Еще совсем недавно ориентализм был замкнутой областью, в которой проводились углубленные научные изыскания, но сокровища которой были недоступны остальному миру и скрыты за плотной пеленой времен. Однако пробил час, и именно этой науке, занимавшейся воссозданием прошлого, выпало на долю указать людям новые пути, облегчающие взаимопонимание между двумя великими очагами мировой цивилизации.

Юрий Николаевич Рерих

До недавнего времени историческая наука почти не уделяла внимания кочевым народам. Мы привыкли отмерять историю городами и правителями, границами оседлых стран и историями их войн, не оставляя места находящимся в вечном движении кочевникам, или номадам. Лишь в начале XX в. русский востоковед профессор Юрий Николаевич Рерих напомнил миру, что казавшиеся нам незначительными племена «почти две тысячи лет волна за волной бросали под копыта своих коней могучие цивилизации и порабощали целые народы». В жарком котле Центральной Азии плавились судьбы многих народов, больших и малых. Но как же это происходило?

Портрет Ю.Н. Рериха

Портрет Ю.Н. Рериха

Автор И.Р. Рудзите

Этому вопросу Ю.Н. Рерих посвятил всю свою жизнь, занявшую чуть более полувека между 1902 и 1960 гг. Тибетолог и монголист, выросший в семье, что была знаменита своей тягой к знаниям, он с юношества начал проявлять невероятный интерес к истории и талант к лингвистике. В 15 лет Рерих увлекался египтологией и монгольским языком, в 17 поступил в Лондонский университет на индоиранское отделение Школы восточных языков и тут же привлек к себе внимание познаниями в санскрите — впоследствии Рерих освоит более 30 различных языков, как мертвых, так и живых. В это же время он стал увлекаться народами Средней Азии.

«Из лекции Ростовцева еще раз убедился, что Средняя Азия — это Египет будущего, в смысле археологических открытий. Меня очень заинтересовали татары и монголы, особенно их былины и песни кочевий… Существовали два языка: кушанский и тохарский, причем весьма различные между собою. Быть может, моя конъюнктура окажется чепухой, но для меня она все же представляет интерес и является а problem worthwhile studying (проблемой, заслуживающей всецелого изучения)», — писал он в 1921 г. За последующие два года интерес Рериха к Средней Азии продолжал расти, пока в 1923 г. он не отправился туда в экспедицию.

Портрет Н.К. Рериха

Портрет Н.К. Рериха

Автор С.Н. Рерих

Это путешествие длинной в пять лет в компании его отца — художника Н.К. Рериха и матери — писательницы Е.И. Рерих станет основой для множества статей и научных трудов, которые Ю.Н. создаст впоследствии и которыми будет пользоваться все мировое востоковедение. Там, в тибетских горах между Индией и Монголией, в опаснейших условиях совершались географические, этнографические, археологические и лингвистические открытия. Экспедиции пришлось преодолеть как природные трудности, так и препятствия в виде произвола местных властей и деятельности британской разведки.

Англичане подозревали Н.К. Рериха в пособничестве большевикам и потому сделали все, чтобы он не попал в Тибет. Их караван задержали и обрекли на вынужденную зимовку на высокогорном плато Чантанг, надеясь, что холод и голод убьют их или вынудят вернуться. Но Ю.Н. Рерих к тому моменту уже знал языки местного населения, что позволило группе быстро найти союзников и друзей среди тибетцев, а также сделать одно из важнейших открытий: обнаружить знаменитый «звериный стиль» в орнаментах и убранстве оружия кочевников северного нагорья Тибета.

«За восемь месяцев пребывания среди кочевников хор-па экспедиции удалось открыть ряд предметов, орнаментированных в «зверином» стиле. В каждодневном обиходе у кочевников были найдены всевозможные предметы со ”звериным” орнаментом. Футляры огнив, пояса, фибулы, нагрудные бляхи, ножны мечей и футляры для амулетов оказались покрытыми орнаментом, повторяющим хорошо известные мотивы скифо-сибирского искусства. Тут были и бегущие олени, и антилопы, лежащие лоси, птицы и фигуры фантастических животных, переходящие в чистый орнамент. Все эти находки ясно говорили о древней связи кочевого Тибета с великим искусством областей Центральной Азии. В далеких горных долинах Тибета сохранились воспоминания об этом прошлом. Ни влияние Лхасы, ни мощное культурное давление Китая не сумели уничтожить пережитки древнего кочевого искусства тибетских племен. Тибетец-кочевник еще и поныне вдохновляется окружающей природой и следует канонам ”звериной” орнаментики», — писал тогда ученый.

"Белый камень"

"Белый камень"

Автор Н.К. Рерих

Значение этого открытия выходило далеко за рамки простой «любопытной находки». «Звериный стиль» связывал воедино народы, жившие на огромной территории от Центральной Азии до Скандинавии. Например, образы, найденные Рерихами в Гималаях, можно было отследить в искусстве раннего Средневековья — изображение копытного с повернутой назад головой и подогнутыми под себя конечностями. Становилось понятно, что история кочевых племен неотделима от истории Индии, России, Европы, Китая и других стран. Перед Ю.Н. Рерихом разворачивалось полотно, свидетельствующее о синтезе многих культур: через кочевников германцы оказывались завязаны на индийцах, а славяне перенимали элементы буддизма.

В течение всей последующей жизни Рериха заботила некая «общая картина», в которой различные народы и языки становились частями единого целого. Ученый определяет границы мест обитания кочевников: всю совокупность областей, простирающихся от Кавказа на западе до Большого Хинганского хребта на востоке. Западный Туркестан, Тянь-Шаньская и Алайская горные системы — в этих местах еще в III тыс. до н.э. происходили приручение верблюда и выездка верхового коня. Тут же закладывалась основа для плеяды индоевропейских языков, пока век за веком шло Великое переселение народов, распространялся буддизм. И здесь же кочевые империи раз за разом приходили из ниоткуда, чтобы обрушить свою мощь на соседей, а потом кануть в Лету.

"Гэссар-хан"

"Гэссар-хан"

Автор Н.К. Рерих

«Историки не раз ставили вопрос об истинных причинах этих колоссальных передвижений народов. Только с большой натяжкой можно объяснить миграции тем, что кочевники время от времени должны были искать новые пастбища для своих стад. Верно то, что в процессе этих миграций кочевники могли преодолевать огромные расстояния. Но поиски пастбищ — это не та причина, которая может дать ответ на вопрос об истоках нашествий и завоеваний, не только сотрясавших страны Востока, но и беспорядочным потоком захлестнувших в Средние века сердце Европы. Невозможно добраться до источника этого мощного потока. Мы встречаемся здесь с не объясненным еще феноменом жизни кочевых народов, с новой для нас проблемой психологии ”орды”. Может быть, древние центры великих цивилизаций обладали особой силой притяжения? Психология народов остается еще почти не исследованной областью науки», — размышлял Ю.Н. Рерих.

Вплоть до самой своей смерти в 1960 г. ученый продолжал ставить перед востоковедением сложнейшие вопросы и помогать искать на них ответы. Бесчисленные лекции, статьи, переводы древних текстов, непрерывная работа по изучению народов, информацию о которых приходилось собирать по мельчайшим крупицам, — лишь бы подобраться ближе к истокам мировой цивилизации. Труд, начатый Юрием Николаевичем Рерихом, теперь продолжают современные историки и этнографы. Бескрайние степи Азии все еще хранят множество загадок, и большой пласт древних текстов все еще требует перевода и изучения. Но работа эта стоит того. Ведь именно там, среди кочевников, скрыто то звено, что связывает воедино историю человечества.

Источник фото: музей Рерихов

Источники информации:

1. Рерих Ю.Н. Расцвет ориентализма. Париж, 1923.

2. Рерих Ю.Н. «Звериный стиль» у кочевников Северного Тибета. Прага, 1930.

3. Рерих Ю.Н. Экспедиция академика Рериха в Центральную Азию. Лондон, 1931.

4. Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. Париж, 1933.