Smart- компетенции для жизнедеятельности в цифровой экономике

Ученые ВолНЦ РАН (г. Вологда) ведут поиск путей формирования smart-компетенций, которые помогут современному человеку стать востребованным и конкурентоспособным специалистом на рынке труда. Внедрение smart-образования должно способствовать профессиональному самоопределению и адаптации личности в условиях быстро меняющегося общества в век технологических инноваций

Новейшие технологии и дигитализация социокультурного пространства требуют сегодня внедрения перспективных средств и форм инновационного обучения. Модернизация в производстве, медицине, аграрном хозяйстве, политике и экономике вызвали потребность в формировании нового кадрового потенциала. Поэтому встает необходимость разработать и внедрить в систему образования новые профессиональные программы или перспективные подходы, формирующие цифровую грамотность и smart-компетенции. 

Вологодские ученые проводят исследование в рамках проекта по гранту РФФИ «Smart-образование как вектор развития человеческого потенциала молодого поколения» (2019-2021 гг.). Специалисты представили авторские теоретические и экспериментальные модели по изучению возможностей развития компетенций в образовательной среде. Например, предложили подходы к определению состава smart-компетенций и создали инструментарий для их диагностики.

Максим Александрович Головчин – кандидат экономических наук, старший научный сотрудник лаборатории исследования проблем развития трудового потенциала Федерального бюджетного учреждения науки «Вологодский научный центр Российской академии наук» (ВолНЦ РАН)

Максим Александрович Головчин – кандидат экономических наук, старший научный сотрудник лаборатории исследования проблем развития трудового потенциала Федерального бюджетного учреждения науки «Вологодский научный центр Российской академии наук» (ВолНЦ РАН)

 

Руководитель проекта, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник лаборатории исследования проблем развития трудового потенциала Федерального бюджетного учреждения науки «Вологодский научный центр Российской академии наук» (ВолНЦ РАН) (г. Вологда) Максим Александрович Головчин рассказал, что такое smart-компетенции и как с их помощью возможно формирование нового типа работника в условиях цифровой экономики, а также  чем обоснована необходимость формирования у молодого поколения набора smart-компетенций уже со школьной скамьи и каковы предварительные итоги апробации авторской методики научной команды ВолНЦ РАН.

Существование в цифровом пространстве требует от современного человека компетенций владения smart-технологиями. Это открывает большие возможности для взаимодействия в профессиональных сетевых сообществах, способствует эффективной социализации и дальнейшей самореализации.

Трансформация взглядов на развитие профессиональных компетенций личности в информационном и smart-обществе, по мнению Максима Головчина, «связана с активной практикой преобразования человеком окружающего мира. Еще вчера востребованными были одни профессии, сейчас – другие. К примеру, в «Атласе профессий будущего» (составлен Агентством стратегических инициатив) уже нет знакомых нам типов трудовой деятельности, таких как инженер или учитель, а представлены экоаналитики, моделировщики умной среды, модераторы и тьюторы. Соответственно меняются и требования к профессиям. Ядро компетенций работника «нового типа» – это творческое осмысление своих обязанностей, возможность восприятия новой информации, высокий уровень накопленной квалификации, гибкие навыки (автономность, адаптивность, мобильность, конкурентоориентированность, инициативность). Формирование этих компетенций у будущих специалистов – это самый настоящий вызов для современной системы образования».

В исследовательском поле понятие «smart-компетенции» является неустоявшимся и малоизученным явлением. Теоретики рассматривают его с позиций развития универсальных и профессиональных компетенций.

Вологодский ученый обозначил, какие сегодня преобладают подходы к исследованию smart-компетенции как феномена современного общества:

«Подходов несколько. У нас и за рубежом наиболее популярен традиционный подход. Он предлагает оценивать smart-компетенции с помощью классических педагогических измерительных материалов (тесты, контрольные карточки, тренажеры). Можно сказать, что этот подход всеобъемлюще представлен в Едином государственном экзамене. Второй (технологический) подход является более современным. Он основывается на использовании альтернативных тестам средств оценки – наблюдений, контент-анализа, интервью, бесед, анкетирования, диагностики, портфолио, проектов, кейс-стади и т.д. Альтернативные средства зачастую предполагают качественное и субъективное шкалирование, самооценку, экспертную проверку. В нашем исследовании, ориентируясь на технологический подход, мы реализуем экспериментальную работу».

Какой теории вы придерживаетесь?

«В качестве инструмента оценки был выбран авторский диагностический тест. Сам тест состоит из нескольких тематических блоков:

1) цифровая грамотность: уровень знаний в области манипулирования и создания компьютерных программ, учетных записей, web-страниц; владение языками программирования и мобильными инструментами; личное отношение к различным практикам поведения в сети «интернет» (интернет-буллинг, оперирование личными данными, конфликты в социальных сетях и т.д.);

2) финансовая грамотность: уровень осведомленности в вопросах использования денежных средств, финансовой безопасности, банковских операций; участие в ведении личного и семейного бюджета, планировании расходов, открытии банковского счета, использовании безналичных денежных средств; модели сберегательного поведения и т.д.;

3) исследовательская (проектная) компетентность: личное участие в исследованиях; интерес к научной деятельности и его проявления; временные затраты на научную деятельность и т.д.;

4) коммуникативная компетенция: характер общения с ближайшим окружением;

5) организаторские способности, умение работать в команде: характер отношений со сверстниками; желаемая и реализуемая роль в командной деятельности (руководитель, исполнитель, инициатор) и т.д.

Тест содержит вопросы на самооценку испытуемыми наличия / отсутствия у них базовых и гибких навыков (то, что предусматривает технологический подход).

В ходе интерпретации данные самооценки оцифровываются в виде индексов и кластеризуются по уровням владения оцениваемыми компетенциями», – сообщил Максим Головчин.

Что входит в понятие smart-компетенции личности и чем, по-вашему, вызвана необходимость формирования набора smart-компетенций у молодого поколения на ступени школьного образования?

«Smart-компетенции – это компетенции XXI века, т.е. современные надпрофессиональные навыки и ценностно-целевые установки. Под ними мы понимаем цифровую грамотность (грамотность в использовании новых технологий); ценностное отношение к современным технологиям и интернет-практикам (уровень доверия виртуальной среде, отношение к интернет-буллингу и т.д.); финансовую грамотность (знания в области финансов, личных сбережений и умения ими управлять); исследовательскую грамотность (умение работать с массивами информации); креативность (умение творчески мыслить); коммуникативность и организаторские способности; умение работать в команде. Важно не упустить момент и сформировать подобные компетенции со школьной скамьи, чтобы создать основу для адаптации к оперативному овладению требованиями новых профессий и специальностей в колледжах и вузах», – раскрыл понятие молодой ученый.

Специалисты ВолНЦ РАН считают, что в современном обществе в условиях цифровизации и развивающихся передовых технологий встает необходимость воспитания нового типа интеллектуального работника, совмещающего свою трудовую деятельность с непрерывным познанием и творчеством (в том числе в информационном поле) в режиме саморазвития.

По замечанию Головчина, «старшее поколение, как и цифровое поколение (поколение Z), успешно воспринимает новые технологии, но делает это по-своему. У взрослых слишком выражено эмоциональное восприятие процесса овладения IT, которое намного чаще приводит к стрессам, зависимостям и нетоголизму. Молодое поколение отличает отчужденность и холодность. Для них интернет – это во многом среда обитания. Поэтому можно согласиться с мнением о том, что старшее поколение может остаться эмигрантом в информационном мире. Формирование smart-компетенций вовсе не отрицает схем и инструментов классической школы. Напротив, они формируются в ответ на вызовы времени через сложное взаимодействие традиционных и инновационных форм и практик обучения».

Вологодские исследователи разработали теоретическую модель, чтобы понять, какие знания, навыки и ценности можно объединить в категорию «smart-компетенции».

«Во внешний круг модели входят кластеры: smart-среда и ее инструменты, smart-условия, smart-принципы, объекты мета-влияния (имидж образовательной организации и smart-агенты). Во внутренний – smart-компетенции, которые формируются за счет взаимодействия кластеров. В основе модели лежит smart-обучение как процесс, который совмещает в себе все имеющиеся педагогические и психологические теории с практиками применения электронных технологий», –конкретизировал Головчин.

Модель формирования smart-компетенций.

Модель формирования smart-компетенций.

Источник: Бабич Л.В., Головчин М.А., Мироненко Е.С. Модель smart-компетенций как основа формирования человеческого капитала // Экономика образования. 2021. № 1 (122). С. 4-17

Кроме того, ученые представили оригинальную многомерную модель учащегося, которая будет учитывать индивидуальные различия учеников в зависимости от уровня сформированности smart-компетенций. 

«В рамках модели мы, ориентируясь на подход О.Ю. Свергун, выделили три уровня возможного овладения smart-компетенциями: базовый, автономный и стратегический. Базовый уровень достаточен для участия в процессе обучения, при этом обучающиеся могут испытывать затруднения в выполнении различных образовательных задач и в общении с окружающими. Владея smart-компетенциями на автономном уровне, ребёнок может самостоятельно выполнять образовательные задачи, использовать программное обеспечение, основные финансовые продукты; без посторонней помощи устанавливать причинно-следственные связи; ситуативно проявлять потребность в общении. Стратегический (лидерский) уровень отражает способность влиять на сверстников, ставить амбициозные цели и достигать их, легко адаптироваться к условиям современного мира», – пояснил Максим Головчин.

Авторская методика сотрудников ВолНЦ РАН также направлена на определение уровня владения smart-компетенциями непосредственно в процессе их формирования.

«Мы планируем организовать несколько замеров. На первом (сентябрь-октябрь 2020 г.) мы выявляли начальный уровень владения smart-компетенциями у испытуемых (обучающихся 9-10 классов) в контрольной и экспериментальной группе. На втором этапе (октябрь 2020 г. - май 2021 г.) мы задействуем в проекте только экспериментальную группу; контрольная группа будет получать smart-компетенции в режиме свободного формирования. В этот период на экспериментальной площадке Научно-образовательного центра будет осуществляться воздействие на формирование smart-компетенций в экспериментальной группе. На третьем (окончательном) этапе эксперимента мы второй раз замерим уровень развития smart-компетенций и определим, в какой среде они формируются лучше. В управляемой (специально-созданной) или неуправляемой (свободное развитие)», – отмечает ученый.

Составлено авторским коллективом по результатам 1 замера (сентябрь-октябрь 2020 г.)

Составлено авторским коллективом по результатам 1 замера (сентябрь-октябрь 2020 г.)

 

В качестве экспериментальной площадки для исследования рассматриваются школы в г. Вологда (Вологодская область) и г. Старая Русса (Новгородская область), а также в Научно-образовательном центре ВолНЦ РАН (г. Вологда). Испытуемыми выступают обучающиеся 9-10 классов школ (всего 76 человек). Контрольная группа – обучающиеся обычной общеобразовательной школы; экспериментальная группа – обучающиеся обычной общеобразовательной школы, которые в 2020/21 учебном году проходят дополнительное обучение в Научно-образовательном центре ВолНЦ РАН (академический класс, общегородской факультатив). В роли оценочного инструментария использовался диагностический онлайн-тест, разработанный проектным коллективом.

 Какова на данный момент выявленная оценка уровня сформированности smart-компетенций в группах школьников?

«Апробация пока что прошла в рамках первого этапа исследования. Мы замерили начальный уровень владения smart-компетенциями во всех группах. Стартовые возможности во всех группах оказались примерно одинаковыми, что позволит нам в будущем сделать обоснованные выводы. Большая часть испытуемых (порядка 90%) из экспериментальной группы владеет smart-компетенциями на автономном уровне. Наша задача до мая 2021 года довести этот уровень до стратегического», – уточнил исследователь.

Каковы ваши методические рекомендации по широкому внедрению модели smart-компетенций для воспитания нового типа работника, ориентированного на техническое творчество и креативное отношение к выполняемым обязанностям?

«Окончательные предложения нам позволят сформулировать итоги этапа эксперимента, который будет проходить в этом году. Гипотетически мы предполагаем, что оказываемое формирующее воздействие позволит в экспериментальной группе достичь стратегического уровня владения smart-компетенциями, в отличие от всех остальных. Таким образом, опыт работы Научно-образовательного центра как экспериментальной площадки можно будет применять как передовой и в других образовательных организациях. Мы уже запланировали по итогам нашей работы создать научно-методический сборник с рекомендациями для наших коллег из других регионов», – нацелен руководитель проекта Максим Головчин.

Очевидно, что в условиях smart-общества актуализируются новые формы взаимодействия для получения знаний и встает необходимость постановки вопроса о передовых функциональных моделях для подготовки потенциальных работников с универсальными навыками для решения высокоуровневых задач.

 

 

Фото слайд