Материалы портала «Научная Россия»

Насколько дорога память: ученые обсудили современное положение академического архивного дела

Насколько дорога память: ученые обсудили современное положение академического архивного дела
В 2018 году 290 лет исполняется академическому архивному делу, 100 лет – декрету о реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР. На круглом столе в Архиве РАН ученые обсудили, как решить насущие проблемы академических архивов.

В следующем году 290 лет исполняется академическому архивному делу, 100 лет – декрету о реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР. За практически три века накопилось более миллиона документов, среди которых – документы Михаила Ломоносова, Ильи Мечникова, автографы Альберта Эйнштейна. История – богатая, а современное положение – бедственное. Равнодушие руководства, скудное финансирование, недопустимые условия хранения документов и работы хранителей фондов – сможет ли с такими препятствиями архивное дело в будущем отметить трехсот- и черехсотлетие? Как решить насущные проблемы, обсудили ученые на круглом столе в Архиве РАН.

 

В Архиве РАН собираются главные хранители документального наследия российской науки: сотрудники Санкт-Петербургского филиала Архива, Института Восточных рукописей, Кольского научного центра РАН, Уральского отделения Академии наук, Пущинского научного центра. Собираются, однако, не отметить юбилей академического архивного дела за праздничным столом, а обсудить за круглым столом проблемы исторической памяти. Встреча только готовится, настраиваются камеры, идут разговоры об отоплении... И эта тема уже задает общую линию обсуждения.   

Несмотря на то что отопительный сезон в Москве начался еще в сентябре, в здании Архива стабильное отопление включили недавно – и даже сейчас в некоторых кабинетах холодно. Холодно не только работникам, но и историческим документам. Для архивохранилищ установлен определенный температурный режим: 18-20 градусов по Цельсию. И это – не просто прихоть, а вопрос правильного обращения с архивными материалами, некоторым из которых больше ста и двухсот лет.

 Даже такие, казалось бы, простые бытовые вещи имеют огромное значение в архивном деле. Если давно не было ремонта – человек сможет привыкнуть к таким условиям, но бумага 18-го столетия – нет. На документах может скапливаться влага – появится плесень, с которой придется долго бороться. Не все зависит от самого Архива, но и от ведомства, которое заведует его юридическими и финансовыми делами.   

 Такой структурой для Архива РАН уже почти пять лет – с реформы РАН 2013-го года – является Федеральное агентство научных организаций. И если Архиву требуется помощь, ФАНО – первое место, куда ему стоит обратиться. К сожалению, сейчас большая часть всего бюджета  уходит на научную деятельность – то есть на зарплату научным сотрудникам. Книги выпускают – за счет грантов. Но нужны еще оборудование, капремонт, канцелярские принадлежности.

Эта история касается центрального Архива Академии наук, у региональных же - другие источники: не ФАНО, а местное руководство, Президиумы региональных отделений РАН. Некогда единая архивная структура оказалась «разорванной» – и еще предстоит много работы, чтобы связать все ниточки аккуратными узлами.

– Архивы, бывшие при Президиумах академии медицинских наук и академии сельхознаук попали в распоряжение РАН (после объединения РАМН и РАСХН с РАН в 2013-м – прим. автора), но без какого-то официального оформления, – отмечает Виталий Афиани, директор Архива РАН. – Эти бывшие академии так и предоставлены сами себе, у них сложились свои традиции: кто-то хранит архивы у себя, кто-то передает документы неизвестно куда.

Отсутствие структуры приводит также и к «пробелам» в научно-методической базе. Так, по словам Натальи Копаневой, главного хранителя фондов Кунсткамеры, заведующей отделением Санкт-Петербургского филиала Архива РАН, еще остаются вопросы о том, как формировать цифровые архивы (состоящие из видео- и фотоматериалов), к какому фонду – музейному или архивному – стоит отнести полевые документы...

Но самый главный вопрос, который волнует сотрудников архивов, – это «жилплощадь» исторических документов. В 2015-м началось строительство нового здания архива в Санкт-Петербурге: его общая площадь составляет 20 тысяч квадратных метров, 8 из которых отведено на хранилище. Для сравнения: более полумиллиона «единиц хранения» в Московском хранилище уживается на 2,5 тысячах м2.  Большой Питерский «дом для исторических документов» полностью еще не готов, в нем нет оборудования, и предстоит нанять более сотни сотрудников.

В таких условиях подготовки к «масштабному переселению» пока не приходится говорить об альтернативных способах хранения документов – например, о создании электронных копий, когда цена специального сканера превышает миллион долларов. 

 - Я не вижу смысла оцифровывать документы – тем более книги, которые существует в двух-трех экземплярах, – считает Владимир Козлов, председатель Архивного совета РАН. – Лучше построить новое здание ИНИОНа (в 2015 в библиотеке ИНИОН РАН случился пожар, более 5 миллионов книг было уничтожено – прим. автора). К тому же, не всякая база данных и поисковая система выдержит такой объем информации. Это вещь очень дорогая, и придется постоянно менять программное обеспечение.

В регионах же, где «объем исторической памяти» измеряется максимум десятками тысяч «единиц хранения» такую работу проводить проще и дешевле – так, в архиве Коми научного центра Уральского отделения РАН постепенно переводят оригиналы документов в цифру.

И сейчас оцифровка – не первостепенная задача. Важно реализовать программу помощи архивам, которую уже подготовил Виталий Афиани. Теперь ее остается обсудить с коллегами, внести правки – и предоставить руководству.

академические архивы архив ран архивное дело виталий афиани директор архива ран владимир козлов председатель архивного совета ран документальное наследие наталья копанева главный хранитель фондов кунсткамеры

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий