Несмотря на то что сахарный диабет неизлечим, сейчас врачи умеют держать заболевание под контролем. Однако до ХХ в. все было совсем иначе. При сахарном диабете  в крови повышается уровень глюкозы из-за абсолютного или относительного дефицита гормона поджелудочной железы инсулина и/или из-за уменьшения чувствительности к нему клеток организма. Не поступив в клетки мышечной, жировой и печеночной тканей, глюкоза продолжает циркулировать в крови, из-за чего в чрезмерном количестве проникает в сосуды глаз и почек, нервную ткань, стенки крупных сосудов, что повреждает их и может привести к тяжелым последствиям.

Впервые сахарный диабет описал еще в 2980 г. до н.э. египтянин Имхотеп. Более подробные сведения появились в I в. н.э. в трудах древнеримских врачей Цельса и Арета. Помимо прочего, они описали характерные симптомы: чувство жажды, выделение большого количества мочи, утомляемость и упадок сил. Многие столетия человечество не знало надежного средства для борьбы с этим заболеванием — подобный диагноз был приговором. Сахарный диабет пытались лечить голодом, однако даже при этом мало кто из заболевших проживал после постановки диагноза больше пяти-семи лет. 

Все изменилось 27 июля 1921 г. Именно в этот день двое малоизвестных канадских ученых Фредерик Бантинг и Чарлз Бест ввели экстракт атрофированной поджелудочной железы находившейся в прекоме собаке с удаленной поджелудочной железой. Спустя несколько часов у животного начал снижаться уровень сахара в крови и моче, исчез ацетон. После этого собаке ввели экстракт во второй раз, и она прожила семь дней. Этот срок вполне мог быть больше, но у ученых подошел к концу запас экстракта. В дальнейшем исследователи стали получать экстракт из поджелудочной железы крупного рогатого скота, и теперь количества инсулина хватало, чтобы поддерживать жизнь подопытных животных до 70 дней. 

Зимой 1922 г. Бантинг и Бест провели первые клинические испытания инсулина на человеке. Сначала они ввели по десять условных единиц препарата себе, а после этого — 14-летнему добровольцу Леонарду Томпсону, который страдал сахарным диабетом. Сахар в крови юноши действительно понизился, однако оказалось, что введенный инсулин был недостаточно очищен, поэтому инъекции временно прекратили из-за аллергии. В течение 12 дней коллега Бантинга и Беста биохимик Бертрам Коллип работал над улучшением экстракта, после чего его вновь ввели Томпсону. В итоге уровень глюкозы опустился с 29 ммоль/л до 6,7 ммоль/л без каких-либо побочных эффектов. Это было настоящей сенсацией. Чуть позже Фредерик Бантинг спас от сахарного диабета своего друга — врача Джо Джилкриста, который впоследствии стал его помощником. Для Бантинга это имело особое значение: двое его друзей детства умерли от сахарного диабета, и с тех пор его не покидала мысль о том, чтобы найти лекарство от этого заболевания. Приступая к дорогостоящим исследованиям, он даже продал существенную часть имущества.

В 1923 г. Фредерик Бантинг и Джон Маклеод, который в свое время предоставил Бантингу и Бесту лабораторию для исследований, получили Нобелевскую премию по физиологии и медицине за открытие инсулина. Уважая труды коллег, Бантинг отдал половину своей части Нобелевской премии Чарлзу Бесту, а Маклеод — Бертраму Коллипу.

Источники фото: neplacebo.rutoday.kg