Материалы портала «Научная Россия»

Шелковой нитью связаны: в Москве прошел российско-китайский форум

Шелковой нитью связаны: в Москве прошел российско-китайский форум
Как в дальнейшем будут развиваться отношения России и Китая, какие вызовы стоят перед ними и как страны готовы на них ответить? Эти вопросы сформировали повестку дня российско-китайского форума, который прошел 18 сентября в Москве.

Россия и Китай – две страны, которые объединяют прочные отношения: они вместе состоят в таких организациях, как ШОС, БРИКС, поддерживают сотрудничество в торгово-экономической сфере, интенсивно участвуют во взаимном культурном обмене, играют огромную роль на международной арене. Как в дальнейшем будут развиваться отношения двух государств, какие вызовы стоят перед ними и как страны готовы на них ответить? Эти вопросы сформировали повестку дня российско-китайского форума «Москва – Пекин: торгово-экономическое и культурное сотрудничество на Шелковом пути», который прошел 18 сентября в МИА «Россия Сегодня».

Главные дороги Нового Великого Пути

В древности Великий Шелковый Путь соединял Восточную Азию со Средиземноморьем и использовался прежде всего для вывоза шелка из Китая. Сегодня разрабатываются проекты по созданию «Нового Шелкового Пути» – новых сухопутных и морских трасс, которые свяжут КНР с Евразийскими странами. Эта эволюция караванной дороги говорит о том, что «мы живем в эпоху развертывания Шелкового пути», как отметил участник форума Шань Чэнбяо, президент интернет-издания Global Times Online.

Одна из шелковых нитей связывает Китай и Россию – за последние несколько лет экономическое сотрудничество между странами заметно увеличилось: вырос торговый оборот, строится магистральный газопровод для поставок газа из России в Азиатско-Тихоокеанский регион (в том числе и в Китай), страны совместно работают над проектом широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета. Кроме того, российский Центробанк открыл представительство в Китае, а 2016 год был объявлен годом Китая в России.

Во многом толчком для такого стремительного развития отношений послужили знаковые события на высшем политическом уровне: подписание президентом России Владимиром Путиным и председателем КНР Си Цзиньпином договора о «Шелковом пути» в мае 2015-го и, конечно, инициатива программы «Один пояс – один путь». Это предложение объединённых проектов «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского Шелкового пути XXI века» выдвинул Си Цзиньпин в 2013-м году. 

С того момента, когда проекты находились лишь на стадии планирования, прошло почти пять лет, и сегодня инициатива касается десятка стран – а это около 40% населения.

– Инициатива из концепции превратилась в реальность, – отметил на форуме Ху Чжэнюэ, вице-президент Китайской ассоциации общественной дипломатии. – И она приобрела мировое значение.

Усложняется мир – усложняются и задачи, и сегодня для Китая и России, чьи отношения развиваются уже в контексте инициативы «Один пояс – один путь», важно определить новые стратегии сотрудничества. Форум помог определить магистральные векторы развития.

Вектор №1. Торгово-экономическое сотрудничество

Первое место в этом направлении отводится инфраструктурным проектам: логистике и развитию транспортного энергетического потенциала. Работа по заданному вектору уже идет: китайской стороной было предложено создать транспортные логистические коридоры из портов Китая через территорию России, Казахстана, Киргизии и Таджикистана в Европу. Это один из проектов, который в первую очередь выделяет для себя Деловой Совет ШОС, отметил исполнительный секретарь организации Сергей Канавский.

Важную роль транспортных коридоров подчеркивают и другие участники форума, в том числе и Алексей Маслов, руководитель школы Востоковедения Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ «Высшая школа экономики». Развитие инфраструктуры также хорошо встраивается в общую концепцию открытости рынка, широкого доступа к ресурсам.

– Сегодня Россия активно и, на мой взгляд, пока что медленно, но успешно входит в пространство китайской экономики, – считает Алексей Маслов. – Например, развиваются связи в области поставок российской агропродукции в Китай. Есть пока много проблем, много ограничительных квот, но самое главное, пока что большое количество посредников не позволяет выходить российским предприятиям напрямую на китайские рынки.

Это – одна из проблем открытости рынка в рамках новых экономических отношений, которую отмечает участник форума. С этой проблемой связаны и низкая инициативность малого и среднего бизнеса, а также незнание рынков друг друга.

Другим вызовом современности для экономики и торговли стало развитие цифровых технологий. Какие-то компании и государственные структуры успели освоиться на цифровой площадке, другим еще предстоит перенять опыт своих коллег. Корпорации должны выходить в естественную среду населения, которое сегодня совершает множество операций через мобильные устройства, уверен Максим Петроневич, заместитель руководителя Центра экономического прогнозирования ОАО «Газпромбанк». Так, многие банки уже стали доступны потребителям через приложения.

Успешный пример использования интерактивной модели торговли привела Сюй Даньдань, старший вице-президент компании в области электронной коммерции Pin DoDo. Модель эта имеет простую формулу: C2B (потребитель для бизнеса) – модель, при которой потребитель сам формирует спрос. Компания прислушивается к своему клиенту, предлагает ему продукцию в соответствии с его запросами – и в результате снижаются издержки, а на складах не скапливается «залежавшийся» товар.

Вектор №2. Подготовка кадров

Не только в новых технологиях нуждаются компании – в первую очередь они испытывают дефицит подготовленных кадров. Основной камень преткновения – язык. Сегодня в России 175 университетов преподают китайский язык – и в процентном соотношении к общему числу университетов в стране, Россия на первом месте по преподаванию китайского. Однако, по словам Алексея Маслова, не во всех российский вузах этот язык преподается на высшем уровне, а русский язык в китайских школах не так популярен.

Другая сторона вопроса касается подготовки и переподготовки кадров. Россия и Китай участвуют в двух крупных объединениях, которые предназначены для подготовки кадров на широком евразийском пространстве: университет ШОС, который работает с 2010 г., и Сетевой университет БРИКС, начало работы которого запланировано на следующий год.

В этом же направлении работает и Институт Конфуция РГГУ. Главная его задача – выпустить специалистов со знанием китайского языка. «Институт сделал акцент на изучение китайского языка и других дисциплин, связанных с китайской политикой, экономикой, торговым правом», – подчеркнула директор Института Хань Лихуа. Помимо этого, ИК открыл специальные курсы по международной коммерции для тех, кто интересуется китайско-российскими торговыми отношениями, и для тех, чья работа уже связана или будет связана с китайской внешней торговлей и экономической сферой.

Вектор №3. Культурный диалог

Не только экономическое сотрудничество стоит во главе угла российско-китайских отношений, но и гуманитарное. Важно не только знать правовые основы ведения бизнеса в обеих странах, важно не только знать язык, но и понимать менталитет и культуру страны-партнера.

Обеспечить диалог двух культур – одна из главных задач коммуникации. И площадкой для такого диалога должны выступать в первую очередь средства массовой коммуникации. Часть из них – СМИ – успешно справляется с поставленной задачей. Так, с 2012 года выпускается приложение к китайской общенациональной газете "Деловые новости Китая" – "Российско-китайское обозрение" на китайском языке. Этот медийный продукт – результат сотрудничества «Деловых новостей» с «Российской газетой». Кроме того, во многих российско-китайских проектах участвует новостное агентство Sputnik, оно же тесно сотрудничает с китайской социальной сетью Sina Weibo.

Однако межкультурный диалог не должен ограничиваться площадкой СМИ. Чжоу Минвэя, бывшего начальника Управления КНР по делам издания и распространения литературы на иностранных языках, сегодня в книжных магазинах сложно найти литературу о современной культуре Китая или России. И это – один из пробелов в развитии культурных отношений. Необходимо обеспечить обмен аналитических центров, которые изучают современные Китай и Россию, и подготовить специалистов-китаистов в России и специалистов-русистов в Китае – в таком случае, уверен Минвэй, возможно восполнить межкультурные пробелы.

И еще одно предложение – проводить гуманитарные форумы так же часто, как экономические. Они могут стать продолжением межкультурного диалога.

 

ФОТО:  Татьяна Матвеева

китай китайский язык межкультурный диалог проект "шелковый путь" российско-китайские отношения российско-китайский форум торгово-экономическое сотрудничество

Назад

Иллюстрации

Все фото

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий