Материалы портала «Научная Россия»

Ядовитый мир

Занимательные факты о ядовитом мире флоры и фауны.

«Если кофе и яд, то очень медленно действующий», – сказал, если помните, известный французский писатель Бернар де Фонтенель. В природе существуют куда более быстрые яды. Обо всех не рассказать, но кое-что занимательное о ядовитом мире флоры и фауны мы поведаем. 

1. Прежде всего, покопаемся в словах. Как ни странно, яд – это то что «ядят» и в этом смысле слово «яд» родственно слову «еда». 

2. Замечательный русский филолог и писатель Лев Успенский уверяет, что именовать отраву едой стали, так сказать, из застенчивости. Это так называемый эвфемизм: замена резкого или грубого слова более нейтральным. Подобной деликатностью отличались не только наши предки: у французов, к примеру, слово «пуазон», то есть яд происходит от латинского «potio», что значит «напиток». 

3. Французы правы: многие яды – жидкости. А изучает яды наука токсикология – в переводе с греческого «наука о ядах». 

4. Любознательный ребенок знакомится с ядами в раннем детстве. Он узнает о них из стихов Александра Сергеевича Пушкина. Помните в «Сказке о рыбаке и рыбке»:          
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?»…
Эта самая белена, угодившая в русскую поговорку,  – травка из семейства паслёновых. Она ядовита вся – от корней и до семян, причем характерными симптомами являются галлюцинации и бред, что издавна  подмечено русским народом. Примерно такое же действие оказывают  другое ядовитое растение из семейства паслёновых – дурман. 

5. Знакомство с ядами продолжается и в школе. И не только на уроках биологии. В курсе античной истории детей ознакомят с трагической судьбой  древнегреческого философа Сократа. В 399 году до нашей эры античному философу предъявили обвинения в развращении юношества и непочитании богов. Свободного афинского гражданина не стали подвергать казни, но предписали выпить яду. Долгое время считалось, что Сократ принял настой цикуты, или по-другому, вёха ядовитого, растения семейства зонтичных, одного из самых ядовитых растений в мире. Потом токсикологи тщательно проанализировали диалог «Федон» современника Сократа философа Платона, где тот подробно описывает гибель учителя. И пришли к выводу, что, судя по симптомам, Сократ был отравлен настоем болиголова пятнистого из того же зонтичного семейства.            

6. Знакомить юношество с ядами продолжает тот же Пушкин.     
В пустыне чахлой и скупой,
На почве, зноем раскаленной,
Анчар, как грозный часовой,
Стоит – один во всей вселенной.
Природа жаждущих степей
Его в день гнева породила,
И зелень мертвую ветвей
И корни ядом напоила.
Александр Сергеевич ничуть не преувеличивает:  род анчар (Antiaris) – род деревьев семейства тутовых, произрастающих в тропиках Азии, и сок этих деревьев сильно ядовит. Этот очень ядовитый сок местные жители  издавна применяли для отравления стрел, как, собственно, и описано в стихотворении «Анчар»:
А князь тем ядом напитал
Свои послушливые стрелы,
И с ними гибель разослал
К соседям в чуждые пределы.


7. Упоминания о растительных ядах есть и у Шекспира. В хронике «Ричард II» читаем:
Пономари и те хотят сражаться
И учатся, грозя короне вашей,
Гнуть лук из дважды гибельного тиса...
Одна гибель, которую несет тис, – это лук, который из него гнули. Вторая гибель – это яд, который содержится в древесине, коре и листьях деревьев рода тис (Taxus). Известно, что человека можно отравить, если подать ему вино в резном кубке из тиса. 

8. Безусловно, самый известный яд, которым смазывали наконечники стрел, это кураре. Его получают очень трудоемким способом из коры растения Strychnos toxifera, или стрихнос ядоносный, которое растет в Южной Америке. С давних пор его приготовляли самые старые женщины индейских племен. Яд считался приготовленным хорошо, если в процессе его варки кто-то умирал, а старых женщин было просто меньше жалко.

9. Кураре парализует окончания двигательных нервов всех поперечно-полосатых мышц, то есть обездвиживает жертву и нарушает ее дыхание. Есть мясо животных, убитых стрелой, смазанной ядом кураре вполне можно: при попадании в желудок яд не действует. Напрасно также смазывать им не стрелы, а пули: высокая температура при выстреле разлагает яд. 

10. В тропических лесах южной Азии растет родственник стрихноса ядоносного – вечнозеленое дерево чилибуха, или Strychnos nux-vomica. Семена этого дерева, так называемые рвотные орешки – основной источник ядовитых алкалоидов стрихнина и бруцина.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

11. Ядовитейшее дерево строфант (Strophanthus) растет в Африке. Местное население тоже смазывает его ядом наконечники стрел. Гликозид строфантин, который содержится в семенах строфанта, входит в состав лекарств, поддерживающих сердечную деятельность. Неудивительно: часто лекарств от яда отличает только доза. И тот же стрихнин в терапевтических дозах применяют как тонизирующее средство.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


12. В российских лесах чилибуха и строфант, к счастью не растут. У нас свои растительные яды. Взять, к примеру, волчеягодник обыкновенный (Daphne mezereum). Кустарник с миленькими медоносными розово-белыми цветочками и красными овальными сочными ягодками ядовит весь насквозь. Волдыри на коже, расстройство желудка, тошнота, рвота, судороги – вот неполный список неприятностей, которые ожидают тех, кто пожевал жгучие ягодки. 

13.  Настоящую смертельную опасность таит обыкновенный обитатель русского леса – бледная поганка, или Amanita phalloides. Неопытный грибник легко спутает ее с шампиньоном или зеленой сыроежкой. И никакая варка-жарка не поможет: яд бледной поганки не разлагается при высокой температуре. Примерно четвертая часть гриба вызывает тяжелейшее отравление, чаще всего с летальным исходом. Особая опасность таится в том, что признаки отравления проявляются довольно поздно: иной раз через сутки после роковой еды. 

14. Индейцы Северной Америки, которым тоже известна бледная поганка, точно назвали ее «чашей смерти». И только один человек мог вознести хвалу бледной поганке – это римский император Нерон. Его мать Агриппина отравила бледными поганками мужа, императора Клавдия, и Нерон получил власть.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

15. Ядовита, однако, бывает не только флора, но и фауна. И речь не только о змеях. В лесах Южной Америки скачет симпатичная ярко-желтая лягушка с устрашающим названием ужасный листолаз (Phyllobates terribilis). Листолаз из рода древолазов действительно ужасный: крошечная – длиной не больше 4 сантиметров лягушка – самое ядовитое позвоночное на Земле. Кожа ужасного листолаза выделяет яд батрахотоксин,  который является самым активным из известных ядов. Книга Рекордов Гиннесса сообщает, что взрослая особь лягушки содержит в среднем 1900 микрограммов яда, что вполне достаточно, чтобы убить 1500 человек.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

17. Представьте себе, и на эту ядовитую лягушку находится в живой природе свой любитель: змея костариканский леймадофис поедает ужасного листолаза с удовольствием и без всякого вреда для собственного здоровья. А если батрахотоксин попадает в организм человека, он увеличивает проницаемость мембраны нервных и мышечных клеток для ионов натрия. Нервная клетка перестает проводить импульсы, что в конечном итоге приводит к остановке сердца. Ученые считают, что ужасные лягушки вырабатывают смертельное вещество из практически безопасных токсинов насекомых, которые они поедают: из муравьев, жучков, клещей. 

18. У берегов Северной Австралии беспечный пловец может наткнуться на морскую осу, или Chironex fleckeri. В отличие от своей сухопутной тезки медуза из класса кубомедуз – ядовита и овеяна недоброй славой самого смертоносного из известных обитателей моря. Щупальцы морской красавицы, размером с баскетбольный мяч, сплошь покрыты стрекательными клетками, которые содержат яд невероятной силы. Если медицинская помощь не подоспеет за две-три минуты, яд морской осы парализует сердечную мышцу, и человек погибнет. Что делать, если купаться или заниматься сёрфингом все же хочется? Натягивать колготки на все тело: материал, из которого их изготавливают, является эффективной защитой от морской осы.           

 19. В пустынных и степных районах Земли водятся каракурты (Latrodectus tredecimguttatus) – ядовитые пауки из рода черных вдов. Самцы его практически безобидны для человека, и самки не станут нападать, если их не потревожить. Но если уж потревожишь… Укус каракурта вызывает психическое возбуждение, боли во всем теле, нарушение работы сердца и затруднение дыхания. Яд каракурта не самый сильный среди ядов, которые вырабатывают животные, зато держит рекорд по стоимости: одна унция, то есть меньше 30 миллилитров яда стоит более 2 000 000 долларов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

20. Самка каракурта среди пауков – не чемпионка по ядовитости среди пауков: куда опасней бразильские «бродячие» пауки,  или пауки-солдаты, особенно Phoneutria fera, которые выделяют сильный нервно-паралитический яд. Нынче с ними научились бороться – изобрели эффективное противоядие. 

21. До самого последнего времени считалось, что ядовитых пернатых в природе нет. Но в 1989 году в лесах Новой Гвинеи американские ученые поймали дроздовую мухоловку или по другому, двуцветного питоху (Pitohui dichrous), в перьях и внутренних органах которой обнаружили яд, родственный батрахотоксину, который вырабатывает лягушка ужасный листолаз. Яркая оранжево-черная окраска птички предупреждает мелкую живность: внимание – отравлено! Ученые предполагают, что и питоху вырабатывают токсины из пищи – крошечных ядовитых насекомых. Почему птицы не травятся сами, науке пока неизвестно.

 



противоядие ядовитые животные ядовитые растения яды

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий