Материалы портала «Научная Россия»

Президиум РАН: Между Овидием и атомной угрозой

Президиум РАН: Между Овидием и атомной угрозой
На заседание Президиума РАН 17 ноября 2015 года обсуждался кризис мировой системы контроля над ядерным оружием.

Заседание Президиума РАН 17 ноября 2015 года началось со знакового и приятного события: присуждения степени доктора honoris causa Михаэлю фон Альбрехту — замечательному немецкому ученому, историку латинской словесности и профессору Гейдельбергского университета. Его труды по истории классической римской литературы, от Андроника до Боеция, его блестящие статьи о творчестве Овидия сами по себе стали классикой филологии.

От Овидия

Удивительна история семьи фон Альбрехтов, прочно связанная с Россией. Поблагодарив на хорошем русском языке за высокую награду, Михаэль фон Альбрехт рассказал, что его дед блестяще преподавал математику в Казанском, а потом в Петербургском университетах, за что и был пожалован в дворянское звание. Его отец, Георг фон Альбрехт, — музыкант и композитор, учился у Сергея Ивановича Танеева. После октябрьского переворота отцу ученого пришлось бежать из России, спасаясь от расстрела. Свою оперу «Отче наш», которую он задумал как духовное завещание России, он написал уже на чужбине. Профессия музыканта стала первой для его сына Михаэля, ставшего скрипачом, окончившего Высшую Музыкальную Школу в Штутгарте. Сегодня Михаэль фон Альбрехт подчеркивает, что остается русским ученым, не теряет духовной и научной связи с Россией и очень признателен Академии наук за высокую награду.

... через к ядерное оружие ...

После торжественной части слово было предоставлено академику Алексею Арбатову для доклада, называвшегося «Кризис системы контроля над ядерным оружием».

За прошедшие полвека усилиями дипломатов, военных и ученых была создана знаменитая система контроля над ядерным оружием, которая включала в себя и соглашения об ограничении ядерных вооружений, прежде всего между Россией и США, система нераспространения ядерного оружия, а также система взаимодействия по обеспечению сохранности ядерных материалов.

Прошло немало времени, политическая ситуация менялась, некоторые договоры не были ратифицированы. «Однако никогда раньше не наблюдалась ситуация, которую мы имеем сейчас, ее можно назвать “застоем во всех направлениях”, — подчеркнул академик Арбатов. — Вот уже в течение 5 лет после заключения в 2010 г. нового договора по стратегическим наступательным вооружениям, мы наблюдаем полный тупик по всем направлениям контроля за ядерным оружием. Новых переговоров не ведется, оставшиеся нерешенными проблемы не решаются. Противоречия сторон углубляются, и более того, под угрозой оказывается уже существующая система соглашений.

Конференция по договору о нераспространении ядерного оружия, которая занята рассмотрением этого договора и проходит раз в 5 лет, в этом году закончилась провалом. Продолжается программа развития ядерных и ракетных вооружений Северной Кореи, практически прекращено сотрудничество между Россией и США по обеспечению сохранности ядерных материалов. Иными словами, есть все основания заключить, что вся система контроля над ядерным оружием вступила в большой всеобъемлющий кризис».

Докладчик выделил три основные причины разного порядка, которые находятся в основе этого кризиса. Во-первых, это трансформация международно-политической среды, которая имела место после окончания «холодной войны». Во-вторых, это военно-техническое развитие, которое нарушает традиционные нормы и грани системы контроля над ядерным оружием. И в третьих, это технико-экономическое развитие в мире, которое ставит под сомнение ранее достигнутые системы режима и контроля.

Отношения Россия — США перестали быть центром мировой политики. Раньше главной угрозой в мире считалась возможная ядерная война, а главным средством ее предотвращения — контроль над ядерным оружием. За последние четверть века эти порождения «холодной войны» отодвинулись далеко на периферию проблематики международной безопасности, а на первый план выдвинулись новые вызовы, и в первую очередь — международный терроризм и распространение ядерного оружия. Сегодня стран, достоверно имеющих ядерное оружие, в мире уже 9. Сегодня в связи с рядом политических кризисов мы наблюдаем возврат ко многим признакам «холодной войны». Однако к контролю за ядерным оружием мир возвратиться не спешит. Речь сегодня идет еще и о всестороннем учете имеющихся в странах «ядерного клуба» атомных вооружений разных классов.

Навести порядок и понимание в этом вопросе пока не представляется возможным — а без этого невозможно вести какие-либо переговоры об ограничении и контроле. Нужны колоссальные усилия дипломатов и ученых, чтобы остановить процесс распространения ядерного оружия — появление в «ядерном клубе» новых стран. «Процесс сокращения и ограничения ядерных вооружений облегчает успех нераспространения ядерного оружия, но его не гарантирует, — заявил академик Арбатов. — Однако неуспех на пути сокращения и ограничения ядерного оружия практически гарантирует тупик на пути борьбы за нераспространение ядерного оружия».

Ускорение мирового процесса научно-технического развития, расширение атомной энергетики, увеличение количества атомных блоков в политически нестабильных странах Азии, Африки и Латинской Америки влечет за собой дальнейшее расшатывание договора о нераспространении атомного оружия. Существует «серая зона», где нет разграничения между мирным и военным использованием атомной энергетики. «Основной принцип, который был положен в основу Договора о нераспространении 47 лет назад — это отказ всех стран кроме «пятерки» законных атомных держав от оружия в обмен на блага мирной атомной энергетики. Этот главный принцип превратился сейчас в свою противоположность, — сказал докладчик. — Целый ряд государств использует сотрудничество в мирной атомной энергетике для того, чтобы развивать потенциал для создания атомного оружия, и в конечном итоге, выйти на ядерный порог. Прежде всего, это относится к Ирану, но с ним, вроде, удалось договориться. Но Северная Корея вышла из Договора о нераспространении в 2003 году, создала ядерное оружие, уже провела 3 испытания и, судя по всему, уже готовит четвертое.

Все это требует новых соглашений, но их трудно создать в качестве международного прецедента, они требуют согласия всех стран-участников Договора, а их более 190, в том числе и тех, что оставляют для себя возможность выйти на ядерный порог. Если не удастся договориться по этим вопросам, через 20 лет у нас может оказаться уже не 9, а 15 или 20 государств, которые будут стоять на ядерном пороге».

Этот кризис угрожает больше всего тем, что возобновится гонка ядерных вооружений. В ней будут новые страны-участники. Вырастет вероятность региональных ядерных войн. И наконец, будет расти и уже растет угроза ядерного терроризма. Сначала через применение радиологического оружия, так называемой «грязной бомбы» — когда радиоактивные материалы, например, стронций, распыляются путем обычного подрыва, а затем — путем приобретения и подрыва боевого атомного устройства. «Преодолим ли этот кризис? Мне представляется, что пока еще преодолим. — сказал А. Арбатов, — Он пока не стал необратимым. Но для этого надо предпринять большие усилия. Прежде всего, конечно, прекратить новую «холодную войну» между Россией и Западом, что требует усилий со всех сторон. Во-вторых, объединиться в борьбе против общих противников. Терроризм является общим врагом, предотвращение ядерного терроризма лежит на пути жесткого ограничения распространения атомного оружия среди других стран, а это невозможно без продления процесса сокращения и ограничения ядерного вооружения ведущих стран. Необходимо чтобы контроль за ядерными вооружениями вернулся в центр международной безопасности как минимум, наряду с нераспространением. Этот процесс должен быть многосторонним».

Тема доклада, во всей ее беспощадной точности, вызвала целый ряд выступлений. Академик Сергей Рогов, директор Института США и Канады РАН, выступивший вслед за главным докладчиком, констатировал, что в нынешних условиях надо попробовать спасти хотя бы то, что осталось от системы контроля за вооружениями. Если удастся это сделать, то можно подумать, как двигаться дальше, приспосабливаясь к новым реалиям 21 века. Сегодня нужен анализ не только ядерных, но и неядерных факторов стратегической стабильности, в том числе, космического и кибероружия.

