Материалы портала «Научная Россия»

Стратегия культурной политики, инновации и авангард

Стратегия культурной политики, инновации и авангард
Эксперт в области культурной политики Нина Кочеляева рассказывает об изменениях в Ульяновской области за последние четыре года.

Эксперт в области культурной политики Нина Кочеляева приезжает в Ульяновск уже не в первый раз. За это время она очень близко познакомилась с культурной средой региона, и в итоге именно ей было предложено возглавить рабочую группу по подготовке Стратегии культурной политики Ульяновской области до 2025 года. Она рассказывает о том, какие изменения претерпела Ульяновская область в культурном отношении за последние 4 года.

Нина Александровна, с точки зрения эксперта оцените культурную политику Ульяновской области на общероссийском фоне. В чем сильные стороны? В чем слабые?

Культурная политика Ульяновской области характеризуется очень сосредоточенным, повышенным вниманием к культуре. Но к культуре не только как отрасли, а в широком понимании этого слова. И еще одна принципиально важная отличительная черта культурной политики Ульяновской области состоит в том, что культура рассматривается как основополагающий фактор территориального развития региона. Это очень хорошо согласуется с концепциями международных организаций, таких как ЮНЕСКО и ООН, которыми культура рассматривается в качестве четвертого столпа устойчивого развития наряду с экономикой, социальной политикой и экологией. Ульяновск избрал тот путь, по которому идет все мировое сообщество, который очень по духу согласуется с Международным этическим кодексом устойчивого развития, принятом в Рио де Жанейро на всемирном саммите ООН по устойчивому развитию в 2012 году. В течение многих лет эти международные организации разрабатывали и затем занимались продвижением идеи, что культура как образ жизни, как система обычаев, взглядов, традиций, нравов является фундаментальным фактором сохранения и развития общества и человечества. В Ульяновске сегодня очень активно осуществляются шаги именно в этом направлении.

Вы приезжаете в Ульяновск уже несколько лет подряд. Что меняется?

Начиная с 2010 года, Ульяновск преодолел фантастический разрыв. За эти четыре года изменилось понимание того, что представляет собой культура и чем она может стать для региона. Причем понимание этого стало другим и на уровне руководства региона, и на уровне работников культуры, и на уровне творцов, и на уровне жителей, которые все активнее и активнее участвуют в культурной политике и в культурной жизни региона. И это очень важно. Я работаю в Ульяновской области уже достаточно давно, начиная с 2011 года, когда мы готовили аналитический доклад по культурной политике РФ, и когда одной из пилотных площадок для подготовки региональных профилей стала Ульяновская область. За это время нам удалось проследить тенденции, в соответствии с которыми меняется мышление людей. Если поначалу все относились к выбору стратегического направления с опорой на культуру как фактор развития, очень опасливо, люди боялись инновационных идей, то сейчас об этом уже свободно говорят, в обществе складывается понимание, как с этим работать. Причем понимают все: инвесторы, представители творческих индустрий, работники музеев… За это время изменились стратегии развития учреждений культуры и очень изменились тактические вещи, связанные с привлечением аудитории в организации культуры. Особенно хорошо это заметно в музеях и театрах. Люди как-то вдруг окрылились и почувствовали свободу. Почувствовали, как можно работать с культурой, как можно работать с людьми, и у них стали получаться очень интересные проекты.

Какие еще явления можно заметить?

Динамика посещаемости учреждений культуры говорит о том, что людям все более и более интересна культурная сфера. Более того, в Ульяновске происходит диверсификация форм культурной жизни. За этим процессом очень интересно наблюдать, потому что культура становится принадлежностью не только учреждений культуры, но и, например, кафе, ресторанов, крупных торговых центров. Они начинают участвовать в различных культурных акциях, привлекать все больше и больше жителей региона. Это очень важная вещь, потому что диверсифицировать культурную жизнь нужно: культура сейчас не сидит в исключительно домах культуры. Она на улице, она везде. Это связано со средой, с общим ощущением благополучия человека, которому комфортно или некомфортно жить в этом регионе. И Ульяновск постепенно, но очень целенаправленно идет в правильном направлении. Это очень здорово.

Инновации в культуре – что это?

Это очень объемный вопрос, но применительно к Ульяновску я бы сказала, что это новые подходы к работе учреждений, нестандартные формы общения. Например, музеи, которые устраивают новогодние праздники или разрабатывают совместно с театром программы театральных представлений в музее. Такой проект в мае подали на грант Ульяновский драматический театр совместно с музеем Гончарова. К инновациям относится введение интерактивных форм взаимодействия с посетителями музея. Например, когда вы приходите в музей, чтобы пообщаться, поучаствовать в каких-то конкурсах. Такие поисковые формы и являются инновациями. Они интересны как посетителям учреждений культуры, так и самим работникам.

Ульяновск – небольшой город по сравнению с Москвой или Санкт-Петербургом. Как вы считаете, насколько жители Ульяновской области готовы к каким-то экспериментам в культурном ключе? Где грань между «поймут, оценят» и «не поймут, не оценят»? Есть ли вообще эта грань?

