Ученые ФИЦКИА УрО РАН (г. Архангельск) совместно с коллегами из Республики Крым (г. Симферополь) ведут исследования степени вовлеченности в сетевое интернет-взаимодействие у обучающихся старших классов. Есть вероятность, что последствия избыточного использования интернет-ресурсов (Internet overuse) в разных климатических регионах могут быть выражены по-разному, в том числе, в зависимости от когнитивного стиля по шкале «импульсивность-рефлексивность». Изучение нейрофизиологических факторов состояния здоровья выявляет проблемы аддикции (патологической зависимости) от интернета и дает представление о развитии личностного роста и процессе социальных взаимоотношений молодого поколения.

Интернет настолько стремительно вошел в жизнь современного человека, что стал не просто средством коммуникации, источником доступа и обмена разного рода информацией, но стал способствовать формированию проблемы аддикции (патологической зависимости) и ухода из физической реальности в виртуальную.

Отечественные специалисты проводят диагностику и мониторинг интернет-зависимого поведения и влияния когнитивно-стилевых особенностей человека на такое поведение. Риск интернет-зависимости у старших школьников взаимосвязан с нарушениями вегетативной нервной системы, поэтому ученые осуществили сравнительный анализ структуры электроэнцефалограммы (ЭЭГ), параметров вариабельности сердечного ритма, применяя БОС-тренинг (метод саморегуляции с использованием биологической обратной связи). Кроме того, определяли скорость реакции мозга на слуховой стимул по параметрам биопотенциалов мозговой активности, а также время индивидуальной минуты. Разрабатываемое в настоящее время научное направление о влиянии на физиологические системы интернет-зависимости человека в условиях разных климатических и географических широт, призвано определить значимые предпосылки аддиктивного поведения и разработать рекомендации по предупреждению их развития.

Лилия Владимировна Поскотинова – д.б.н., к.м.н., доцент, главный научный сотрудник, заведующая лабораторией биоритмологии Института физиологии природных адаптаций ФГБУН ФИЦКИА УрО РАН

Лилия Владимировна Поскотинова – д.б.н., к.м.н., доцент, главный научный сотрудник, заведующая лабораторией биоритмологии Института физиологии природных адаптаций ФГБУН ФИЦКИА УрО РАН

 

Лилия Владимировна Поскотинова – д.б.н., к.м.н., доцент, главный научный сотрудник, заведующая лабораторией биоритмологии Института физиологии природных адаптаций ФГБУН ФИЦКИА УрО РАН (г. Архангельск) – рассказала, каким образом проходит изучение нейрофизиологических показателей учащихся на подозрение симптомов интернет-зависимого поведения и какова предварительная оценка степени их вовлечённости в интернет-пространство.

Чем вызвана потребность в научных исследованиях в области изучения проблемы интернет-зависимости и/или ее предупреждения, в частности, обусловленной климатогеографическими факторами?

«Старшее поколение расценивает интернет как однозначно зловредный. Это традиционное неприятие новых технологий, и есть свои основания так считать. С другой стороны, очень много домыслов и откровенных фантазий. Тем не менее, позиция зависимости от определенных форм поведения – это общемировая тенденция. Сейчас говорят о зависимости не просто от алкоголя или наркотических веществ, где есть химическая основа, а о зависимости от определенных форм поведения (behavioral addiction), то есть о зависимости от чрезмерного следования здоровому образу жизни, от физической нагрузки, тусовочных действий (клубная зависимость), от интернета и т.д.

 На каком уровне вовлеченности происходит повреждение функциональных систем, а на каком остается просто особенность поведения – эта граница остается неизвестной, и ее надо изучать. Например, игромания уже признана болезнью. Однако интернет-аддикцию врачи не спешат включать в международную классификацию болезней, так как морфофункциональный субстрат этой болезни до сих пор не определен, а имеются лишь различные диагностические системы, определяющие комплексы симптомов такой зависимости. 

Поэтому наша первая задача: мы хотим разобраться, где эта грань между зависимостью, которая влияет на здоровье, и состоянием, где идет закономерная трансформация нейрональных связей в центральной нервной системе людей современного поколения. Мы рассматриваем вовлеченность в интернет-пространство как данность времени, но не исключаем патологические формы.