Тема доклада, во всей ее беспощадной точности, вызвала целый ряд выступлений. Академик Сергей Рогов, директор Института США и Канады РАН, выступивший вслед за главным докладчиком, констатировал, что в нынешних условиях надо попробовать спасти хотя бы то, что осталось от системы контроля за вооружениями. Если удастся это сделать, то можно подумать, как двигаться дальше, приспосабливаясь к новым реалиям XXI века. Сегодня нужен анализ не только ядерных, но и неядерных факторов стратегической стабильности, в том числе, космического и кибероружия.

… к судьбам российской науки

Высказав свое мнение по главной теме Президиума, к концу своего выступления академик Сергей Рогов обратил внимание коллег на важную проблему, не связанную с основной темой, обсуждаемой Президиумом — новые директивы Минобрнауки в адрес академических институтов.

«Вчера вечером я получил пересланный из ФАНО приказ по Минобрнауки об утверждении перечня должностей научных работников, подлежащих замещению по конкурсу и порядку проведения указанного конкурса, подписанный Дмитрием Ливановым. Согласно этому приказу ликвидируется роль ученых советов в избрании всех научных сотрудников от младшего научного до заместителя директора по науке. А конкурс проводится конкурсной комиссией. Состав конкурсной комиссии формируется с учетом необходимости исключения возможности конфликта интересов, который мог бы повлиять на принимаемые конкурсной комиссией решения. В состав комиссии в обязательном порядке включаются руководитель организации, представители первичной профсоюзной организации, некоммерческих организаций, заинтересованных в получении продукции, а также ведущие ученые из других организаций, осуществляющих научную и научно-техническую инновационную деятельность. Нет ученого совета! Это означает, что сам по себе институт академический превращается в какой-то балаган, куда можно протаскивать кого угодно на какие угодно должности без учета мнения самих ученых».

Это известие вызвало недоумение собравшихся. Президент РАН Владимир Фортов прокомментировал это так: «Могу сказать только, что мы этого не визировали и не могли завизировать такой документ. И если это все так, как вы говорите, нам надо категорически возражать против этого».

Затем собравшиеся вернулись к основной теме обсуждения. Генерал-майор Владимир Дворкин, выступивший вслед за С.М. Роговым, сказал, что в создавшихся условиях Российской Академии наук невозможно отстраниться от участия в поиске путей разрешения проблемы. «Может быть, нужны какие-то экспертные группы, может быть — комиссии. Что звучит более угрожающе, — сказал он. — Такой опыт есть. Например, комиссий работавших под руководством Н.П. Лаверова и Е.П. Велихова, результаты которых в области выработки важнейших военных концепций были приняты Правительством и Президентом. Конечно, работа комиссий должна быть закрытой».

«Атомную бомбу нельзя “изобрести обратно”, — напомнил Владимир Фортов знаменитую «крылатую фразу» академика Зельдовича. — Как нельзя запихнуть обратно зубную пасту, выдавленную из тюбика. Раз ее изобрели — она теперь у человечества есть. <…> От американцев идут сейчас импульсы, что они хотят работать по нескольким направлениям, в том числе — по всему этому комплексу проблем. Я обсуждал это с президентом Путиным и получил прямое указание продолжать эту работу самым активным образом. Общение с американскими коллегами на эту тему показывает, что они здорово обеспокоены ситуацией. Иметь над головой 7000 боеголовок — для них это тоже не подарок. Учитывая то, что наш ВВП составляет примерно 8% от американского ВВП — в этих условиях проблема сохранения ядерного паритета вызывает много вопросов. В этих условиях возможно действительно создание комиссии по этой проблематике, с участием специалистов из МИД и Минобороны».

академик алексей арбатов академик сергей рогов владимир фортов генерал-майор владимир дворкин кризис системы контроля над ядерным оружием президиум ран профессор гейдельбергского университета михаэль фон альбрехт страны ядерного клуба

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий