14 июля журналисты портала «Научная Россия» посетили опытно-экспериментальную базу Федерального исследовательского центра «Немчиновка», занимающегося селекцией и семеноводством зерновых и зернобобовых культур, а также разработкой зональных систем земледелия.  Его директор С.И. Воронов рассказал о достижениях коллектива Центра за последние годы.

 

По его словам, вся работа Центра нацелена на обеспечение продовольственной безопасности страны. Для этого за последние три года в нем было создано большое количество сортов различных зерновых культур: озимых зерновых («Московская 82» и «Немчиновская 85»), яровой пшеницы, ячменя и овса. Каждый из них оказался востребованным, благодаря удачному сочетанию зимостойкости, скороспелости, устойчивости к осыпанию, иммунитету к профилирующим болезням, а также высокому качеству зерна.

Так, уже четверть всех посевных овса в Российской Федерации это «овсы немчиновской селекции», такие, как, например, «Немчиновка 61». Хорошие результаты показали и  ячмени: сегодня четверть всех сортов ячменя — немчиновского происхождения, речь идет, главным образом, о пивоваренных ячменях, отличающихся высоким качеством. «Ячмень сегодня очень востребован, особенно из-за ухода иностранных компаний», — пояснил Сергей Иванович.

Хорошо идут дела и с тритикале и рожью. Селекционерами из Немчиновки был создан единственный в России межлинейный гибрид F1 озимой ржи «Немчиновский 1». Неплохие результаты показывают эти культуры и по отдельности: тритикале пока занимает 200 000 га, рожь — 500 000 га. «В перспективе мы сможем обеспечить семенами и товарной рожью весь народ», — считает Сергей Воронов.

Сейчас немчиновские разработки используются по всей стране. «Одни культуры в большем количестве регионов, другие в меньшем. Вообще, география использования немчиновских разработок очень обширна: от Сахалина до Калининграда, от Архангельска до Тамбова, Воронежа и Белгорода. Порядка восьми миллионов гектар заняты сортами немчиновской селекции. Я бы сказал так, каждый четвертый каравай — это немчиновский», — сказал Сергей Воронов в беседе с корреспондентом «Научной России».