Материалы портала «Научная Россия»

МК: Увольнения ученых дошли до абсурда. Методы ФАНО напоминают инквизицию

МК: Увольнения ученых дошли до абсурда. Методы ФАНО напоминают инквизицию
Неугодные борцы за угодья

Статья свежего номера  газеты Московский Комсомолец от 03.04.2018.

Сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет. Сколько ни говори, что Академия наук восстановила конструктивный диалог с Федеральным агентством научных организаций, — толку мало. ФАНО по-прежнему, не считаясь с мнением Академии, решает кадровые вопросы в институтах, увольняя опытных директоров, ставя на их места своих, часто менее компетентных, но более послушных.

Агентство, как мы помним, должно было управлять хозяйственной деятельностью институтов. Однако оно взяло на себя непосильную, по мнению многих ученых, ношу — руководство исследованиями, оценку эффективности научных организаций и назначение «своих» директоров институтов.

Как известно, на днях Владимир Путин внес в Госдуму ряд поправок в закон о РАН. Среди них есть и такая: решать вопросы, связанные с увольнением и назначением директоров институтов, можно будет только с учетом мнения Российской академии наук. Закон уже принят в первом чтении. ФАНО, словно торопясь прыгнуть в последний вагон, продолжает закручивать гайки и увольнять компетентных ученых, возглавляющих ключевые институты.

Чем не угодили прежние члены Академии, доктора наук, имеющие за плечами огромный опыт работы, создавшие уникальные коллективы?

Да своей несговорчивостью, несогласием с тем, как ФАНО взялось реструктуризировать институты, объединяя их в крупные научные центры, не заботясь о потере целых научных школ.

За некоторых прежних директоров встали научные коллективы, не давая согласия на объединение в Центры. Тогда их руководителей стали увольнять прямыми указами из Москвы вообще без объяснения причин. Особо тяжко пришлось директорам в институтах сельскохозяйственного направления, имеющим на балансе сельхозугодья для селекционных испытаний. Многие из них находятся либо в черте городов, либо на окраинах, но в любом случае являются лакомыми кусками, на которых кому-то было бы гораздо выгоднее строить жилые дома, чем вкладывать деньги в развитие селекционной науки.

За примерами далеко ходить не надо. Именно так произошло с Саратовским институтом сельского хозяйства Юго-Востока и его руководителем Александром Прянишниковым.

По словам академика-секретаря отделения сельхознаук РАН Юрия Лачуги, Прянишников стоял насмерть, чтобы у института не отобрали земли, используемые для селекции зерновых культур. Сначала пытались оторвать надел федералы, потом саратовцы, на него насылали полицию, пожарных, завели уголовные дела, но он отбился! Однако в итоге его все же уволило ФАНО — без объяснения причин.

Вместо доктора наук Прянишникова поставили менее опытного кандидата. А Прянишникову не дают работать даже завлабом. На секундочку: речь идет о члене-корреспонденте РАН, человеке, который вывел 11 сортов озимой пшеницы, специалисте, благодаря которому Саратовская область достигла устойчивого роста урожаев озимых пшениц! Его сорта выращиваются также в 13 областях страны, с 2012 года он возглавлял секцию по засухе в Россельхозакадемии, а также проблемный совет по качеству зерна в России.

Согласитесь, что такие директора на дороге не валяются. Немудрено, что Александра Ивановича пригласил к себе простым заведующим лабораторией (чтобы не пропал специалист) московский Институт сельского хозяйства «Немчиновка», сам когда-то потерявший не без помощи ФАНО селекционные угодья.

Однако и оттуда его пытаются выжить. Директору «Немчиновки» Сергею Воронову пришло устное указание из ФАНО уволить Прянишникова: «Он же уголовник!». «Никакой он не уголовник, — попытался встать на защиту коллеги директор «Немчиновки». — Последние уголовные дела за недоказанностью были закрыты еще в начале 2015 года». Не слушают в ФАНО ни опытных директоров, ни академика-секретаря, которые горой встали на защиту коллеги. Отвечают лишь одно: «Мы учредители, нам решать».

И таких директоров, как Александр Прянишников, которые боролись за сельхозугодья институтов, множество. Вот лишь краткий перечень снятых с должностей за последнее время: директор Башкирского института сельского хозяйства Василь Шериев, директор Камчатского института сельского хозяйства Наталья Ряховская, директор Липецкого института рапса Владимир Корпачев, директор ВНИИ садоводства им. Мичурина Юрий Трунов...

На днях предупреждение о том, что истекает срок его полномочий на посту, получил директор орловского ВНИИ селекции плодовых культур Сергей Князев. И это несмотря на то, что коллектив института вновь проголосовал за его переизбрание на новый срок.

В свое время возглавляемый им коллектив отказался входить в состав научного центра по плодоводству. «Мы хотим быть самостоятельными, — пояснил «МК» такое решение Князев. — И мы имеем на это полное право. Ведь 50% наших плодовых культур внесены в Госреестр, мы впервые в России вывели сорта иммунных яблонь и смородины, не поддающихся никаким заболеваниям, мы вывели яблони, которые гарантированно плодоносят каждый год.

— 3/4 крупных центров в стране создано за счет сельскохозяйственных институтов; это очень много, они прессуют нас по полной, — говорит обеспокоенный положением дел Юрий Лачуга. — Пока ФАНО у власти, у нас работы по важнейшим направлениям исследований сократились на 15–20%.

Где же логика такой реструктуризации? ФАНО отвечает: «Крупный центр решает крупные задачи». Но не понимает, что в сельском хозяйстве это правило не всегда действует. В России 557 природно-климатических зон, и для тесного содружества и взаимопонимания научные коллективы должны находиться в одной или соседних зонах, а не быть разбросанными на сотни километров друг от друга. Если честно, последнее время методы работы ФАНО очень напоминают средневековую инквизицию.

мк московский комсомолец увольнения ученых ученые фано

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.