Материалы портала «Научная Россия»

0 комментариев 1061

«Радиолюбители – народ дотошный». Интервью с Е. Суховерховым

Радиолюбительство было очень популярным хобби. Продолжает ли кто-то это дело сейчас, и есть ли у этого направления будущее? Рассказывает Евгений Суховерхов, руководитель музейного комплекса радиоэлектроники
Евгений Васильевич СуховерховАвтор фото: Николай Малахин / Научная Россия

Евгений Васильевич Суховерхов
Автор фото: Николай Малахин / Научная Россия

Радиолюбительство было очень популярным хобби. Продолжает ли кто-то это дело сейчас, и есть ли у этого направления будущее? Рассказывает Евгений Васильевич Суховерхов, руководитель музейного комплекса радиоэлектроники, что расположен в здании колледжа связи №54 им. П.М. Вострухина. Евгению Васильевичу недавно исполнилось 80 лет, более 40 лет он собирал уникальную коллекцию радиоэлектроники для музейного комплекса. История музея весьма извилиста. Для того, чтобы собрать сообщество радиолюбителей и расположиться наконец там, где, по-видимому, самое место, музей несколько раз переезжал, оказывался «не у дел». Основателю каждый раз приходилось перевозить ценные экспонаты в нескольких грузовых машинах и заново искать для каждого своё идеальное место. Но радиолюбительская дотошность и настойчивость в достижении цели взяли своё.

Евгений Васильевич, расскажите, пожалуйста, историю создания музейного комплекса.

– История создания этого музея очень интересная. Раньше существовал Центральный радиоклуб СССР имени Эрнста Теодоровича Кренкеля. Я там работал. Последняя моя работа заключалась в том, что я был заместителем начальника этого радиоклуба, руководил техническим отделом. В техническом отделе мне удавалось собирать различную аппаратуру. Вначале просто так, а потом я подумал, что надо собирать для того, чтобы создать музей. Так получилось, что в течение определённых лет скопилась аппаратура. Главными экспонатами были экспонаты, которые нам передали родственники умершего Э.Т. Кренкеля – радиста, радиолюбителя, Героя Советского Союза. С него всё и началось. Центральный радиоклуб работал как подразделение ДОСААФа. ДОСААФ – был базой, которая снабжала  радиоклуб всем, чем нужно было. Потом ДОСААФ преобразовался в РОСТО, а ему Центральный радиоклуб оказался ненужным. Его закрыли. И мне пришлось спасать музей. Здесь начинается дальнейшая история.

Вначале экспонаты отправили в одну из школ –  им. В.В. Талалихина. Прошёл год, музея не стало. Там сложили экспонаты, которые стали гнить. Я создал комиссию из радиолюбителей, и мы стали искать выход из положения. В конце концов, попали в Центр образования №1685, директором была Наталия Ивановна Дикарева, где музей получил достаточно большое развитие. В это время в Москве радиоклуба не существовало, в качестве радиоклуба использовался наш музей. Там собирались радиолюбители, и, естественно, они приходили не с пустыми руками: приносили какую-то аппаратуру, в том числе военную и бытовую.

Я посмотрел и увидел три направления: радиолюбительская техника, военная техника, бытовая техника. Тогда появилось решение «разбить» фонд на три музея. Через департамент образования эти три музея были зарегистрированы, в этой школе нам выделили достаточно большую площадь, где мы создали  три музея.

Но и школу 1685 закрыли. Опять нам пришлось всё собирать, грузить. Я долго не мог найти, куда деть этот музей, потому что нам нужно было примерно 150–200 кв. метров, а нам предлагали 40-50, в конце концов, мы познакомились с администрацией колледжа №54.

И здесь тоже история! Нам выделили актовый зал на Дубровке, мы провели там реконструкцию этого актового зала, получился музей – «изюминка». И представьте себе, и года не проработали, как у колледжа связи это здание отобрали. И нам снова пришлось демонтировать музей и перевозить его. Спасибо директору колледжа И.А. Павлюку, который предоставил нам целый этаж в другом здании колледжа. Чтобы перевезти все экспонаты, потребовалось почти 20 грузовых машин. Там нам выделили целый этаж, его пришлось переоборудовать, сняли двери, установили арки, чтобы это было похоже на музей. Что интересно! – сколько мы натерпелись, но в конце концов, получили лучший вариант. Потому что мы попали в колледж связи. Музей у нас радионаправления, поэтому мы попали туда, куда нужно.

Сейчас здесь как раз обучаются студенты в этом направлении: и радиосвязь, и радиоэлектроника, и вычислительная техника, и, конечно, я сейчас немного успокоился. Сейчас это трудно вспоминать.

Наш музей комплексный, он содержит: центральный музей радиолюбительства Э.Т. Кренкеля – главный музей, музей истории военной техники связи и музей бытовой радиоэлектроники. Правда в этом есть некоторая трудность: музеев много, а дети уже через полчаса устают, поэтому приходится здесь бегать и всё быстро показывать.

Запись интервью в зале бытовой электроники музейного комплексаАвтор фото: Николай Малахин / Научная Россия

Запись интервью в зале бытовой электроники музейного комплекса

Автор фото: Николай Малахин / Научная Россия

Экспонаты зала бытовой электроники музейного комплексаАвтор фото: Николай Малахин / Научная Россия

Экспонаты зала бытовой электроники музейного комплекса

Автор фото: Николай Малахин / Научная Россия

Евгений Васильевич, вы сказали, что ваш музейный состоит из трёх частей. В какой части мы сейчас находимся, и что посетители могут здесь увидеть?

– Сейчас мы находимся в музее бытовой радиоэлектроники, это самый большой музей по численности экспонатов. Здесь мы можем увидеть и радиоприёмники 30-х годов, ламповые приёмники, их большое количество, приёмники на полупроводниках, микросхемах, проигрывающие устройства, катушечные, кассетные, дисковые магнитофоны, телевизоры, телевизионная техника, кинотехника, вычислительная техника. Всё это здесь представлено. Кстати, достаточно много экспонатов в рабочем состоянии. Их мы можем иногда включать.

Ещё до интервью вы рассказали нам, что все экспонаты музейного комплекса собирались около 40 лет. Подскажите, как они появились у вас, просто люди приносили их к вам, или какие-то экспонаты вам приходилось выкупать, собирать из различных деталей?

– То, что вы перечислили, всё это было. В Центральном радиоклубе мы собирали, в основном, военную технику, и технику радиолюбительскую. Бытовая техника уже появилась позже, когда мы «развернулись» в школе 1685, когда радиолюбители туда приходили, как в клуб. Тогда у нас стала появляться бытовая техника.

Были случаи, когда мы за какие-то условные цены покупали, или менялись. Но в основном –  дарили. Поэтому я считаю радиолюбительским достоянием весь фонд наших трёх музеев.

А есть ли среди всего музейного комплекса для вас какой-то наиболее любимый экспонат, который вы считаете «жемчужиной» коллекции?

– Вы знаете, у нас здесь очень много таких экспонатов. Но любимый экспонат-приёмник у меня «Москвич». Это такой маленький приёмник, который выпускался в 50-е годы, когда я был совсем молодым радиолюбителем, и с которого у меня началась радиолюбительская деятельность. Я этот «Москвич» превратил в радиопередатчик, был радио-хулиганом, поэтому он мне дорог как память. Это –  любимый. Но, конечно, каждый экспонат имеет свою особенность и историю.

"Москвичи"Автор фото: Николай Малахин / Научная Россия

"Москвичи"

Автор фото: Николай Малахин / Научная Россия

Из всего ли радиолюбители могут создать радиоприёмник? Я читала, что радиоприёмник можно сделать даже в коробке из под монпансье.

– Один из разделов центрального музея – музей радиолюбительства. Он полностью из самодельных радиоприёмников, радиостанций и так далее. Там можно увидеть экспонаты от простейших устройств до сложных трансиверов. Трансивер – так называется радиостанция, где используются общие блоки. Наш музей отличается тем, что имеет большую коллекцию этих трансиверов, т.е. самодельных радиолюбительских изделий, которые по своим характеристикам иногда, бывают лучше, чем многие японские и другие изделия. Может быть, внешне они оформлены похуже, но по характеристикам (таким как чувствительность, избирательность и другим) они иногда превосходят. Потому что радиолюбители – народ дотошный. Они сделают дело, а потом постоянно его переделывают, улучшают, читают какие-то схемы, делятся идеями между собой и, в конце концов, у них получается шикарный, чувствительный аппарат. Но это было. Это уже прошло.

Сейчас радиолюбители рассуждают немного по-другому. Чтобы изготовить аппарат, нужно было очень много времени, до нескольких месяцев, а сейчас они говорят: «мы за неделю заработаем деньги и купим японский аппарат и будем на нём работать». Так оно и происходит: всё, что они делали раньше ушло в историю, и сейчас практически у каждого радиолюбителя есть импортный аппарат, который имеет хорошие характеристики, стабильность частоты, а это важно, потому что с помощью этих приёмников происходит ещё и цифровая связь. Раньше была работа телеграфным ключом, микрофонами, а сейчас радиолюбители используют и цифровую связь. Между прочим, разновидностей цифровой связи достаточно много и она очень интересная. Есть такие связи, когда сигнал еле слышно, но, тем не менее, информацию можно принять.

Экспонаты зала радиолюбительской техникиАвтор фото: Николай Малахин / Научная Россия

Экспонаты зала радиолюбительской техники

Автор фото: Николай Малахин / Научная Россия

Ещё я хочу заметить, раз мы говорим о радиолюбителях, радиолюбительский мир – это самая надёжная система для оповещения в случае какой-то чрезвычайной ситуации. Потому что их очень много, они сидят в наушниках и могут работать между собой.

"Интернет или какую-то другую связь могут отключить, а всемирную радиолюбительскую сеть не отключишь!"

Так было, например, при землетрясении в Армении… Случилось ужасное, и там не стало никакой связи. И вот, из нашего Центрального радиоклуба туда послали радиолюбителей со своими радиостанциями. Оттуда они осуществляли связь с родственниками, сообщали им, где что случилось, адреса и так далее. И сейчас мировая радиолюбительская сеть существует и будет существовать всегда. И её не выключишь!

Работа такая: допустим, человек получил информацию, её нужно передать, но если нельзя напрямую, он передаёт другому, другой передаёт третьему и, наконец, последний передаёт информацию туда, куда нужно. И всё это возвращается – это и есть радиолюбительская сеть.

Раньше радиолюбители развивали радиотехнику, начиная с 30-х годов. Тогда проходили всесоюзные радиовыставки, которые организовывал Центральный радиоклуб. Со всего Советского Союза на ВДНХ они привозили свои аппараты. Радиовыставка имела около 15 разделов: медицинская, бытовая, выставка детского творчества и так далее. Это было интересно для специалистов, которые работают на заводах и институтах. Они приходили на эти выставки и, порой, встречали то, что их удивляло, что им надо было, они заключали договоры с радиолюбителями и делали какие-то поправки. Таким образом, радиолюбители вносили свою лепту в развитие радиоэлектроники в нашей стране.

Коллективная радиостанция. Автор фото: Николай Малахин / Научная Россия

Коллективная радиостанция. 

Автор фото: Николай Малахин / Научная Россия

Евгений Васильевич, в вашем музейном комплексе есть собственная коллективная радиостанция. Любой ли желающий может к ней подключиться, и продолжаете ли вы с её помощью что-то вещать?

– Коллективная радиостанция – это такая радиостанция, где под наблюдением начальника этой радиостанции любой может проводить сеанс связи. Даже, когда придёт посетитель музея, он может сесть за радиостанцию и под наблюдением, по подсказке руководителя, может проводить связь.

Коллективных радиостанций у нас в стране очень много. Если есть радиоклуб, то в нём обязательно есть коллективная радиостанция. Многие школы имеют коллективные радиостанции, в отличие от индивидуальных. Индивидуальная радиостанция закреплена за каким-то конкретным человеком, который имеет свой позывной и работает индивидуально. Наша радиостанция, как-бы, гостевая: если тот, кто приходит к нам в гости, желает, то он может поработать на радиостанции.

экспонаты зала музейной радиотехникиАвтор фото: Николай Малахин / Научная Россия

экспонаты зала музейной радиотехники

Автор фото: Николай Малахин / Научная Россия

В вашем музейном комплексе есть ещё третья часть – часть, посвящённая военной технике связи. Какие там представлены экспонаты?

– В музее истории военной техники и связи у нас есть много интересных экспонатов: есть даже экспонат, который нам недавно принёс радиолюбитель: самодельный приёмник, который изготовили партизаны в белорусских лесах для того, чтобы слушать передачи Информационного бюро из Москвы. Потому что как делали фашисты: заняли какую-то деревню, село и всем говорили: «Всё, мы победили, Москва взята» – врали. А партизаны слушали Москву и всем говорили правду: расклеивали листовки, партизаны есть партизаны… Они доводили до всех правду. Это большое дело! Представьте, если бы не они, все бы думали, что «мы проиграли, Москва под фашистами», а так, люди знали, какой город освободили, что наши солдаты перешли в наступление: у них есть дух, они живут, они продолжают надеяться, что всё хорошо кончится, как оно и получилось.

Такой экспонат у нас есть и он не один. У нас много экспонатов, которые работали во время войны. Есть целые истории, например, радиостанция «Север», её ласково называют «Северок». У нас была ветеран войны – женщина, которая была молодой девочкой во время войны. Представьте себе, её с этой радиостанцией с самолёта забрасывали в тыл врага на парашюте. Сама радиостанция маленькая, но питание очень тяжёлое. Её обнаружили фашисты, гнались за ней, но своё задание она выполнила – она сообщила все данные и осталась жива. Это только один эпизод, а таких эпизодов множество.

Евгений Васильевич, а зачем заниматься радиолюбительством молодёжи сегодня. Нужно ли им такое новое хобби, про которое раньше они, может быть, не знали?

– Всё время, когда у нас бывает молодёжь, это сейчас эпидемия, никого нет, но если бы вы пришли в это время в прошлом году, вы увидели бы здесь очень большую толпу школьников. Когда мы проводим с ними занятия, то всегда говорим, что радио – основа всего. Надо знать, как оно образовалось, для того, чтобы полюбить его и зауважать. А для того, чтобы полюбить и зауважать, нужно попробовать. Может кто-то из вас захочет стать радиолюбителем?

А кто такой радиолюбитель? Вы знаете, есть такая скороговорка: Авто-мото-вело-фото-кино- радио-монтёр. Вот кто такой радиолюбитель. Он может сделать любой ремонт: и сантехники, и радио, электрические чайники, и холодильники, стиральные машины. Он всё может, поэтому радиолюбитель – прежде всего, технический человек, который может всё, и если что-то делает, то старается довести до конца. Но чтобы стать радиолюбителем нужно иметь терпение. Сначала неинтересно: сначала начинаешь что-то паять, что-то не получается – бросил... А ты допаяй эту конструкцию, закончи, доведи ее до того, чтобы она издавала какой-то звук – тебе станет интересно, увлекательно, ты захочешь что-то ещё собрать, будешь применять какие-то инструменты и, в конце концов, будешь мужчиной в семье, который всё может.

А бывают ли радиолюбителями девушки?

– Да, бывают, но достаточно редко. Когда мы работаем в эфире, когда раздаётся женский голос, сразу возникает так называемый «Пай-лаб» (радиолюбительское выражение), когда много радиостанций набрасывается на одну радиостанцию, чтобы провести с ней связь. Она слушает и, кого лучше услышала, тому отвечает, и так далее. Женский голос для нас, радиолюбителей, определённая радость, как, в принципе, и в жизни.

Большое спасибо, Евгений Васильевич, за интервью. Было очень увлекательно, я надеюсь, что после  длительного перерыва из-за пандемии к вам в музей продолжат приходить новые лица, молодёжь и все, интересующиеся радио.

 

 

Евгений Суховерхов вклад радиолюбителей в науку коллективная радиостанция музейный комплекс радиоэлектроники радиоклуб радиолюбители радиоприемник

Назад

Иллюстрации

Все фото

Социальные сети

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Информация предоставлена Информационным агентством "Научная Россия". Свидетельство о регистрации СМИ: ИА № ФС77-62580, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 31 июля 2015 года.