 Вторая задача: климатические условия. Это относительно новая тема, и мы ее будем развивать. Если дети в нашей стране развиваются в разных климатических регионах, то и социумы тоже будут иметь различия. Это уже известно. А есть ли в этом плане особенности развития социальных коммуникаций, связанные с различным риском формирования интернет-зависимого поведения? Пока мы просто констатируем, что есть некоторые симптомы такового поведения, которые несколько больше выражены у северян, чем у крымчан. Это предстоит еще проверять», – сообщила Лилия Поскотинова.

Проект по гранту РФФИ 20-013-00060 «Психонейрофизиологические аспекты успешности когнитивной деятельности при освоении интернет-пространства и формировании интернет-аддиктивных расстройств у молодежи» (2020-2022 гг.), который возглавляет доктор биологических наук Лилия Поскотинова, направлен на выявление уровня риска интернет-зависимости у старших школьников на их нейрофизиологические показатели. Ученым важны не только те случаи, когда уже есть интернет-зависимый паттерн поведения, но и те, когда выявляется высокий риск его возникновения. В работе участвуют сотрудники лаборатории биоритмологии Института физиологии природных адаптаций ФИЦКИА УрО РАН (г. Архангельск) и коллеги из научных и образовательных учреждений Республики Крым.

С Крымом Лилию Поскотинову связывают родственные отношения и научные традиции. Более 10 лет архангельские ученые сотрудничают с крымскими коллегами, которые всегда были в числе лидеров по изучению влияния геомагнитного поля на здоровье человека.

«Если мы изучаем вопрос адаптации человека в Арктике, то должны быть региональные сравнения. Еще одно из наших научных направлений – это изучение влияния вариаций магнитного поля Земли на колебания биоэлектрической активности головного мозга и сердца у жителей с различным уровнем артериального давления, в том числе, с учетом региона проживания. Но теперь наше сотрудничество перешло в другую плоскость – в поле изучения интернет-зависимости. Это было целесообразно, поскольку коллеги занимаются вопросами психологии и психофизиологии человека, а Крым – уникальный регион в культурно-историческом плане и климатическом аспекте для сравнения с арктической зоной», – отметила ученый.

Специалисты работали в Ямало-Ненецком автономном округе (г. Надым) и Республике Крым (г. Симферополь) со школьниками общеобразовательных школ 10-11 классов. 

«В отличие от психологов и социологов, мы ограничены в объемах выборок: у нас большой пакет инструментальных исследований и выборки всего порядка 50-60 человек, но максимально прицельные в плане отбора», обратила внимание Лилия Поскотинова и уточнила, – «Каждый участник дает информированное согласие на участие в исследовании. Мы не можем ограничиться анонимными исследованиями. Нам нужна обратная связь, и мы должны дать индивидуальное и адресное заключение, так как это связано с изучением реакции мозга и сердца конкретного человека. И если есть какие-то особенности здоровья, то мы можем дать рекомендации обратиться в лечебное учреждение. Таких людей единицы, и мы их не включаем в выборку. В целом в процессе исследования мы стремимся представить каждого участника как уникальную часть современного социума. Я хоть и врач функциональной диагностики, но стремлюсь рассматривать это исследование не только в рамках науки физиологии, а несколько шире – с позиции психологии, социологии».

Сами респонденты хотят узнать степень своей интернет-зависимости?

«Большинство ребят не рассматривают интернет-зависимость как сильно мешающую им проблему. У современного поколения есть свое мнение на этот счет, но любопытство и заинтересованность, как это выглядит со стороны, присутствовали. Даже,  если человек 16-17 лет позиционирует себя уверенным, все же есть признание, что интернет – это важная среда, где должна присутствовать «лучшая версия себя», независимо от степени риска зависимости от интернета.  

В наших исследованиях прослеживался и соревновательный аспект. Мы оценивали скорость реакции мозга на слуховой стимул, ребята получали ответы и могли обсудить их между собой, им было интересно, у кого такая скорость реакции выше. И пусть такие сравнения не являлись значимыми, но в плане мотивации поучаствовать в нашем исследовании это очень помогло. У нас была еще и просветительская цель проекта: объяснить, как работает тот или иной научный метод и как это можно использовать. Учащиеся, которые определились с профессиональным выбором и решили идти учиться на психолога, врача или биолога, имели прицельный интерес к применяемым нами методикам.  Мы с ними обсуждали технические моменты проведения методики, чтобы они понимали возможности нашего метода.  Это ориентир для тех, кто хотел бы в будущем заняться научной деятельностью. Ребята могли видеть, как работают профессионалы. В этом тоже наша просветительская миссия. Сейчас идет тенденция: академические работники становятся ближе даже к уровню младших школьников и показывают возможности научного метода. Это уже активно практикуется и в школах Архангельска. Школьник что-то может и не понять, но он обязательно вернется к этому, если в будущем у него будет предметный интерес», – выразила мнение Лилия Поскотинова.

Каким образом проходит диагностика интернет-зависимого поведения?

«Первый этап – это получение информированного согласия на исследование. Второй этап – предлагается стандартизированный опросник Чена (Chen Internet Addiction Scale, CIAS, 2003). Это, по сути, шкала самооценки. Определенный перечень вопросов, по которому оценивают не то, сколько времени человек сидит в интернете, а как человек себя чувствует без интернета.

Третий этап – проходит личная беседа и оценка его здоровья нашими медицинскими специалистами (терапевтами и педиатрами), и при необходимости – работа с медицинской документацией, чтобы понимать, что к нам не попадают ребята с ярко выраженными изменениями здоровья, что может повлиять на качество выборки. Далее определяется рост и вес. Если все же ребенок состоит на учете у какого-то специалиста, мы можем провести исследование, но не будем включать его данные в общую выборку.

Четвертый этап: психологические тесты на когнитивный стиль, т.е. каким стилем человек принимает решения – быстро и с ошибками (импульсивный), или медленно, но с минимумом ошибок (рефлексивный), или иными комбинациями. Также проводится оценка времени «индивидуальной минуты» (time management), т.е. если у человека есть согласованность в процессах возбуждения/торможения, то у него внутреннее ощущение примерно совпадает с объективным временем. Если оно больше/меньше, чем на 10-15 секунд, то уже есть определенные особенности таймменеджмента.  Это говорит о том, что человек живет в своем темпе, со своим ощущением времени, что может отражать один из симптомов интернет-зависимости.

Пятый этап – регистрация электроэнцефалограммы, скорости реакции мозга на правильный слуховой стимул и показателей сердечно-сосудистой системы.

На шестом этапе проводится краткосрочный тренинг саморегуляции с биологической обратной связью – управления собственным ритмом сердца. Цель данного тренинга – показать участнику возможность оптимизации сердечной деятельности в условиях, когда человек испытывает психоэмоциональную или физическую нагрузку. По завершении проходит обработка данных и делается заключение, которое выдается индивидуально каждому ребенку, иногда в присутствии родителей. Также делается сводный отчет без указания персональных данных для руководства школы для дальнейшей медико-профилактической работы», – детально пояснила Лилия Поскотинова.

Этап сеанса с биологической обратной связью с целью повышения общей вариабельности сердечного ритма с одновременной регистрацией электроэнцефалограммы. Один из участников при исследовании в г. Симферополе (март 2021 год). На экране — показатель вариабельности сердечного ритма, которым управляет участник.

Этап сеанса с биологической обратной связью с целью повышения общей вариабельности сердечного ритма с одновременной регистрацией электроэнцефалограммы. Один из участников при исследовании в г. Симферополе (март 2021 год). На экране — показатель вариабельности сердечного ритма, которым управляет участник.

Автор фото – Поскотинова Л.В.

Выделяется ли группа риска, в которой более всего подвержены интернет-зависимости?

«По литературным данным, интернет-зависимые чаще попадаются среди тех, кто находится в сложных социальных условиях. Но у нас все участники были в обычных социальных условиях и среднего социально-экономического статуса, чтобы данные по влиянию климатических условий на риск интернет-зависимости были максимально объективны», – констатировала исследователь.

Вид на город Надым, март 2020 года.

Вид на город Надым, март 2020 года.

Автор фото – Поскотинова Л.В.

Ученые выдвинули гипотезу о том, что у респондентов северного и южного регионов разная реакция на условно патогенное воздействие интернета.  Сравнительный анализ результатов, полученных при обследовании учащихся в г. Надым и г. Симферополь, основывался на научных методах статистики и проходил с учетом идентичных условий: сезонность (март-начало апреля), возрастная группа, одинаковое соотношение мальчиков и девочек. Предварительные результаты показывают, что разница между северянами и южанами по вопросу интернет-зависимости имеет место, но необходим широкий обхват респондентов в других подобных регионах страны. По замечанию Лилии Поскотиновой, «нужен еще дополнительный набор материала, но внутри все равно идет дифференциация по подгруппам в зависимости от уровня риска развития интернет-аддикции.  Мы можем говорить об особенностях нейрофизиологических реакций у лиц с различным риском развития интернет-аддикции. Но пока о жесткой привязке к климатическим условиям еще рано говорить. Мы уже оценивали взаимосвязь когнитивного стиля и риска интернет-зависимости, так вот у северян интернет-зависимость встречается одинаково, как у импульсивных, так и рефлексивных людей. А у южан данный риск в большей степени связан с импульсивностью. Но симптомы отмены, когда нет возможности выйти в интернет, в большей степени выражены у северян.  То есть можно судить о разной структуре симптомов и психоэмоциональных механизмов, обеспечивающих процесс формирования риска интернет-зависимости у лиц, проживающих в различных климатогеографических условиях».

