В Симферополе завершила работу международная конференция «Могильник римского времени Фронтовое 3: варвары на границах Империи», на которой были представлены результаты исследований материалов могильника Фронтовое 3 (Нахимовский район Севастополя) – уникального археологического памятника конца I века – первых десятилетий V века. Среди других тем – проблемы и спорные вопросы изучения древностей Северного Причерноморья и Средиземноморья римского времени и эпохи Великого переселения народов. 

Керамический сосуд в виде быка. Конец I – первая половина II в.

Керамический сосуд в виде быка. Конец I – первая половина II в.

 

«Раскопки Фронтового 3 стали событием в археологическом изучении Крыма: это тот случай, когда ученые получили возможность провести исследования яркого и ранее неизвестного археологического памятника в полном объеме, с подробным документированием и фиксацией погребений и находок на современном научном уровне. Часто публикации, которые следуют за спасательными раскопками, – это отчеты и документирование без глубокого погружения в материал. С Фронтовым получилось иначе: вокруг памятника сформировались группы исследователей, и сейчас на наших глазах разворачивается удивительный проект углубленного изучения памятника, за которым стоит интереснейшая эпоха, где важную роль играли процессы взаимодействия варваров и римского Херсонеса», – отметил директор Института археологии РАН, академик Николай Макаров.

Конференция проведена по инициативе Института археологии РАН совместно с Институтом археологии Крыма РАН и Научно-исследовательским центром истории и археологии Крыма Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского в рамках проекта Российского научного фонда №20-18-00396 «Варвары и Рим в Юго-Западном Крыму: взаимодействие культур»

Могильник Фронтовое 3 был открыт и полностью исследован в 2018 году сотрудниками Крымской новостроечной археологической экспедиции Института археологии РАН. Памятник располагался на левом берегу реки Бельбек неподалеку от Севастополя и получил свое название по ближайшему населенному пункту – селу Фронтовое. Археологи обнаружили в некрополе 332 погребальных сооружения, в которых было найдено около 20 тысяч предметов. Большинство погребений относится к римскому времени и могут быть датированы периодом от конца I до начала V века нашей эры. 

Особенностям и изменениям погребального обряда был посвящен доклад Алексея Свиридова (ИА РАН) и Сергея Язикова (ИА РАН)  «Могильник Фронтовое 3. Общие сведения и характеристика погребального обряда».

Могильник Фронтовое 3. Вид сверху

Могильник Фронтовое 3. Вид сверху

 

Изучение погребальных комплексов позволило выявить, как изменялся погребальный обряд в течение почти 300 лет. Ученые выделили два этапа функционирования могильника: ранний, относящийся к концу I века и до середины III века, и поздний, относящийся к первой половине-середине III века и до начала V века. 

Наиболее ранние захоронения находились в северо-западной части могильника: здесь были обнаружены несколько могил эпохи бронзы и ранние погребения римского времени. В большинстве случаев это подбойные могилы с каменными закладами – плитами, которые закрывали нишу, в которую помещали умершего. В могилах были найдены многочисленные бусы и ожерелья, стеклянные сосуды, керамическая посуда, оружие: железные мечи, кинжалы, конская узда. Яркая отличительная черта ранних погребений – большое количество находок из желтого металла: лунниц, подвесок, амулетниц. В ногах или головах умерших помещали шкатулки, от которых остались лишь бронзовые или железные пластины и ключи.

Изменение погребального обряда отразилось в архитектуре подбойных захоронений: в более поздних погребениях увеличились глубина могил и расстояние между ними, изменился состав погребального инвентаря. В поздней части могильника появились новые типы погребальных сооружений – грунтовые ямы с заплечиками и грунтовые склепы. В этих захоронениях уже нет шкатулок, но найдено большое количество разнообразного оружия, появились новые формы керамических сосудов. Многочисленные находки фрагментов скорлупы от яиц, расположенных в краснолаковых блюдах или рядом с наборами посуды за головой погребенного, указывают на появление нового типа обрядовой пищи в похоронном обряде.

В ранних погребениях могильника Фронтовое 3 археологи обнаружили три амулетницы из золота, напоминающие небольшие запаянные цилиндры с петлями для подвешивания. Подобные амулетницы были распространены в римскую эпоху: их носили женщины и дети и как отдельное украшение, и в составе ожерелий. 

Группа ученых из ИА РАН, ИА Крыма РАН и Объединенного института ядерных исследований изучила амулетницы из Фронтового 3 с помощью методов нейтронной томографии и радиографии, рентгеновской дифракции и рамановской спектроскопии. Исследование показало, что внутри полой амулетницы находится какое-то вещество, «запечатанное» во внутреннем объёме украшений. Такая находка – это довольно редкое явление, так как большинство из известных амулетниц были найдены уже поврежденными. Анализ данных, полученных для вещества из заполнения амулетниц, показал, что в заполнении находится сера – так же, как в некоторых других амулетницах из Херсонеса, из кладов на мысе Тенез (Алжир), из Тетфорда (Великобритания) и Верто (Бургундия, Франция). Существуют разные точки зрения на причину заполнения амулетниц серой: по одной версии, она служила каркасом для сохранения формы, по другой, использование серы связано с апотропейными свойствами, которые приписывались этому веществу в древности, а также с распространенной у древних греков и римлян практикой применения серы в медицинских целях и в очистительных обрядах.

