Почему многие люди в принципе не доверяют любым прививкам? Чем могут закончиться публичные дебаты Марии Шукшиной и других противников вакцинации с учеными? Насколько эффективно работает информация, которая "подогревает" страх заразиться? Об этом корреспондент "РГ" беседует с доктором психологических наук из Института психологии РАН, профессором РАН Тимофеем Нестиком.

Тимофей Александрович Нестик

Тимофей Александрович Нестик

Фото из архива "Научной России"

Тимофей Александрович, сегодня число вакцинированных в России, где зарегистрирована первая в мире вакцина, около 34 процентов. А ведь у нас высокий уровень образования. Во многих странах, которые вообще не имеют своей вакцины, и где уровень образования ниже, эта цифра перевалила за 60-70процентов. Разные специалисты выдвигают самые разные причины нашего отставания. Каково мнение психолога?

Тимофей Нестик: Действительно, международные исследования показывают, что по готовности вакцинироваться у России показатель один из самых низких в мире. Не сказал бы, что в данном случае мы совсем уж исключительные. Еще до пандемии всплески антипрививочных настроений стали серьезной проблемой, например, для Западной Европы. Сегодня относительно низкий уровень готовности к вакцинации от коронавируса в странах Ближнего Востока, Африки, а также в некоторых европейских странах, таких как Франция, Италия и Польша. И практически во всех этих странах растет не только число привившихся, но и поддержка вакцинации обществом. Сказываются и длительные локдауны, от которых всем хочется поскорее избавиться.

К сожалению, у нас и до пандемии около 30-40 процентов населения с осторожностью относились к прививкам от каких-либо инфекций.

А сейчас какая картина? Опасность ее изменила?

Тимофей Нестик: Убежденных антипрививочников немного, около 10-15 процентов. А среди тех, кто не планирует прививаться от коронавируса в ближайшие месяцы, только 40% старались избегать прививок до пандемии. Так что в основном мы имеем дело не с отказом, а с откладыванием решения. Согласно опросам, две трети в целом одобряют массовую вакцинацию, более половины признают, что необходима обязательная вакцинация для работников отдельных отраслей, но в то же время, по нашим данным, 65 процентов не доверяют вакцинам, считают, что они были разработаны в спешке.

Причин тому много: это и низкий уровень к социальным институтам, и представление о COVID-19 как о заболевании с неизвестной природой, еще непонятными до конца последствиями, и вера в конспирологические теории. Кроме того, более 70 процентов опрошенных нами горожан отмечают, что заявления людей, которые занимают высокие посты, нередко противоречат друг другу, а эксперты высказывают прямо противоположные точки зрения.

В итоге люди приходят к выводу, что верить нельзя никому - ни официальным источникам, ни блогерам. И здесь сработал эффект, хорошо известный психологам: когда человек не уверен в эффективности мер, а СМИ целенаправленно нагнетают тревогу, включаются психологические защиты. Они проявляются в отрицании или недооценке угрозы, а также в поиске конспирологических объяснений происходящего. С весны 2020 года число опасающихся заболеть коронавирусом неуклонно снижалось, а после небольшого всплеска осенью оно снова сократилось до 30-40 процентов к лету 2021 г.

Важно отметить, что разные конспирологические убеждения в той или иной форме характерны для 80 процентов опрошенных нами горожан. Конспирологияпозволяет нам вернуть ощущение контроля над ситуацией и поднимает самооценку: "уж я-то знаю, что происходит на самом деле".

Сказывается также выработанный в ходе нашей эволюции сверхоптимизм. Даже когда кругом все болеют, нам кажется, что именно нас эта беда обойдет стороной. Наконец, когда мы сталкиваемся с новой для себя угрозой, мы как бы приручаем ее, отождествляя с чем-то привычным. Многим кажется, что ковид - это то же самое, что и грипп, и они не хотят обращаться к врачу. Отсюда попытки самолечения и трагические исходы.

Вы говорите о сугубо психологических факторах, но, судя по высказываниям антиваксеров, все проще. Многие прежде всего боятся побочных эффектов вакцины. И вот здесь надо работать ученым, убеждать в безопасности.

Тимофей Нестик: Да, страх побочных эффектов, например, тромбов, аллергии - это самая распространенная причина отказа от вакцинации. Среди жителей российских городов около 80 процентов опасаются непредвиденных последствий вакцинации, а каждый второй верит в мифы, опровергнутые наукой, например, что прививки малоэффективны против новых штаммов коронавируса, что они менее эффективны, чем иммунитет, приобретенный вследствие перенесенного заболевания, что прививки от коронавируса опасны для детей.

Так, может, надо на ТВ устроить дебаты Шукшиной и других противников прививаться с теми специалистами, которые умеют доходчиво объяснить необходимость вакцинации. На глазах многомиллионной аудитории выбить козыри у противников?

