Материалы портала «Научная Россия»

У более трети людей старше 30 лет неверно определен тип диабета

У более трети людей старше 30 лет неверно определен тип диабета
Более трети людей старше 30 лет, у которых изначально диагностирован диабет 2 типа, на самом деле имеют тип 1, что означает, что они не получают правильного лечения, - пишет eurekalert.org.

Более трети людей старше 30 лет, у которых изначально диагностирован диабет 2 типа, на самом деле имеют тип 1, что означает, что они не получают правильного лечения, - пишет eurekalert.org.

Исследование, проведенное Университетом Эксетера, показывает, что 38% пациентов с сахарным диабетом 1-го типа, возникающим после 30 лет, первоначально лечились от диабета 2-го типа (без инсулина). Команда обнаружила, что половине из них был подтвержден неверный диагноз спустя 13 лет.  

Премьер-министр Тереза ​​Мэй - классический случай неправильной диагностики. Первоначально ей был ошибочно поставлен диабет 2-го типа, и она проходила курс лечения с изменением образа жизни и с таблетками, которые не имели эффекта, а затем диагностика был проведена повторно, и диагноз изменен на диабет 1 типа.

Доктор Ангус Джонс из Медицинской школы Университета Эксетера, который руководил исследованием, сказал: «Для людей с диабетом типа 1 прием таблеток и снижение веса не эффективны - им необходимо лечение инсулином. Диагностировать диабет первого типа у пожилых людей очень сложно, потому что у большинства людей этого возраста, будет второй тип, даже если они худые. Наши исследования показывают, что, если человеку, у которого диагностирован диабет типа 2, требуется лечение инсулином в течение трех лет после постановки диагноза диабет, есть высокие шансы, что был упущен диабет первого типа. Поэтому необходим анализ крови, чтобы подтвердить тип диабета и убедиться, что они получают правильный мониторинг, образование и лечение».

В рамках исследования были проанализированы 583 человека, которым после 30 лет был диагностирован инсулинозависимый диабет. Характеристики заболевания сравнивались с другими участниками, у которых инсулин еще производился, а также с 220 лицами с тяжелой недостаточностью инсулина, которая была диагностирована в возрасте до 30 лет.

Диабет 1 типа характеризуется быстрой и серьезной потерей выработки инсулина, поскольку клетки поджелудочной железы, которые производят гормон, подвергаются нападению и разрушаются собственной иммунной системой организма. Люди с этим заболеванием теряют способность производить свой собственный инсулин и поэтому нуждаются в регулярных дозах инсулина для контроля уровня глюкозы в крови либо в виде инъекций, либо с помощью помпы, и, в отличие от многих людей с диабетом 2 типа, не могут управлять своим состоянием исключительно с помощью диеты, физических упражнений и таблеток. Поскольку у них очень высокий риск гипогликемии (низкого уровня глюкозы в крови), они обычно учатся сопоставлять свой инсулин с употребляемой пищей (ведут подсчет углеводов) и могут использовать новые технологии, такие как инсулиновые помпы и непрерывные мониторы глюкозы. Эти методы лечения не прописываются людям с диабетом второго типа, даже если им нужны инъекции инсулина, поэтому постановка правильного диагноза остается важной, даже если человек уже получает инсулин.

Первый автор, доктор Ник Томас из Медицинской школы Университета Эксетера, сказал: «Хотя людям с диабетом 2 типа в конечном итоге может понадобиться инсулин, их лечение и образ жизни сильно отличаются от типа 1. Если люди с диабетом 1 типа не получают инсулин у них может развиться очень высокое содержание глюкозы в крови, и может развиться угрожающее жизни состояние, называемое кетоацидозом. Это означает, что правильный диагноз жизненно важен, даже если лечение инсулином уже начато».

[Фото: Andriy Popov: ru.123rf.com]

Источник: www.eurekalert.org

диабет 1-го типа диабет 2-го типа диагностика диабета сахарный диабет

Назад

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.