Материалы портала «Научная Россия»

0 комментариев 953

Уловить «звучание» национальных литератур

Уловить «звучание» национальных литератур
Исследовать «миноритарные» литературные традиции народов России, чтобы сохранить   многообразное этнокультурное наследие страны - главная задача ученых-литературоведов УдмФИЦ УрО РАН

Исследовать «миноритарные» литературные традиции народов России, чтобы сохранить   многообразное этнокультурное наследие страны - главная задача ученых-литературоведов УдмФИЦ УрО РАН (г. Ижевск). Формирование межкультурного диалога поможет  предотвратить исчезновение «малых» литератур и  имеет решающее значение для современного национального литературного процесса.

Памятники национальных литератур разных народов России воплощают  этническую уникальность и дают представление об этапах и особенностях развития национальных художественных культур. Традиционные устные жанры являются источниками народной мудрости, а письменные профессиональные – отражают  литературное сознание. Особенности национального литературного региона определяются историей, жанровой системой, стилевыми направлениями.

На формирование национальных моделей письменности и литературного процесса оказывает влияние ряд различных факторов, в том числе, социально-исторические предпосылки, уровень развития общественного и художественного сознания, взаимодействия этнических литератур.

Изучение младописьменных, или миноритарных литератур, то есть литературы малочисленных народов, требует особого внимания со стороны экспертов, поэтому находится в сфере исследовательских интересов не только литературоведов, но историков, этнографов, культурологов, социолингвистов. Важно не просто следить за ростом национальных литератур, но и содействовать сохранению их культурного наследия, включающего устное народное творчество и письменную литературу. Через художественные или фольклорные произведения носители языка выражают свое мышление, мировоззрение, религиозные и нравственные представления.

Арзамазов Алексей Андреевич – доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Удмуртского федерального исследовательского центра Уральского отделения Российской академии наук

Арзамазов Алексей Андреевич – доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник УИИЯЛ УдмФИЦ УрО РАН)

Алексей Андреевич Арзамазов – доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Удмуртского федерального исследовательского центра Уральского отделения Российской академии наук (УИИЯЛ УдмФИЦ УрО РАН) (г. Ижевск) занимается исследованием национальных литератур народов России (от Поволжья до Крайнего Севера и Дальнего Востока). Ученый-литературовед подробно рассказал об изучении «малых» литератур и культур, которые находятся на грани исчезновения, в частности, об общих механизмах становления  младописьменных литератур народов России и дал общий анализ состояния национальных литератур, а также отметил литературно-художественные традиции в творчестве некоторых писателей-этнофоров Крайнего Севера.

В чем актуальность литературоведческих исследований, обращенных к художественным традициям народов России, в частности, к национальным литературам (от Поволжья до Крайнего Севера и Дальнего Востока)? Как такие исследования помогают раскрыть многообразие этнокультурного наследия России?

«Как известно, Россия – многонациональная страна. Ее культурное наследие составляют разные народы, на ее художественной карте – множество национальных литературных традиций. Среди наиболее известных национальных писателей, творивших в ХХ столетии, – татары Габдулла Тукай и Муса Джалиль, башкир Мустай Карим, чуваш Петер Хузангай, аварец Расул Гамзатов, балкарец Кайсын Кулиев, калмык Давид Кугультинов, хант Еремей Айпин, удмурт Кузебай Герд и многие другие. Исследование «своих» литератур – естественное и проверенное научным сообществом гуманитарное направление. Но если сфера «своего» доступна для изучения, то «другое», «чужое» воспринимаются как сложная стихия, выход из зоны исследовательского комфорта. И вместе с тем рассмотрение своей литературы в контексте других, не-своих традиций – очень продуктивный подход, позволяющий детально определить ее своеобразие, сильные и слабые стороны. Современное литературоведение нуждается в усилении сравнительно-сопоставительного компонента.

Я убежден, что исследование многообразного этнокультурного наследия России – одна из первостепенных задач, потенциально важнейшая проблема отечественной гуманитаристики. Национальная литература это – сложное и теоретически недостаточно осмысленное художественно-эстетическое, этнопсихологическое, языковое явление. Очевидно, что национальная литература – своеобразная цепочка различных коммуникативных стратегий, как взаимодействующих между собой, так и образующих пространство «разрывов». В отношении «миноритарных» литератур не работают многие привычные для литературоведения методы. К ним должны подбираться «этнографические ключи» понимания», считает доктор филологических наук Алексей Арзамазов.

В теории развития литератур учитывается отношение литературы к национальному языку и истории его письменности. Каждая культура нацелена на  духовные потребности своего этноса. Национальная литература отличается от мировой европейской тем, что она опирается, прежде всего, на свои уникальные традиции.

«Понятие «миноритарный, миноритарная» – количественное, не качественное. Речь идет о литературных традициях малочисленных народов, которые находятся на грани исчезновения. При этом очень важно понимать, что не испорченные большой цивилизацией «миноритарные» литературы представляют значительную мировоззренческую, культурную ценность, располагают уникальными мифологическими символами, сюжетами. Как правило, это литературы «ускоренного развития»: за короткое историческое время они вынуждены проходить, переживать стадии, этапы, которые другие литературы проходят, осваивают столетиями. Полагаю, что «миноритарные» литературы однажды могут вырваться в ранг «больших». «Прорывы», «скачки» возможны благодаря появлению хотя бы нескольких (или даже одного?) больших писателей, поднимающих национальное до уровня общемирового. Примеры «миноритарных» национальных литератур отсылают к большим проблемам народов Крайнего Севера и Дальнего Востока, которые в советские годы были вырваны из привычной колеи, «приручены», «переселены» на рельсы социализма, соцреализма. Мировидение, мирочувствование – сложнейшие, тончайшие категории бытия, которые невозможно в одночасье отменить, перенастроить. История, реальность развития «миноритарных» литературно-художественных традиций – не только предмет литературоведения, но и этнографии, философии. Речь идет о глобальных проблемах обустройства жизни (куда живем!?), о больших цивилизационных «сломах», об ответственности больших народов перед малочисленными, прирученными и в значительной степени брошенными, оставленными наедине с жестоким и прагматичным, деэтнизирующим индустриальным миром», Алексей Арзамазов уточнил понятие «миноритарных» литератур и  раскрыл их универсальную природу и  значение для общемировой культуры.

Название изображения

На фото: новая монография доктора филологических наук А. А. Арзамазова включает в себя работы, в которых выдвигается ряд авторских положений и теоретико-методологических новаций относительно развития национальной (преимущественно удмуртской) литературы. Автор систематизирует, анализирует поиски и проблемы современного удмуртского литературоведения, рассматривает художественное и структурно-грамматическое пространство времени в системе поэзии, исследует «поля» ее мифологической образности, семантические возможности цветовых символов, обращается к феномену творческого перехода с родного языка на русский. Особое место в структуре книги занимает разножанровый «критический корпус», состоящий из эссе, предисловий, рецензий, текстов-реакций.

Книга предназначена для литературоведов-исследователей, специалистов по литературам народов России, финно-угроведов, читателей, интересующихся проблемами художественного творчества.

 

 

 

В одной из работ Вы говорите, что «миноритарные» литературы современной Европы (баскская, шотландская и др.), существующие и развивающиеся в контексте доминирующего «другого» языка, являют собой зону культурного, языкового сопротивления. Тем не менее признаете, что есть уникальные литературно-художественные традиции, сохраняющие свою этнокультурную самобытность, и даже при этом вступающие в диалог с «большой» литературой.

Только ли большие историко-политические процессы (революции, войны, эмиграции) влияют на формирование миноритарной литературы и способствуют завоеванию своего места в культурном мировом пространстве (например, молодая литература на идиш в конце 19-го - начале 20-го столетий успешно завоевала своем место в мировой литературе)?

