Материалы портала «Научная Россия»

Единственный Физик в Конгрессе США

Единственный Физик в Конгрессе США
Интервью с Единственным Физиком в Конгрессе  Биллом  Фостером по самым важным проблемам науки, стоящим перед страной

До того как быть избранным в Конгресс в 2008 году, Билл Фостер, Демократ, более 20 лет работал физиком в Национальной Ускорительной лаборатории имени Ферми в Батавии, штат Иллинойс, США.

В настоящее время, являясь одним из членов небольшой группы Конгресса и имеющего статус Доктора наук по прикладной физике, он заявляет, что назрела необходимость иметь больше ученых в политике.

По крайней мере восемь кандидатов, имеющих научные звания — хотя не обязательно доктора наук — будут  внесены в список избирательного бюллетеня на места в палате законодательного органа США - Сенате в ноябре.

Фостер дал согласие встретиться с корреспондентом журнала « Саентифик Америкэн» (Scientific American) и обсудить роль науки на Капитолийском холме  на фоне нынешнего политического климата, характеризующегося обострением идейных разногласий в обществе.

Ниже приводится подготовленной к печати выдержка из беседы.

 

Автор: Дина Файн Марон

 

 

 

- Каково это быть одним из выдающихся ученым в Конгрессе?

- Одиноко. Я был практически  третьим человеком имеющего статус Доктора наук по прикладной физике, когда я появился в Конгрессе. У нас был тогда Раш Холт( Rush Holt),  Представитель партии демократов от Нью-Джерси, кто нынче управляет Американской Ассоциацией по вопросам Продвижения Науки, и ныне покойного, очень умеренного и вдумчивого республиканца, от штата Мичиган Верна Эхлерса (Vern Ehlers).

У нас еще есть доктор математических наук, представитель партии демократов от Калифорнии Джерри Макнерней(Jerry McNerney). Но что касается физики, химии, и других наук, то я – единственный, кто остался.

Влияет ли каким-то образом ваше образование на политическую деятельность?

Практически каждая встающая передо мной проблема технологически соприкасается с моим образованием.

К примеру: по вопросу о ядерном оружие Ирана. Получилось так, что члены Конгресса — и Демократы и Республиканцы — вынуждены были обращаться ко мне  с просьбой разъяснить  технические аспекты этого вопроса.

В Палате Конгресса работают 434 человека, а я такой один,  потому я просто не смог обеспечит всех техническими знаниями, ведь у них такого образования нет.  Мне приходилось проводить много времени  в лабораториях экспертов по вооружению на закрытых совещаниях и задавать

“Что, если бы”… вопросы и “Смогли бы мы быть бы в состоянии обнаружить что-то в рамках соглашения?”  Ну , а затем я должен был интерпретировать  всю эту техническую информацию.

 

- Ограничивает ли вашу способность поднимать научные вопросы однопартийная политика?

- В устных дебатах в Комитете Палаты представителей по вопросам науки, космосу и астронавтике и Технологиям или в Комитете по финансовым услугам  — в которых  я состою — Вы получите в качестве единомышленников от силы трех Республиканцев и одного Демократа.

Такая политика комитета обуславливается в значительной степени позицией и принципами, которых придерживается председатель комитета.

Когда Вы рассматриваете простые политические и структурные улучшения, которые сделали бы работу Конгресса более двухпартийной, основанной на фактах, и имея только равное число депутатов от обеих сторон, то это был бы реальный шаг вперед.

Я думаю, что это наша обязанность и миссия возложено на нас, (если Демократы действительно снова придут на смену), то мы сможем найти способ удостовериться, что правила игры должны быть не такими, как если бы "победитель, берет все"- то есть победителя не судят.

Политика сильно отличается от науки. В науке, если Вы встаете и говорите, что что-то , и вы это знаете, является не верным, то на этом ваша научная карьера может и закончится.

Так когда-то было и в политике. От меня лишь требуется примкнуть к той политической группировке, где, (для многих, кто практикует такой подход), вопрос не в том, "действительно ли это истинно?” а, "Как я смогу убедить, голосующую общественность, что выбираемая позиция верна?”

Такого рода психология проникла в политику даже больше, чем следовало бы.

 

-Какой наиболее важный вопрос, относящийся к сфере науки стоит перед Конгрессом в настоящее время?

- Если оставить в стороне обычные политические дебаты, я думаю, что вполне понятно, что технологии изменяют наше общество,

нашу страну и наш мир  беспрецедентной скоростью.

Технологии уже перевернули с головы на ноги рынок труда. Нам необходимо иметь комитет, который бы занимался только вопросами технологий.

 Я думаю, что есть шесть или семь комитетов в Палате, которые претендуют на то, что они занимаются вопросами информационных технологий. Мы должны объединить технологические комитеты, ядром которого стали наиболее компетентные лица.

 

- Что является лично для  вас наиболее значимым технологическим интересом?

- Если бы США начали выпускать цифровые наличные деньги [подразумеваю виртуальную валюту, которая позволяла бы совершать денежные операции между отдельными индивидуумами без операционной сборов], то  люди сразу же стали пользоваться этой системой вместо кредитных карточек. Это бы оказало влияние  на огромный источник дохода для банков, как крупных, так и мелких.

Другие страны уже движутся в этом направлении. И если мы скажем, -“нет, мы собираемся придержаться нашего пути поступать в соответствии с нашими интересами”- а Евросоюз начинает выпускать цифровые евро, на пример, Вы обнаружите, что целый мир отходит от использования доллара США, как мировой валюты. Я не

думаю, что этот сценарий сделает американскую финансовую систему снова ведущей.

 

Перевод: Энигма Л.Н.

источник Журнал Саентифик Американ №10 2018

больше ученых в политике конгресс сша физик

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.