Исследование показывает связь между посттравматической активностью мозга и симптомами тревоги и посттравматического стрессового расстройства шесть месяцев спустя, - пишет eurekalert.org.

То, как мозг человека реагирует на стресс после травмирующего события, такого как автомобильная авария, может помочь долгосрочно спрогнозировать состояние психического здоровья, согласно исследованию, проведенному при поддержке Национального института психического здоровья (NIMH), входящего в Национальную ассоциацию психиатрии. Исследование, опубликованное в Американском журнале психиатрии, является частью финансируемого NIMH исследования AURORA - крупномасштабного многоцентрового исследования, в котором приняли участие более 3000 человек в течение года после воздействия травмирующего события.

Данные предыдущих исследований показывают, что люди обычно проявляют широкий спектр реакций после травмирующего опыта, такого как стихийное бедствие или серьезная авария. У одного человека могут проявляться начальные симптомы, которые со временем уменьшаются естественным образом, в то время как у другого могут наблюдаться длительные симптомы, затрудняющие выполнение повседневных дел. Эти разные реакции не попадают в существующие диагностические категории, и, хотя существуют известные факторы риска и устойчивости, связанные с исходами психического здоровья, исследователи еще не могут предсказать, как будет себя чувствовать конкретный человек после переживания травмирующего события.

Используя различные нейробиологические, поведенческие измерения и самостоятельные отчеты участников, исследователи AURORA надеются получить исчерпывающую картину факторов, которые играют роль в психическом здоровье переживших травму с течением времени. Чтобы помочь продвинуть эту работу, данные исследования AURORA будут доступны для более широкого исследовательского сообщества через Архив данных NIMH.

В рамках исследования Дженнифер Стивенс, доктор философии из Университета Эмори в Атланте, провела исследование посттравматической мозговой активности в начальной группе из 69 участников AURORA, которые были замечены в отделении неотложной помощи после автомобильной аварии. Стивенс и его коллеги предположили, что различные модели связанной со стрессом активности мозга могут предсказать долгосрочные симптомы психического здоровья участников при различных диагнозах.

Через две недели после аварии у участников была измерена активность мозга с помощью функциональной МРТ, пока они выполняли ряд стандартных компьютерных задач. Задачи оценивали активность их мозга в ответ на сигналы социальной угрозы, сигналы вознаграждения и ситуации, которые требовали от них подавления реакции.

В течение следующих шести месяцев участники также заполняли цифровые опросы, в которых они самостоятельно сообщали о симптомах посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), депрессии, диссоциации, беспокойства и импульсивности.

Анализ данных мозговой активности участников выявил четыре различных профиля:

- Реактивный / расторможенный: высокая активность, связанная как с угрозой, так и с вознаграждением; низкая активность, связанная с подавлением реакции

- Слабая реакция на вознаграждение / сильная реакция на угрозу: высокая активность, связанная с угрозой; низкая активность, связанная с вознаграждением

- Сильная реакция на вознагражение / слабая реакция на угрозу: малая активность, связанная с торможением ответа; высокая активность, связанная с вознаграждением

- Подавленный: деактивация, связанная с угрозой; некоторая активность, связанная с торможением; низкая активность, связанная с вознаграждением

Затем исследователи провели тот же анализ с отдельной группой из 77 участников AURORA, которые также были в отделении неотложной помощи после воздействия ряда травмирующих событий, не ограничиваясь автомобильными авариями. В этой группе они нашли доказательства трех из четырех профилей: реактивный / расторможенный, низкое вознаграждение / высокая угроза и заторможенный. Эти профили не коррелировали с другими демографическими, связанными со здоровьем, травмами или местными характеристиками.

Изучая профили активности мозга участников в зависимости от результатов их психического здоровья, Стивенс и соавторы обнаружили, что участники с реактивным / расторможенным профилем - те, кто проявлял высокую активность, связанную как с угрозой, так и с вознаграждением, - сообщали о более высоких уровнях симптомов обоих посттравматических стрессов, и тревожность в течение шестимесячного периода наблюдения по сравнению с другими профилями.

Исследователи не обнаружили связи между каким-либо профилем активности мозга и другими последствиями психического здоровья, такими как симптомы депрессии, диссоциации или импульсивности.

Связь между высокой реактивностью вознаграждения (как часть реактивного / расторможенного профиля) и долгосрочными симптомами была неожиданной, поскольку предыдущие исследования показали связь между низкой реактивностью вознаграждения и посттравматическим стрессовым расстройством и депрессией. Расхождения в выводах можно объяснить тем фактом, что реактивность на вознаграждение и угрозу редко изучается вместе в исследованиях, связанных с травмами. Исследователи предполагают, что реактивность вознаграждения требует большего внимания в будущих исследованиях как потенциальный фактор риска возникновения симптомов, связанных со стрессом, после травмы.

Эти результаты являются предварительными, и для подтверждения и уточнения этих профилей мозга потребуются дополнительные исследования с более крупными выборками. Однако эти первоначальные результаты показывают, что профили могут предоставить значимую информацию об уязвимости человека к стрессу после переживания травмирующего события. Установление надежных прогностических профилей реакции на стресс может улучшить клиническую помощь, помогая поставщикам медицинских услуг проводить эффективные вмешательства, адаптированные к индивидуальным потребностям и обстоятельствам переживших травму.

[Фото: ru.123rf.com/profile_rummess/]