Этап подготовки к исследованию участника в г. Надым (2020 г).

Этап подготовки к исследованию участника в г. Надым (2020 г).

Автор фото – Поскотинова Л.В.

В исследовании специалисты также проверяли, насколько сохраняется способность к саморегуляции подростков, используя принцип биологической обратной связи. То есть, с помощью различных датчиков и прибора человек видел свои показатели сердечной деятельности на экране монитора, и в соответствии с предварительно полученной инструкцией стремился направленно эти показатели изменить. Авторский подход заключается в отслеживании интегрального показателя, отражающего сердечный ритм и нервную его регуляцию с помощью прибора «Варикард» (ООО «Рамена», г. Рязань; руководитель – к.б.н. Ю.Н. Семенов), а также в применении данного метода лицами с различным уровнем риска интернет-зависимости.

Какие предлагаются методы профилактики интернет-зависимости?

«Мы используем метод саморегуляции: человек видит свои показатели на экране мониторе (например, сердечно-сосудистые), и с помощью специального настроя может их изменить. Это называется биоуправлением. У лиц, которые больше вовлечены в интернет-пространство, эта саморегуляция получается хуже. Возможно, это связано с тем, что самоощущение собственного тела у них снижено, а фокус внимания перемещен на сюжеты в интернете. Такие состояния могут приводить к задержкам дыхания, нарушению тонуса сосудов и мышц, гиподинамии, напряжению зрительного анализатора, снижению эффективности кровообращения в органах и тканях, что в конечном итоге формирует состояние гипоксии организма. И тогда сознание человека нужно возвращать к потребностям его собственного тела. Мы считаем, что если практиковать метод биоуправления с управляемым параметром вариабельности сердечного ритма (а он связан с дыханием), то человек сможет минимизировать проблемы, связанные с сердечной деятельностью.

Наша задача на перспективу – усовершенствовать применяемый метод для рекомендации лицам, использующим интернет-ресурсы длительное время, с целью оптимизации их сердечной деятельности. Эра дистанционного обучения не уходит. Школьники могут до 6 часов в день уделять интернету, и не всегда большая часть из этого времени – обучение. Бывает, и преимущественная часть времени используется на развлечения (entertainment). За счет какого времени? В большей степени – за счет ночного сна. Можем полагать, что, к сожалению, меньше времени уделять интернету современные молодые люди уже не будут. Поэтому нужны методы восстановления резервов здоровья, чтобы эту нагрузку организм и в дальнейшем выполнял. Другая мера профилактики более известная и рутинная – находить себя в реальной жизни (оффлайн), в физическом мире, тогда не будет необходимости такого “залипания” в интернет-сетях», – сообщила Лилия Поскотинова.

«Вовлеченность в интернет-пространство не стоит рассматривать однозначно, что это плохо для человека. Мы опубликовали результаты, которые демонстрируют высокую скорость реакции в определенных областях мозга у лиц  как с выраженным риском интернет-зависимости, так и со сформированным паттерном данного состояния. Далее мы хотим и планируем проследить, как формируются нейрофизиологические механизмы восприятия информации, нервной регуляции внутренних органов у современного молодого поколения. Мы присутствуем при уникальном процессе трансформации нейронных связей у молодых людей благодаря интернету и надеемся, что они извлекут из этого больше плюсов, чем минусов. И тогда наш человеческий мозг никогда не проиграет пресловутому «искусственному интеллекту», а наоборот, будет такой «интеллект» сам контролировать. Ну а наша задача – отслеживать, чтобы для пытливых и любознательных эти стремления были безопасны для здоровья», – подчеркнула руководитель проекта.

Итак, длительное времяпрепровождение в интернет-пространстве требует зрелости психических и нейрофизиологических функций, особенно у формирующегося молодого организма, иначе создается риск потерять адекватное восприятие окружающей действительности и физическое здоровье.

 

Фото слайд