Слева: портрет мальчика из Эр-Рубаят, около 200 г. н.э. Дублин, Государственный музей Ирландии. В центре и справа: амулетница из некрополя Фронтовое 3

Слева: портрет мальчика из Эр-Рубаят, около 200 г. н.э. Дублин, Государственный музей Ирландии. В центре и справа: амулетница из некрополя Фронтовое 3

 

Исследованию амулетниц из Фронтового 3 был посвящен доклад Ирины Сапрыкиной (ИА РАН), Сергея Кичанова (ОИЯИ), Эльзары Хайрединовой (ИА Крыма РАН), Надежды Белозеровой (ОИЯИ), Антона Руткаускаса (ОИЯИ), Дениса Козленко (ОИЯИ) «Золотые амулетницы могильника Фронтовое 3».

В 2009 году в районе города Бахчисарай при проведении земляных работ был обнаружен некрополь III–V веков. На могильнике, получившем название Сувлу-Кая, сохранилось значительное количество непотревоженных погребений периода с IV века по первую половину V века с выразительной архитектурой и специфическим набором погребального инвентаря: краснолаковыми, лепными, стеклянными сосудами, амфорами, украшениями и деталями костюма, орудиями труда, римскими монетами. Среди находок особый интерес представляют предметы вооружения (мечи, копья, наконечники стрел, детали щитов), некоторые из которых связаны с культурами германского круга и гуннскими древностями. Исследование ряда ярких погребальных комплексов позволяет уточнить представления о культуре населения начала эпохи Великого переселения народов, которое, вероятно, впоследствии стало основой населения ранневизантийских крепостей Юго-Западного Крыма, называемого в письменных источниках «готами страны Дори».

Подробнее об итогах исследования некрополя Сувлу-Кая – в докладе Алексея Волошинова (ИА РАН), Вячеслава Масякина (ИА Крыма РАН) «Могильник Сувлу-Кая III – первой половины V в. в Юго-Западном Крыму: особенности погребального обряда и инвентаря».

Доклад Алексея Ворошилова и Ольги Ворошиловой «Парадное снаряжение боевого коня из Фанагории в контексте всаднической культуры Северного Причерноморья позднеримского времени» посвящен редкой находке: парадной сбруе конца II – первой трети III веков. Богатое снаряжение находилось в погребении верхового жеребца, похороненного в отдельной могиле у древней дороги, соединявшей столицу Азиатского Боспора с городом Кепы. Возможно, захоронение коня было частью погребальной церемонии знатного воина-всадника из воинской элиты города, имевшего заслуги перед Фанагорией и погребенного в одном из ближайших курганов. 

Находки из некрополя Сувлу-Кая: кувшин из погребения, оружие

Находки из некрополя Сувлу-Кая: кувшин из погребения, оружие

 

В погребении археологи обнаружили дорогую и богато украшенную узду, детали которой были повреждены при погребении. Как полагают исследователи, намеренная порча узды указывает на ритуальный характер этого действия, распространенного в римское время: так, известны находки порубленных, погнутых, фрагментированных элементов конского снаряжения и военных трофеев в болотных памятниках Германии и Дании первой половины III века, а также погребения воинов римского времени с преднамеренно поврежденным оружием на Азиатском Боспоре. 

Изучение находки показало, что кавалерия Боспора в позднеримский период использовала для парадного снаряжения боевого коня сбрую, аналогичную сарматской. Декоративные особенности узды из Фанагории демонстрируют связь воинской культуры ее защитников со всадническими традициями Римской империи и мира варваров.

«Могильник Фронтовое 3 – один из немногих полностью изученных крымских археологических памятников эпохи Римской империи. Могилы некрополя не были разрушены или разграблены и поэтому представляют ценнейший материал для изучения культуры этого периода. На конференции прозвучали доклады о целом ряде ярких памятников, авторы которых максимально использовали не только археологические материалы, но и данные других дисциплин для получения более полного представления о жизни древнего населения: быте, культуре, верованиях, торговых и военных связях, особенностях погребальной обрядности. Полученные результаты позволяют дать новую обоснованную реконструкцию геополитической ситуации на римском пограничье в Северном Причерноморье, а также оценить значительную роль римского влияния на культуру местного населения Крыма», – сказала ведущий научный сотрудник отдела сохранения археологического наследия ИА РАН Анна  Мастыкова.

Слева: некрополь Фанагории. Погребение коня в процессе расчистки. Справа: ажурные колесовидные псалии из погребения коня

Слева: некрополь Фанагории. Погребение коня в процессе расчистки. Справа: ажурные колесовидные псалии из погребения коня

 

 

Информация и фото предоставлены пресс-службой Института археологии РАН