«Конечно, история, драматические события существенно влияют на литературу. Литература – это субъективный взгляд на макро- и микроисторию, это чутко реагирующая на происходящее «живая» система. Исторический фон всегда стимулирует расширение тем, событий, ситуаций в произведении, усложняет психологию художественной личности. Одним из «усилителей» литературы является война. В литературах народов России военная тема многообразно представлена, например, в чеченской прозе (романы Канты Ибрагимова). Очевидно, что личное переживание трагедии войны может перерасти в уникальный, важный для творческого выражения художественный опыт. Исторические контексты литератур Севера и Дальнего Востока связаны прежде всего с изображением новой действительности – советской и постсоветской. В творчестве многих национальных писателей явлена эта магистральная противопоставленность старого и нового миров. Что касается литературы на языке идиш. Мне кажется, что «обрыв» этого языка, литературно-художественной традиции – огромная трагедия, невосполнимая утрата для человеческой культуры. И в то же время не выраженная полностью, до конца не реализованная художественная энергия идиш помогла обрести себя, выйти на качественно новый уровень ивритоязычной литературе современного Израиля», выразил мнение Алексей Арзамазов.

На Ваш взгляд, только ученые-филологи, этнографы, писатели, должны заботиться о перспективе сохранения языка, культуры, литературы малых народов? Готовы ли сами носители языка реанимировать своё национальное культурное наследие и приобщаться к культуре предков хотя бы на бытовом уровне (через семейное общение на родном языке, фольклорные обряды, предания, сказки, уклад)?

«Сохранение языков, культур, литератур малочисленных народов – очень важная тема, проблема современной цивилизации. Иногда кажется, что ассимиляционные процессы уже невозможно обратить, остановить. «Красная книга» языков регулярно пополняется. «Большие» языки непрерывно экспансируют, зачищая все новые и новые этнокультурные территории. В сохранении языкового и культурного наследия миноритарных этносов должны быть задействованы, заинтересованы разные стороны – этнофоры, не желающие расставаться с языком, культурой своих предков, государство, осознающее важность живой полифонии народов, мировое сообщество, сопротивляющееся унификации, однообразию. В условиях стирающей культуры и языка современности национальному писателю, увы, приходится быть «фотографом», фиксирующим печальную реальность уходящего своего мира. Быт малочисленных народов за последние десятилетия тоже сильно изменился. Ушли в прошлое многие традиционные промыслы, с ними канули в лету и мифологические представления, ритуалы, фольклорные жанры, растворились прежде активно используемые слова. Возможно ли это всё вернуть, реанимировать? Вряд ли. Речь может идти об искусственно воссоздаваемых формах прошлого. Значительно важнее – сохранять то, что есть. Поддерживать миноритарные языки, расширять контексты бытования, звучания национальных литератур», убежден Алексей Арзамазов.

Стремление литературы малых народов к движению мировой литературы проходит через приобщение и освоение других литературных традиций. Например,  в данном случае такой стала русско-советская литературная школа, которая выводила на иной культурный уровень. Подобное влияние у писателей-этнофоров проявлялось как практика двуязычия, использование новой жанровой системы. Так, восприятие роли русского языка как реформобразующего и ориентированность на русский язык у народов Севера не оценивается как неестественное, негативно-субъективное решение в отличие от других «бескомпромиссных» национальных литератур (татарская, башкирская, якутская, калмыцкая литературы, большинство литератур Северного Кавказа). 

В чем заключается такая принципиальная разница и специфика «движения» литературы конкретной культурно-региональной зоны? Почему авторский переход на русский – явление редкое и выступает как знаковый выбор национального писателя?

«Одна из значимых тенденций, характеризующих реальность национальных литератур народов России в начале ХХI века – существенное расширение функций русского языка. Писатели-этнофоры переходят на него по разным причинам. Это и потенциальная устремленность к «большому» русскоязычному читателю, желание оказаться в резонансном поле совершенно другого масштаба. Отсутствие полноценно работающей системы художественных переводов усиливает потребность в русском языке. Речь идет о переформатировании привычных стратегий письма – автор вынужден сам делать подстрочники своих текстов, а позже, увлекшись этой языковой игрой, пробует писать по-русски. Заметим, что многие писатели, манифестирующие себя как национальные, в действительности не очень хорошо владеют языком своего народа. Русский де факто является первым, основным языком, возвращение к родному уже почти невозможно. Среди пишущих на русском национальных писателей существует особая категория авторов, находящихся в плену социокультурных иллюзий: им кажется, что они могут стать значимой частью мира русской словесности, Алексей Арзамазов  объяснил причину обращения  этнофоров к русскому языку, – Интересная ситуация наблюдается в национальных литературах народов Крайнего Севера и Дальнего Востока. Русский на этой обширной этнографической, культурной территории в силу небольшого количества носителей национальных языков, их сильной диалектной раздробленности, поздно возникшей письменности был и остается главным языком словесного творчества. И в этой системе координат авторская ориентированность на русский язык не оценивается как неестественное, негативно-субъективное решение. Для многих писателей, представляющих народы Севера, национальная выразительность художественной словесности не носит специфический языковой характер. Романы классика хантыйской литературы Еремея Айпина, стихотворения ненца Юрия Вэллы, разножанровые произведения нивха Владимира Санги, написанные по-русски и транслирующие историко-культурные сюжеты из жизни своего этноса, прочитываются именно как артефакты национальной литературы. Одна из концептуальных причин обращения национальных писателей Севера к русскому языку, русскоязычному читателю – глобальные экологические проблемы, которые нельзя замалчивать, которые нуждаются в серьезной общественной реакции. Как мне представляется, именно реалии литератур народов Севера свидетельствуют о постепенном расширении понятия «национальная литература».

Что, на Ваш взгляд, характеризует современных писателей-этнофоров Севера и Дальнего Востока? В чем феномен расширения профессионально-творческих компетенций и социокультурных стратегий национального писателя?

«Начнем с того, что современные национальные писатели Крайнего Севера и Дальнего Востока – явление уникальное. Удивительно, что такие люди, художники слова еще остались. Жернова современной цивилизации «перетерли» еще не всех. Они, как правило, ведут огромную работу по сохранению языкового богатства своего народа, собирают, фиксируют уцелевшее. Среди писателей есть и такие, кто пытается достучаться до высоких трибун, призывает к осмысленной взвешенной национальной политике. Национальному писателю в начале ХХI столетия «мало» быть национальным писателем. Политика, общественная деятельность, наука – параллельные литературному творчеству сферы профессионального преломления. Так, известный хантыйский прозаик Еремей Айпин в течение многих лет вел активную политическую деятельность, бурятский поэт Баир Дугаров – известный ученый, специалист по монгольскому эпосу, нивх Владимир Санги отстаивает интересы малочисленных народов в ООН, других всемирных центрах принятия решений», обосновал свою точку зрения Арзамазов.

Одним из векторов научных исследований ижевского ученого является литературное наследие малочисленных народов Крайнего Севера. Это область считается малоизученной экспертами и нуждается в осмыслении эпических традиций, духовного опыта, национального колорита. Писателей-северян отличает специфическое понимание жизни природы и жизни человека.

Традиции юкагирской словесности (литература народов Севера) представляет Николай Курилов – поэт, писатель, публицист, пишущий на юкагирском, русском, якутском языках; автор научных работ, посвященных культуре юкагиров и соавтор юкагирского букваря. Согласно исследованию Арзамазова (статья ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ. ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. 2019. ТОМ 12. ВЫПУСК 8), важнейшие темы поэзии Николая Курилова: утрата этнического облика, родного языка, осознание реальности этнокультурной необратимости. Уникальными, по мнению литературоведа, являются языковые подтексты поэтического творчества Николая Курилова (или русскоязычные вариации юкагирских стихотворений, подстрочники, как сам Курилов называл их), что удается немногим национальным писателям.

В чем выражается национальная художественная традиция Николая Курилова?

Николай Курилов Фото взято из открытых источников

Николай Курилов Фото взято из открытых источников

«Николай Курилов интересен разными гранями творчества. Его стихи пронизаны болью за свой народ, язык. Курилов прекрасно осознает, что он один из последних писателей, творящих по-юкагирски. Еще немного и, увы, юкагирская литературная традиция – одна из наиболее интересных и развитых литератур народов Крайнего Севера – прервется. Каково жить с осознанием такой необратимости? Это постоянное внутреннее напряжение, предчувствие конца. Он чувствует огромную ответственность и перед своим народом, и перед ойкуменой. Поэтому спешит, жадно пробует себя в разных жанрах, видах искусства. Более того, ему мало искусства, он переключается на научную работу – изучает историю юкагирского языка, «погружается» в его этимологические глубины. Курилов в своих стихотворениях пытается наводить мосты между юкагирами и другими народами. Он вполне ожидаемо смотрит через океан, вглядывается в американские берега. Индейская цивилизация кажется ему родственной, он находит у юкагиров и индейцев самые разные точки совпадения. А еще ему интересны японцы, которые, как и юкагиры, «закрыты» от больших эмоций и также созерцают «мерцание» жизни. Эта открытость навстречу другим культурам – важный ключ к пониманию художественного феномена Николая Курилова, – поясняет Алексей Арзамазов и подмечает один важный факт, –  А еще хотелось бы вспомнить примечательный литературный эпизод, демонстрирующий несправедливость восприятия оценки литературы малочисленного народа. Стихотворение Курилова «Родное» («Я узнал, что у меня..») звучит в культовом фильме «Брат 2». Но в титрах было указано совсем другое имя».

Другим примером младописьменной литературы, ставшей объектом исследования Алексея Арзамазова, выступает ненецкая литература. Её отличает  разнообразная система жанров и ненецко-русское двуязычие. Развитие национального литературного процесса отражено большим количеством писателей, таких как Н. Вылка, Л.В. Лапцуй, В.Н. Ледков, Л. Ненянг, А.П. Неркаги, А.П. Пырерка, П.А. Явтысый, Ю. Вэлла.  По словам Арзамазова, «ненецкая словесность на литературной карте России занимает особое место. Это литература, у которой есть будущее. Ненецкий язык, несмотря на нахождение в зоне риска, еще достаточно активно используется. Издаются газеты, журналы, существует ненецкоязычная литературная среда».

В истории ненецкой литературы одно их центральных мест отводится уникальному творческому наследию ненецкого поэта Прокопия Явтысого. Он писал только на родном языке, однако признавал формирующую роль русской литературы и языка в своем творчестве.

«Прокопий Явтысый вызывает исследовательский интерес прежде всего как типичный представитель своего времени, своей национальной художественной традиции. Он писал в советские годы, когда многие актуальные темы замалчивались и на первое место выходили идеологизированные сюжеты. Он воспевал дружбу народов, свою малую родину, ощущал себя человеком великой страны. При этом на фоне ранних стихов особенно заметна его «вспышка» откровенности в годы перестройки. Поэт осознал, что писал «не туда». Среди его поздних творческих сюжетов – опасность потери родного языка, трагедия ассимиляции малочисленных народов», отмечает Арзамазов (подробнее о творчестве в сборнике ЕЖЕГОДНИК ФИННО-УГОРСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ, ТОМ 13 ВЫПУСК 4, 2019).

Не менее значимой фигурой стал этнический ненец Юрия Вэлла (Айвоседа). Многие исследователи-литературоведы и этнологи называют его лесным ненцем, поскольку он всегда стремился всесторонне изучить культуру своего народа и восстановить диалект лесных ненцев. Особенности художественного мира Юрия Вэллы в контексте исследования современного состояния национальных литератур народов Крайнего Севера рассмотрены в новой статье Алексея Арзамазова, которая недавно принята к печати в отечественном рецензируемом научном филологическом журнале ИМЛИ РАН Studia Litterarum.

Ижевский литературовед, анализируя творчество ненецкого поэта, писателя и общественного деятеля, отмечает, что Вэлла является художественным выразителем трех культур и литератур. Но тем не менее ему удалось избежать «языковой ломки», преследующей многих писателей-этнофоров, рискнувших творить по-русски. Своеобразие  его поэтической системы отмечено большими текстовыми объемами в форме верлибра, что связано с выражением взглядов поэта на проблемы индустриального наступления и глобальных изменений экологической миросистемы ненцев – главных тем его произведений.

 Какую роль сыграло творчество Юрия Вэллы в распространении знаний о языке и культуре ненцев?  

Юрий Вэлла                  Фото взято из открытых источников

Юрий Вэлла Фото взято из открытых источников

«На мой взгляд, Юрий Вэлла – один из наиболее интересных национальных писателей современной России. Он писал сразу на нескольких языках – редкий литератор творчески выходит за рамки одного языка. Этнический ненец стал своим у хантов, манси. Вэлла – поэт, живший и писавший наедине со всеми. Невзирая на регулярные апелляции к коллективному (осознанному коллективному-родовому началу, неосознанному советскому), он был абсолютным раненым одиночеством северным индивидуалистом. Отсюда – очень развитое чувство ответственности, вдохновляющее и разрушительное одновременно. Некоторая наивность поэтической картины мира Юрия Вэллы, по-видимому, осознанная художественная стратегия, воздействующая на читателя и повышающая степень драматичности восприятия текстов. В некотором смысле Юрий Вэлла – поэт-артист, понимающий, чего от него ждут читатели и критики, знающий, на какие «кнопки» словесности нужно нажимать,  комментирует Алексей Арзамазов и подчеркивает далее, – Одним из важных творческих сюжетов стала экологическая проблематика. Ненцы, как и другие народы-аборигены региона, оказались заложниками аппетитов нефтедобывающих компаний. Их исконным родовым землям был причинен огромный ущерб. Творчество Вэллы, его поэтическое, гражданское сопротивление нефтяным корпорациям привлекли внимание зарубежных переводчиков. Тексты ненецкого поэта переведены на английский, французский, венгерский, финский, эстонский и многие другие языки».

Какие еще примечательные особенности развития национальных литератур Севера и Дальнего Востока можно выделить?

«В литературах народов Крайнего Севера и Дальнего Востока явлен совершенно особый тип человека, личности, этнофора, живущего, познающего себя и других в экстремальных природных обстоятельствах, климатических условиях. В некотором роде эти люди, литературы олицетворяют форпост мировой цивилизации, ими выработана уникальная система адаптации к сложнейшим внешним реалиям,

Алексей Арзамазов указывает на самобытность и характерные черты, –  Одна из исторических особенностей развития младописьменных северных и дальневосточных национальных литератур – сильные позиции соцреализма. Национальный соцреализм характеризуется выраженным внутренним конфликтом, обусловленным несхожестью мирозданий северных и русского народов. Для «большой» советской литературы характерна парадигма покорения, молодым национальным литературам свойственна философия мирного гармоничного существования с окружающим миром, суровыми обстоятельствами. Герои, личности, явленные в северных художественных преломлениях, не воюют с неблагоприятными условиями, у них нет агрессии, решительно-разрушительного неприятия, они находятся в духовном родстве с природой, Севером. По-видимому, этнофоры, представители народов Крайнего Севера и Дальнего Востока, особенно – творческая интеллигенция, с высоты своей цивилизационной неискушенности неправильно расшифровали ментально-коммуникативный код русско-советской действительности».

Каковы сегодня главные проблемы отражения национального развития в младописьменной литературе?

«Главная проблема отражения – это тот, факт, что художественное отражение всё чаще осуществляется не на родном языке. Огромная скорость потери миноритарных языков не может не волновать. Я задаюсь вопросом – придут ли новые долганские, корякские, ительменские, нивхские писатели, творящие на родном языке? У меня есть большие сомнения на этот счет», – считает ведущий научный сотрудник  УдмФИЦ УрО РАН Алексей Арзамазов.

Очевидно, требуется новый подход к национальным, «миноритарным» литературам в изучении их истории, становления методологии и художественного развития для их дальнейшего функционирования, в конечном  итоге,   действенным формам сохранения и продвижения литературного наследия народов России.

арзамазов алексей андреевич – доктор филологических наук ведущий научный сотрудник удмуртского федерального исследовательского центра уральского отделения российской академии наук удмфиц уро ран

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.