru и oreanda.ru