Президент РАН А.М. Сергеев.Источник фото: Sputnik

Президент РАН А.М. Сергеев.
Источник фото: Sputnik Армения

 

Даже и не припомнить, когда в последний раз в Армению приезжал глава Российской академии наук – не на научную конференцию или на плановое мероприятие, а с настоящим, полноценным визитом. Приезд Александра Сергеева имеет конкретную цель, и Sputnik Армения не упустил возможность задать ученому несколько вопросов. Публикуем интервью Sputnik Армения на нашем портале:

- Александр Михайлович, вы подписали дорожную карту сотрудничества Армении и России в науке. О чем конкретно в рамках этого документа вы разговаривали с премьером страны, с духовным предстоятелем Армении – ведь это самая важная часть плана, который намечен?

Конечно, дорожную карту можно было бы подписать и в онлайн-формате, и мой визит не про это. Он для того, чтобы провести переговоры не только в академии наук, но и в правительстве. Рамочный документ с НАН Армении мы подписали еще года два назад, а эта дорожная карта уже наполнена конкретным содержанием, она определяет ряд направлений, по которым мы будем сотрудничать.

Мы обсуждали, откуда можем получить необходимую для исследований поддержку, ресурсы -– чтобы помимо разных фондов. По большей части эти ресурсы нужны для фундаментальных исследований, которые никогда не будут финансироваться бизнесом, рынком, они финансируются только государством. Бизнес даст деньги только тогда, когда увидит, например, в пробирке новое вещество с рыночным потенциалом, которое можно производить и продавать.

Но между фундаментальными исследованиями и производством конечного продукта, который пойдет в сельское хозяйство, в медицину, в промышленность, лежит некая средняя область, которую иногда называют "ориентированными исследованиями". Вот именно эта область пока не имеет регулярных источников поддержки, хотя это и есть инновации.

- Армения – не Россия, и в науке здесь все не так масштабно. Сейчас люди в основном заняты в сфере услуг, и насколько могут быть восприняты научные проекты? И, вдогонку – в каких отраслях может быть осязаемое сотрудничество, плоды которого можно будет "потрогать" и применить на практике?

Нас тоже интересовало, насколько Армения готова к тому, чтобы наука и технологии стали драйверами экономики. И сегодня армянский премьер нам сообщил, что на следующий год финансирование научных исследований увеличится на 80% - да, можно говорить о том, что исходное финансирование было мизерным, но с чего-то ведь надо начинать.

И есть понимание того, что современный мир – это мир технологий, а они невозможны без науки. Готовность у правительства Армении есть, но надо понимать, на кого нужно ориентироваться. Из мировых инновационных лидеров для Армении не могут быть ориентиром Китай или Корея – масштабы слишком разные. А вот Сингапур, который по территории вообще точка, даже по сравнению с Арменией – вполне.

И когда государство покажет – в том числе, и на тематических проектах – что оно науку финансирует и регулирует, тогда и бизнес придет со своими деньгами. Надо выбрать некоторое количество перспективных проектов, соответствующих потенциалу страны, ее населению и географическому расположению – всем критериям. Нужно уметь увидеть не только завтрашний, но и послезавтрашний день – чтобы не прогадать.

- Президент Армении Армен Саркисян в своих выступлениях и интервью постоянно подчеркивает область исследований искусственного интеллекта, как потенциально перспективную для Армении. Какие сферы вы видите подходящими для работы в армянских реалиях?

Искусственный интеллект – это да. Но, с другой стороны, могут выйти много стран и исследователей и сказать – куда вы, ребята, лезете, мы тут работаем уже давно, и здесь все схвачено. Поэтому нужно смотреть вперед и выделять вопросы, которые станут актуальными в ближайшем будущем – ну, к примеру, кибербезопасность искусственного интеллекта. Вот это нужно будет везде – в производстве, в управлении, во всех сервисах. Здесь работы – непочатый край, и это сильно востребовано.

В составе нашей делегации – директор института системного программирования РАН Арутюн Аветисян, один из самых молодых академиков России, у него в Армении есть несколько коллективов, сотрудничающих с его институтом, и эти связи нужно обязательно использовать.

- А если конкретно: какие направления, какие научные школы сильны в Армении? Чем она интересна для России?

Конечно, прежде всего физика и астрофизика. Это ускорители, имеющие широчайший спектр применения в современном мире – от сельского хозяйства до современных методов лучевой терапии. В Армении ведь есть и центр синхротронных исследований, и Национальная лаборатория имени Алиханяна – это лазерная физика и физика высоких энергий. Армянские физики ведь востребованы, и не только в фундаментальных работах.

- У людей, от науки далеких, ваши слова, конечно, вызовут гордость за страну. Но у них неизбежно возникнет вопрос – а могут ли эти перспективы привести к благополучию?

Конечно и обязательно. Ведь благополучие – это не только зарплата. Это – окружающая среда, инфраструктуры, это и биотехнологии. Вот под руководством нынешнего президента НАН Армении Ашота Сагияна создан, фактически, биотехнологический научно-производственный комплекс – мы можем работать со своими геномами, геномами животных и растений, и это тоже огромный рынок и спрос.

Биоинформатика сейчас расцветает. Тут есть и сложности, с генным модифицированием – исследования проводить можно, а внедрять пока законодательство не позволяет. Хотя сейчас в ходу не модификация генома, а его редактирование, и современный санитарный контроль, призванный распознавать ГМО, сплошь и рядом не в состоянии отличить редактированный геном от нередактированного.

Мы находимся на самом старте развития синтетической биологии – это дело сложное и даже опасное, но в науке всегда есть место риску. Но ведь и ядерные, и космические технологии потенциально опасны и могут применяться в оборонке – на что и смотрят, в первую очередь, политические руководители всех стран.

Вот и новые технологии в области живых систем – это и огромные шансы, и огромные вызовы, и нужно здесь уметь контролировать.

- Какие научные "фишки" могут быть приоритетными для Армении по части развития?

Я считаю, что это – интеллект и креативность. У нас был интересный разговор с Католикосом Гарегином Вторым, и мы сошлись во мнении, что армянская церковь – это не только церковь, но и системообразующая структура для армянского народа. И Католикос показал потолок зала, где написаны портреты армянских святых, и ведь большая часть из них – ученые, он даже назвал их не учеными, а академиками.

Это очень сильная сторона, когда в менталитете соединено воедино и духовное, и рациональное, и научное, и все это работает вместе.

А вообще, чтобы выбрать правильное направление в армянских условиях, нужно брать такие критерии – новизна, перспективность, отсутствие необходимости создания огромных промышленных комплексов (например, гигантского горно-обогатительного комбината). Это информатика, искусственный интеллект (в том числе – так называемый сильный ИИ, которого пока нигде еще нет, но все идет к его созданию). Это фотоника, биотехнологии, экология – она может выстрелить.

Экология сейчас выходит на первый план, и это будет огромный рынок, особенно в связи с климатическими проблемами, имеющимися и грядущими. И Нобелевскую премию ведь в этом году присудили за создание климатических моделей. И эта область потребует сотрудничества многих специалистов – физиков, математиков, вместе со смежными специальностями. У нас сейчас есть совместные программы по озеру Севан, а ведь в России создали цифровую модель Байкала. Здесь нужны светлые головы и креативность.

- Кто из наших соотечественников сегодня вносит свою лепту в деятельность Российской академии наук?

Многие, но я назову самого-самого. Это Юрий Оганесян, человек, именем которого назван элемент в таблице Менделеева – таких примеров в истории всего два, американец Сиборг и наш Оганесян, армянин и россиянин.