Тимофей Нестик: Действительно, такой вариант напрашивается. Но у него есть свои недостатки, на которые, кстати, обращает внимание ВОЗ в своих рекомендациях. Антипрививочники, как правило, выступают очень эмоционально, с конкретными примерами, а сторонники вакцинации - логично, со статистикой, научной терминологией. А наше восприятие так устроено, что лучше запоминается эмоции и простые примеры из жизни. Возникает эффект бумеранга, когда вместо развенчания мифов мы можем получить рост их популярности.

Ну что же вам психологам и карты в руки. Какие можете дать рекомендации по итогам ваших исследований?

Тимофей Нестик: Прежде всего, нужна согласованная позиция экспертов по поводу необходимости вакцинации. В первую очередь - солидарность врачей, особенно на уровне медицинского персонала первичного звена в районных поликлиниках. Здесь недостаточно использовать административную вертикаль или блокировать аккаунты в социальных сетях. Сами по себе запреты и преследования только укрепляют недоверие. Нужно опереться на профессиональные научные, медицинские и журналистские сообщества, а также давать экспертам возможность выработать общую точку зрения перед выходом "в люди". Важно также напоминать, что большинство россиян понимают необходимость вакцинации, что число привившихся с каждым днем растет.

Во-вторых, нужно больше рассказывать о том, как вакцинация организована: людей волнует, не заразятся ли они, ожидая очереди в пункте вакцинации; проверят ли наличие противопоказаний и достаточно ли квалифицированы медики, делающие укол; окажут ли им помощь, если что-то пойдет не так и т.д.

Третье. Как и в каком виде подавать информацию? Надо учитывать особенности человеческого восприятия: угрозы быстро перестают пугать, после начала очередной волны к ним привыкают. Кроме того, страх заболеть хотя в определенной степени и повышает поддержку вакцинации, но может усиливать недоверие к конкретным вакцинам. Бомбардирование цифрами тоже не поможет. Вместо запугивания нужно делать ставку на ответственность за близких, поддерживать уверенность людей в своих силах, в том, что они могут защитить себя и других. Не нужно недооценивать и тем более унижать колеблющихся. Наши исследования показывают, что они не отличаются от сторонников вакцинации ни по уровню образования, ни по потребности в познании. Нужно говорить с ними как с другом, со знакомым. И тут хорошо работают примеры, рассказы своих историй конкретными людьми.

Какие примеры вы имеете в виду?

Тимофей Нестик: Например, вместо фразы "Наблюдается рост числа заболеваний. Пройдите вакцинацию, защитите себя и близких!" дать рассказ человека, который потерял близких. Но при этом обязательно нужны и позитивные примеры, которые вселяют в людей надежду. А тут желательны самые разные варианты, рассчитанные на разные аудитории. Известные, авторитетные люди могут рассказать свои истории. Как и почему они вакцинировались, каковы были последствия. Не менее важны истории простых людей. Они могут рассказать о своих страхах, сомнениях, о том, как проходила сама вакцинация.

Ну и потом, наши исследования показывают, что при решении вакцинироваться для одних важнее тяжесть санкций, для других - подтверждение эффективности в независимых источниках, для третьих - будут ли какие-то льготы и как к этому отнесутся другие, для четвертых - добровольность и наличие выбора вакцин, для пятых - смогут ли они таким образом защитить близких. Нужны разные стимулы, а не один и тот же для всех.

Это касается не только вакцинации. По нашим данным, большинство опасаются появления новых штаммов. Но среди уже сделавших прививку только 59 процентов утверждают, что соблюдают масочный режим, а среди еще не вакцинировавшихся только 22 процента твердо уверены, что будут носить маску после прививки. Очень важно объяснять, почему QR-код не освобождает от соблюдения правил предосторожности.

Среди "анти" есть те, кто готов прививаться, но только зарубежной вакциной. Нашим они не верят.

Тимофей Нестик: Конечно, такую возможность надо дать. Нужно учитывать, что в крупных городах люди уже привыкли к пациентоцентричной медицине, а массовый, обезличенный характер ограничений обостряет чувство отсутствия выбора, побуждает отстаивать свою индивидуальность.

Можно услышать мнение о том, что если какую-то вакцину сделать дефицитной, то спрос на вакцинацию вырастет. Но манипуляции работают недолго и только снижают доверие к государству. Люди сложнее, чем мы о них иногда думаем. Поэтому нужно чаще демонстрировать доверие к гражданам, а выбор эффективных вакцин должен быть самый широкий. И важно прекратить информационные войны, сравнивать и противопоставлять одни вакцины другим.

В целом надо показывать, что только вакцинация вернет нас к нормальной жизни. Можно приводить примеры стран, где несмотря на большое число зараженных, начали снимать ограничения. Логика понятна. Когда у нас много привитых, то даже если мы переболеем, то в легкой форме. Словом, коронавирус станет обычным явлением, с которым можно жить.

Иллюстрация из материала РГ 

 

Источник: Российская газета

Фото на главной: Серей Михеев, Российская газета