Мне кажется, что эта грань временная и ее границы постоянно будут сдвигаться. Для того чтобы поняли и оценили, нужно просто начать работать. И просто заявить о себе, а потом смотреть, как участники проекта и аудитория реагируют. Конечно, население очень дифференцировано по вкусам. Очень большой процент населения склоняется к традиционным видам и формам культуры. Неслучайно одним из приоритетных проектов Ульяновска выбран Музей СССР. Это такая особенность Ульяновска – ностальгирование по Советскому Союзу, что задано во многом рамками исторической памяти. Это объяснимо именно здесь в Ульяновске, где зарождалось революционное движение, где на протяжении многих лет культивировалась традиция почитания истории СССР и его основателей. Это серьезные аргументы для такого выбора. С другой стороны, в Ульяновске есть пробел, о котором говорили респонденты, которых я опрашивала. Особенно молодые респонденты. Это отсутствие современного искусства, может быть, за исключением музыки. Речь идет об искусстве сегодняшнего дня. В этом плане в Ульяновске есть некое предубеждение и некое опасение. Может быть, из-за ассоциаций с пермским культурным проектом, когда современное искусство вызвало определенные скандалы и недовольство жителей региона. Хотя, надо сказать, в Перми это имело определенный эффект. Наблюдался большой приток туристов, которые приносили деньги в регион, платили за гостиницу, за билеты в театр, на выставки и т.д. У нас при подсчетах эффектов от финансирования культуры по старинке учитываются только те вложения, которые поступают от прямых доходов (продажа билетов музея, театра, кинотеатра), но не учитываются те вложения, которые приносят в регион туристы. Здесь, как мне кажется, нужно немного смещать акценты в восприятии того, какое влияние оказывает культура на экономику региона. Создавая привлекательные культурные центры (те же театры, музеи), которые обладают уникальными специфическими чертами, которых нет нигде, вы привлекаете не только местное население, и даже не столько местное население, сколько привлекаете большой поток туристов и зрителей, которые ни в одном другом месте этого не увидят. Это важный аспект для развития экономики.

Презентуя Стратегию культурной политики Ульяновской области до 2025 года, вы приводили графики, цифры. В связи с этим хотелось бы понять: как можно измерить уровень культуры, в чем он выражается?

Дело в том, что есть финансово-экономические показатели, связанные с обеспеченностью сферы культуры. Их не надо путать с показателями, которые отражают долгосрочный эффект. Культура – это, безусловно, сфера вложения. Но если мы возьмем в качестве примера школьника-первоклассника, который пришел в музыкальную школу и получил музыкальное образование, то он может не стать великим музыкантом, но мы получим зрителя, который будет приходить на концерты в течение всей своей жизни. У человека, который занимается творчеством, открываются возможности для креативного мышления, и он становится более продуктивным в сфере своей деятельности. То есть эффект от вложения в культуру – это всегда очень долгосрочный эффект, очень мультипликативный эффект. Он не измеряется по принципу «дал рубль – получил рубль». Это эффект, который будет действовать на протяжении всей жизни и влиять на различные сферы экономики. Это важно иметь в виду и не требовать измерения культуры только финансово-экономическими показателями.

Но и материальная сторона важна?

Да, от этого тоже многое зависит. От этого зависит качество работы, среда, в которой ребенок воспитывается. Если ребенок воспитывается в разрушенном доме культуры, наверное, у него не возникнет желание улучшать среду, в которой он живет, у него просто с детства не закладываются потребности жить в комфортной и удобной среде. Если ребенок видит ухоженные дворы и улицы, не дикие рекламные щиты, а надписи, которые соответствуют историческому облику города, у него формируется совершенно другое ощущение среды, в которой он проживает, в которой он воспитывается, и совершенно другие потребности к качеству этой среды. Это тоже один из эффектов культуры, которые необходимо учитывать. В стратегии мы попытались это заложить. Надеюсь, что получится.

На презентации Стратегии культурной политики Ульяновской области вам задали несколько вопросов. Какие из них действительно актуальны и затрагивают те темы, которые вы не учли при формировании стратегии?

Во-первых, два очень ценных замечания было от губернатора Ульяновской области Сергея Ивановича Морозова. Они касались того, что одним из приоритетных направлений культурной политики должна стать инвестиционная привлекательность региона. У нас это обозначено, но недостаточно акцентировано на этом внимание, и я думаю, что мы внесем соответствующие коррективы. И второе – это развитие центров культурного развития в трех муниципальных районах. Также, я бы подчеркнула, что стратегия является документом, который определяет долгосрочные цели и не требует подробного изложения, как они будут реализованы. Иными словами, она определяет цели, приоритеты и задачи. То, как они будут реализовываться, будет изложено в Плане реализации стратегии, который будет готовиться в Правительстве Ульяновской области учреждениями культуры, различными ведомствами. Стратегия же большинство вопросов предложений учла. Просто люди еще не видели материалы, им трудно об этом судить. Может быть, нужно еще подумать о терминологии. Один вопрос был связан с этническим разнообразием. Когда я говорила на презентации о культурном многообразии, я имела в виду в том числе и поддержку этнических культур, а также различных социальных групп и культурных сообществ. В этом смысле уже очень многое сделано в Ульяновске. И я говорила об этом как о фундаментальном, приоритетном направлении развития. Может быть, термин «культурное многообразие» не был адекватно воспринят, поэтому мне задали этот вопрос. Важно также отметить вопрос, связанный с совершенствованием нормативно-правовых аспектов деятельности в области культуры и искусства, и использованием в законодательстве новейшего понятийного аппарата. Это сейчас разрабатывается на федеральном уровне в проекте федерального закона «О культуре и культурной деятельности». Возможно, для Ульяновска будет интересно подготовить аналогичный документ, который бы охватил все сферы культурной деятельности.



нина кочеляева ульяновск

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий